Библиотека

"Ценная собственность". Автор - Царапка.

Название: «Ценная собственность»

Автор: Царапка (Шмель)

Рейтинг: NC-17

Жанр: клубничка

Герои: Анна, Владимир

 

- Итак, сударыня, как долго мне терпеть Ваши капризы? - развалившись в кресле, обратился молодой барон Корф к вошедшей в кабинет изящной особе.

- Простите, Владимир, я действительно чувствую себя нездоровой. Позвольте позвать врача, меня мучает головная боль, - сдержанно ответила Анна.

- Кажется, Вы забываетесь, - бывший поручик гвардии, ныне сельский помещик и владелец богатого имения, не соизволил принять объяснений.

- Вам не угодно доверять мне? - на точёном лице не дрогнул ни один мускул.

- Вы забываете о послушании, первейшей из Ваших обязанностей, - усмехнулся барон, - Вас следует проучить.

- Каким образом? - Анна старалась не выдать испуга, слишком хорошо ей был известен вспыльчивый нрав законного повелителя.

- Я сам займусь Вашим лечением, - Владимир лёгким движением поднялся, взял красавицу за руку и решительно повёл за собой.

- Как прикажете понимать это? - забеспокоилась Анна, смущённая любопытным взглядом встреченной служанки, - Сейчас пост, будьте сдержанны.

- Боюсь, моя дорогая, я не отличаюсь большой щепетильностью в соблюдении канона, - он нахмурился, - А ты сегодня не на шутку вывела меня из себя своими увёртками, так что к своим обязанностям приступишь немедленно.

- Каким обязанностям, барин? - Анна не противилась, но постаралась, чтобы в голосе слышалась насмешка, - После того, как Вы выгнали управляющего и возложили на меня ведение расходных книг, я делаю записи, не пропуская ни одного дня.

Молодой человек не ответил, втолкнув добычу в небольшую баньку, оказавшуюся жарко затопленной.

- Раздевайся! - приказ был отдан без тени улыбки.

- Что Вы затеяли? - сдвинутые брови и низкий голос этого человека повергли Анну в знакомый трепет.

- Вы, сударыня, для начала хорошенько попарите меня, - теперь барон ухмылялся, сбрасывая рубашку, - Или обязанности банщицы ниже Вашего достоинства?

- Но...

- Вам не привычно? Что ж, понимаю, общая баня входит в обычай крестьян, но особу Вашего происхождения это смущать не должно.

- Вы хотите...

- Раздевайся, иначе я сам сорву с тебя платье! - требовательно прикрикнул барон, тут же ухмыльнувшись, - Кстати, отличная мысль, - он протянул руки к шнуровке корсета.

Анна, не говоря больше ни слова, выполнила приказ. Мужские глаза оглядели ладное хрупкое тело, явно довольный своей собственностью хозяин открыл дверь парной, жестом приглашая красавицу проследовать внутрь. Анна повиновалась.

Барон улёгся на верхнюю полку животом вверх и лениво бросил.

- Что стоишь? Вон там веники.

Первые удары были довольно щадящими. Новоиспечённая банщица, хорошенько размочив берёзовые ветви в горячей воде, осторожно стегала мускулистое тело, пока мужчина не перевернулся.

- Можно покрепче, - Владимир положил голову на руки и насмешливо глядел на обнажённую женщину рядом с собой.

 

Анна хлестала его по спине, сначала, вопреки позволению, легко, но потом разошлась. Вот сильные руки, столько раз бесцеремонно сгребавшие её, даже при жизни отца юный наследник не стеснял себя с крепостной воспитанницей, вынужденной прятаться и держать наготове булавку. Крепкие плечи, лениво расслабленные, но готовые напрячься, широкая спина. Анна не замечала, что каждый удар наносит сильнее, вкладывая в него все обиды, и застарелые, и недавние. Вот тебе за твои вечные насмешки, за приказы, за то, что снишься, когда о тебе не хочется думать, за то, что красив, что знаешь - тебя не забыть, за то, что играешь со мной, ухаживая за другими и наслаждаясь моей ревностью, в которой мне нельзя признаваться. Негодяй, бесстыжий, бессердечный, безжалостный! Хруст веток заставил Анну очнуться. На венике почти не осталось листьев, а теперь ломались и прутья. Спина барона была покрыта следами порки, кое-где виднелась кровь.

Анна растерянно коснулась ранки:

- Господи, что я наделала...

- Пустяки, - барон сел, затем спустился, вылил на себя ушат тёплой воды и плеснул из ковша на раскалённые камни. Пар обжёг нежную кожу смущённой женщины, попятившейся, всё ещё не выпуская веника.

- Ложись теперь ты.

- Что Вам угодно? - Анна не сводила с  Владимира расширенных глаз.

- Всего лишь попарить тебя. Не бойся, - усмешка, - Не так старательно.

