Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Страсти на ёлке или "История игрушек". Автор - Nayada.

Название: Страсти на елке, или «История игрушек»
Фандом: Бедная Настя
Рейтинг: PG
Жанр: шутка
Пэйринг: традиционный
Примечание: Новогодний подарок от Снегурочки 2016.


Владимир Иванович Корф всегда был главной елочной игрушкой. Каждый год маленькая Леночка сама вставала на стульчик и вешала деревянную миниатюрную куклу на самую красивую еловую лапу, самую центральную, видную со всех сторон в большой гостиной. Корф выглядел умопомрачительно щеголевато — белый мундир, аксельбанты. Ножки и ручки Владимира беспомощно подрагивали, когда девочка раскачивала его пальчиком и с придыханием шептала «Корфик, миленький, как же я тебя люблю». От этих слов Владимиру хотелось взвыть, но он боялся испугать свою хозяйку и лишь снисходительно посверкивал нарисованными серо-томными глазами. Значения этого взгляда маленькая девочка не понимала. Ей нравилась непокорная черная челка из синтетических волокон. Лена частенько пыталась Владимира причесать. Тот терпел, неслышно скрипя зубами. Он был готов стерпеть многое, лишь бы его повесили на елке рядышком с одной особой. А после праздника положили бы в одну коробку с ней, желательно, завернули бы аккуратно в одну бумажку, и тогда он провел бы с этой дамой целый год...

Леночка была девчонкой с альтернативным мышлением и поэтому вешала Корфа рядом с Натальей Репниной, а после праздника в коробку складывала вместе с шишечками и барабанами. Над чем два друга, князь Репнин и принц Александр, громко смеялись уже второй год подряд.

- Вот старшая сестра у нее была дама консервативная. Ниночка. Вы помните? - печально заметил Репнин откуда-то с верхних веток, - Меня всегда вешала между Лизой и Радой. И это правильно. А Алекс всегда с принцессой Дармштадтской висел.
- Я протестую! Нина страшная зануда! - возмутился Наследник.
Корф и Репнин установившийся в отсутствие Нины порядок не одобряли. Старшая сестра за десять лет повзрослела и уехала учиться в далекий сказочный город Лондоград, и потому Леночкиным буйным фантазиям не было преград.

Из всех кукол мужского пола, в непосредственной видимости от Корфа в этом году висел только Александр. За маленькой Леночкой никто не присматривал, и та с упоением меняла вокруг Алекса кукол. Наташа, Маша, Ольга, Рада. Остановилась озорница на Ольге. В разгар игры с куклами домработница Варвара Степановна позвала Лену кушать, и теперь Калиновская висела рядышком с Наследником Российского престола непривычно тихая, почти интеллигентная. Впрочем, Владимир знал причину Ольгиного смущения — ей пришлось сыграть не свою роль.

Вчера вечером, за три дня до Рождества, Лена задумала поиграть в Щелкунчика. Угадайте, кто оказался заколдованным принцем? Да, да, увы, вы правильно догадались!
Корфа содрали с еловой лапы, черным фломастером на белой эмали лица нарисовали страшные зубы и зачем-то вручили барабан. Дальше было хуже. Леночка накидала на ковер игрушек — плюшевые зайчики, розовый медведь и еще кто-то. Корф в ужасе не разобрал. Мягкие игрушки играли роль мышиного полчища. На розовом мишке верхом скакал сам граф Бенкендорф, и Владимир понял, что старый вредный жандарм в этом диком действе изображает мышиного короля. «Замечательно! Отыграюсь за Петропавловскую крепость» - подумал со злорадством Владимир. Он же знал, чем должна закончиться сказка! В руки Корфу вместо барабана в суматохе сунули тупой ножичек для масла, и Владимир со звериным оскалом Щелкунчика ринулся на мышиного короля, размахивая импровизированной саблей.
Угги в разгар битвы кинула Леночка. Собственноручно. Попала разом во всю кучу-малу и хорошенько пришибла главного героя. Корф завалился под зайчиков и потерял ножичек. Бенкендорфа, как ни в чем не бывало, повесили обратно на елку. Лицо Владимира долго терли ваткой с одеколоном от Кензо. Барон волновался, что блеск в глазах, цвета майской грозы, сотрется и потухнет навсегда, и Анна уже никогда его не полюбит!

Следов от черного фломастера не осталось, и национальное достояние (физиономия барона) было полностью расколдовано от чар злой ведьмы. Однако, коварству Лены не было предела. Принцессой, маленькой храброй Мари из сказки, оказалась Калиновская. Фарфоровая дурочка в голубом воздушном газовом платьице уперла руки в бока и смотрела, не мигая, на своего спасителя. В мизансцене Ольга появилась неожиданно, уже после боя с зайчиками, чем изрядно разочаровала Корфа, претендующего на более справедливую награду за мучения. Алекс на елке беззвучно негодовал и сучил ножками на веревочках. Играть в Щелкунчика с девочкой Леной Владимиру окончательно осточертело. Он с унынием созерцал танец маленьких арапчат, исполнителями которого оказались лучший друг, Наследник и цыганка. Затем барон послушно исполнил Вальс Цветов с самой хозяйкой. Протанцевал, уткнувшись носом в рюшечки пижамы, и со вздохом облегчения вернулся на елку. Разумеется, на самую лучшую ветку. Рядом барабан, шишка и дудка. Все, как прежде.