Ей ничего не оставалось, как лечь на полку лицом вниз, надеясь, что господин не разгневан. Барон бережно отвёл со спины Анны золотистые волосы, протёр губкой гладкую белую кожу и почти ласково постегал свежим веником лежащее тело, от плеч до маленьких стоп, перемежая удары короткими поцелуями.

- Перевернись.

Анна села, прикрывая рукой грудь.

- Здесь нельзя.

- Знаю. Не беспокойся, я не стану портить свою самую ценную собственность.

Молодой человек взял мокрую губку, провёл ею сначала по шее красавицы, затем ниже, играя с пышными полушариями, его рука двинулась к животу Анны, стиснувшей зубы, чтобы не застонать.

- Нравится? - в голосе барона слышалось удовлетворение, - Я знал, что тебе придётся по вкусу, моя снежная королева.

- Бесстыжий... - только и смогла прошептать Анна.

- Безупречный логический вывод, делающий честь Вашей наблюдательности, дорогая, - похвалил мужчина, приблизив губы к самому ушку, заодно куснув мочку.

Анна чувствовала тысячи иголок, заставляющие дрожать её тело и отнимающие волю. Повиновение, он хочет повиновения, он всегда получает, что хочет...

 

Мужчина, уверенный в победе, не торопился. Полные губы ласкали соски, язык слизывал текущую с них влагу, а руки... Анна не думала о том, что делают его руки, предаваясь их власти. Прекрасная пленница забыла обиду и сдержанность, следуя каждому движению повелителя, уверено распластавшего её на банной полке и взявшему всё, что может дать женщина. Владимир любовался запрокинутым в истоме лицом, покусывал пухлые губки, постанывал, когда в ответ в его спину впивались маленькие коготки, сознательно причинял Анне боль, от которой трепетали ресницы над прозрачными глазами, умеющими так хорошо скрывать чувства - но не сейчас. Струна женского тела, прозвенев от последнего умелого прикосновения, стихла, позволив мужчине оставить её, но лишь для краткого отдыха.

Следующий танец начала Анна, со сверкающими глазами вспорхнувшая на колени барона, лихорадочно целуя его лицо, шею, плечи, щекоча внизу живота и захватив в плен скоро восставшую плоть. В этой скачке бесстыжей была названа женщина, ослабевшая, содрогнувшись на вершине наслаждения, и без сил прильнувшая к победителю.

---

- Я больше не услышу жалоб на головную боль, ma cherie? - спросил Владимир с добродушной усмешкой.

- Если не будешь чрезмерно любезен с этой пустоголовой модницей из Москвы, - в тон ему ответила баронесса.

- Ревнуешь... - проворчал молодой человек, - Я запретил тебе ревновать. Впрочем, вышло забавно. Ничего не люблю больше, как наблюдать превращение госпожи Безупречность в госпожу Дикая кошка.

- Володя, - Анна смотрела на мужа смущённо и виновато, - Я действительно устаю, ведь вставать приходится каждую ночь.

- А кто и слышать не захотел о кормилице? - парировал барон, - И если не управляющего, то хотя бы секретаря найми, - он плотнее прижал жену к себе, - Такую ценную собственность нужно беречь.

- Ты весьма рачительный хозяин, - усмехнулась дама, ровным дыханием вновь волнуя мужчину.

- Конечно, затем и женился, - довольно хмыкнул Владимир.

- Это я женила тебя на себе, - возразила баронесса.

- Неужели? - повелитель приподнял брови, - Ты всегда делала то, что нужно мне, даже если сама полагала иначе.

Анна не спорила, отдыхая в объятиях мужа, полную власть которого над собой признавала, втайне своей собственностью считая его. Через несколько минут они встали, ополоснулись, и барон завернул благоверную в пушистое полотенце. В небольшой комнатке рядом с парной приготовлено было чистое бельё для обоих и накрыт стол к чаю. Почувствовав голод, супруги охотно принялись за блины.

- А ведь сегодня постный день, дорогая, - насытившись, подразнил Анну барон.

- Уже оскоромились, к тому же мне можно не соблюдать пост, пока я кормлю Ванечку, - не позволила себя подловить баронесса.

- Как бы я без тебя скучал, маленькая лицемерка, - потянулся Владимир, - А в баню теперь всегда ходить будем вместе.

КОНЕЦ

 

Небольшое послесловие. Захотелось поклубничить. Собственно, вот и главное объяснение. Соус хозяин - невольница в общем неплох, но разбираться с будущими матримониальными отношениями лень и повтор, так что я позаимствовала Алин канарский приём. Думала, как преподать такую сценку, ввернув Аннин лёгкий испуг и не разу не упомянув юридических отношений сладкой парочки. В результате представила себе персонажей из «Двух разговоров», остальное пошло как по маслу.