- Да, здорово нам всем вчера досталось, - подал голос князь Репнин, снова прерывая задумчивую тишину.
- Когда Володьку ножичком для масла оснастили, я подумал, Бене хана, - изрек Александр с великой скорбью в голосе.
- А вы не видели Лизу?
Эта реплика Михаила заставила барона и принца переглянуться с улыбками.
- У меня, соответственно, аналогичный вопрос, - осторожно заметил Корф.
Все решили, наконец, заняться самым важным делом — завоеванием женских сердец.
- Вижу Анну. Она внизу, немного слева от меня, - бодро сообщил Миша.
- А что под тобой? — взволнованно вскричал Владимир.
- Володенька, я здесь, - прошелестела Анна робко, и в деревянной груди Владимира разлилось тепло.
- Анечка, куколка моя...
- Подо мной машинка, желтый ягуар, пластмассовый, с открытым верхом! Прыгаю! - отрапортовал Репнин.
- Прыгай на багажник, это даст тебе силовой рычаг для раскачки! - руководил процессом Алекс.
Ветки елки шевельнулись, серебряный дождь осыпался. Значит, Мишка прыгнул.
- Репнин! Я рядом с Аней, - возопила ревниво Лизавета.
Машинка раскачивалась, а Михаил, удачно застрявший сапогом под игрушечным сидением ягуара, держался крепко. Еще! Еще! Наконец, ягуар сорвался и... Анна оказалась совсем невесомой. Легкая тряпичная куколка с идеальным фарфоровым лицом покорно упала Репнину в объятия, а Лиза ринулась со своей ветки сама и грузно рухнула на заднее сидение. Ягуар поскакал под веткам, грозя сорваться вертикально вниз. Пригодился барабан. Корф изловчился и подставил его под несущуюся стремительно машину.
- Бо-о-ом!! - откликнулся барабан.
- А-аа! - заорал благородный князь, подлетая вверх с ягуаром и обоими дамами, - Какой идиот это сдела-а-ал?!
- Лицо у Анны цело? - это единственное, что интересовало Владимира в этот момент.
И тогда... из машины вывалилась Аня. Храбро. Зажмурившись. На встречу своей судьбе.
- Володя-а-а-а. Я лечу к тебе...
- Куда ты, голова фарфоровая, улетела?!! - ревел в бешенстве Репнин, окончательно потерявший контроль над ситуацией.
Машинка застряла где-то наверху, ветки елки еще раскачивались, упали несколько игрушек. Серебряный дождь, медленно извиваясь блестящими нитями, окутал елочное растревоженное царство.
- Алё. Доложите обстановку, — потребовал Алекс, но ему никто не ответил.
Наступила тишина. Корф в деревянных руках держал свою тряпичную Аню и шептал:
- Любимая, я тебя никуда... никогда не отпущу.
- Не отпускай меня! Не отпускай, мой милый крепостник, - отвечали нежно фарфоровые губы, - Ты сражался вчера, как лев с этим... розовым ослом.
«Пусть будет осел. Александр Христофорович об этом никогда не узнает» - мельком подумал счастливый барон, целуя нейлоновые золотистые локоны на макушечке...

Утром Варвара Степановна пылесосила вокруг елки и ворчала недовольно:
- Кто форточку приоткрытой на ночь оставил?! Чай не июль месяц. Весь дом проморозили, и игрушки от ветра упали. Ох, мусору сколько. Ох, ох...
Вдруг домработница заметила обновленное расположение игрушек на елке.
Корф застыл, сжимая в руках Анну, вокруг влюбленных скрутился виток серпантина, скрепляя объятия. Яркий желтый ягуар висел выше, зацепившись прочно колесом за еловую ветку. Кто оказался на сидении, домработнице предстояло еще разгадать. Видны были лишь ворох кружевных юбок и точеные пластмассовые ножки в панталончиках, нахально торчащие из машины пяточками вверх.
- Ах, бесстыдница! И как только елка под тобой не рухнула?! Но кто же там еще? - с улыбкой произнесла заинтригованная женщина и потянулась к игрушкам. - Ну конечно же, раз Лизавета Петровна с юбкой на ушах, значит князь Репнин должен быть рядом. Ох, Ленка, Ленка! Ведь проснется и всех опять растащит по углам. Но не волнуйтесь, родные мои, - тихо и ласково говорила Варвара с игрушками, - Пару дней еще повисите-потерпите, а потом я всех в коробке по парам упакую. Лично! Уж прослежу! Вот только вас, Александр Николаевич, еще не знаю с кем.
Домработница со смехом погрозила пальцем насупленному принцу:
- Ёлка - не Российская Империя. Уж определитесь как-нибудь, дорогой вы наш.

Форум "Бедная Настя"