Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Тает снег". Автор - Царапка.

Название: "Тает снег"
Жанр: Мелодрама
Герои: Сычиха, Соня Долгорукая, Владимир Корф, Ольга Калиновская, Писарев

Снег слепил глаза молодого офицера, быстро шагающего по набережной Невы. Когда же закончится эта зима! Сколько надежд поручик Сергей Писарев возлагал на обещанное повышение, и снова напрасно, опять его обошли! Конечно, юнец, лучше разбирающийся в шампанском, чем в распорядке казарм, лощёный, заносчивый, зато имеющий множество тётушек со связями, заботящихся, чтобы дорогой племянник не оказался под началом выскочки. Сергей едва помнил собственных родителей, захудалых провинциальных дворян, в детстве отдавших его на полный пансион в кадетский корпус и оставивших после себя только долги.
Мальчик учился отчаянно, зубрил уставы, даже в десять лет не жаловался на тяжесть ружья, благо был достаточно крепок, чтобы держать спину ровно. На службе его не раз хвалили за рвение, но чины и награды доставались другим.
В свете молодой офицер, конечно, был принят, но, едва мамаши узнавали о его средствах, вернее, об их отсутствии, и что поручик не родня ни такому-то, ни такой-то, теряли к нему интерес и обращались с ним не более, чем учтиво.
Сергей, может, как в детстве, не ропща, стиснул бы зубы и упорно отвоёвывал бы положение в полку и в свете, заводил бы полезные знакомства, терпеливо дожидался бы продвижения и присматривал бы подходящую партию среди состоятельных вдовушек, не столкнись несколько лет назад с воплощением удачи - бароном Владимиром Корфом.

Молодой красавец появился в свете, как сверкающая комета. Поручик гвардии, с Кавказа вернувшийся без единой царапины, деньги отца щедро тратящий на кутежи, с легкомысленной небрежностью и неизменным успехом ухаживающий за дамами, стал для Писарева олицетворением толпы ненавистных повес.
Было ли невозможное для баловня фортуны? Что могло не сойти ему с рук? Казалось, дуэль с наследником престола низвергнет дерзкого юнца. Сергей в то время служил в Петропавловской крепости и каждое утро боялся узнать, что арест Корфа - всего лишь сон, что надменный барон блистает на балах, как всегда. Поручик торопился убедиться в падении молодого аристократа, в закате его звезды, и спешил к двери его камеры лицезреть - гордый узник всё-таки в клетке.
Наверное, дни предвкушения казни шалопая были счастливейшими за всю службу Сергея. Наглецу пора платить за испитые удовольствия, кого теперь изберёт судьба, оставив любимца у крепостной стены?
Барон держался уверенно, не выдавая страха вплоть до последних минут, чем немного подпортил злобную радость поручика Писарева, но его не будет в живых - эта мысль искупала всё, и сделала помилование жесточайшим разочарованием.
Что такое разжалование? Всего лишь возвращение в роскошный дом недалеко от столицы, в ореоле славы и зависти. Корф оставался предметом восхищения, а дама - причина дуэли, по слухам, искала утешения в объятиях героя, когда цесаревич решил вступить в подобающий брак.

Ольга Калиновская была поистине царским лакомством. Писарев видел её на балах, но издалека, бедного офицера и любовницу великого князя разделяла разряженная толпа, и лишь однажды поручик узнал запах её духов. Ему приказано было подобрать экипаж, передать Калиновской подорожную и проследить, чтобы полячка покинула Санкт-Петербург. Дабы не привлекать внимание к формальной стороне дела, Сергей был в сюртуке, а из кареты вышел с непокрытой головой - терпеть не мог цилиндры, толком не умел их носить и не хотел вызвать насмешки.
Молодой человек вошёл в комнату и стал свидетелем настоящего спектакля. Ольга стояла у окна, спиной к двери, в тёмном облегающем платье - едва ли можно было выбрать способ выгоднее подчеркнуть изящество силуэта. Она заговорила глубоким контральто, каждым словом и вздохом заставляя думать о волнующейся груди:
- Вы? Только теперь? Как долго Вы заставили ждать себя! - звуки женского голоса переливались всеми оттенками обиды, радости, желания наказать и нежного прощения.
Позабыв, что он находится здесь по велению службы, Сергей быстро подошёл к женщине, готовый служить ей, захлебнулся в аромате её волос и кожи, и был низвергнут в пучину безразличия.

Разочарование на лице обернувшейся Ольги вернуло на землю на миг замечтавшегося поручика, вернее, швырнуло его в ничтожество. Дама стала холодна и официальна.
- Где мои документы?
Сергей молча подал ей бумаги, так же молча помог сесть в карету и не произнёс ни единого слова до самой заставы, терзаясь вопросом: кого ждала эта женщина? Самая скверная догадка - тёмные волосы выходящего из экипажа мужчины заставили бывшую любовницу Его высочества надеяться - человек, когда-то дравшийся за неё на дуэли, пришёл за наградой.
Но Владимир Корф пренебрёг роскошной женщиной, вздумав жениться на своей крепостной. Писарев даже не удивился, услышав, что судьба позаботилась о фаворите и здесь - девка оказалась дочерью князя, пусть и побочной.

С тех пор прошли два хлопотных года. Сергей ждал повышения, чтобы после новой несправедливости вспомнить того, кому всё в жизни даётся шутя.

Зима затянулась, но длинный солнечный день нынче переупрямил - то там, то здесь виднелись весенние лужи. Офицер, задумавшись, на углу столкнулся с дамой средних лет, одетой довольно скромно. Сергей извинился, про себя выбранив старую ворону, хотел идти прочь, но незнакомка остановила его:
- Солнышко-то ясное, а душа твоя тёмная.
Гадалка, чёрт бы её подрал... С женщиной подобного промысла церемонии неуместны.
- Ступай своей дорогой, не то в полицию сдам.
- Ишь, быстрый какой. Вот и не сдашь - дворянка я, и не гадалка. Поговорить, поговорю, денег не возьму ни копейки. Тебе белый свет не мил нынче, приходи вечером, - она протянула поручику визитную карточку, где аккуратным почерком написан был адрес.
По выговору, опрятной одежде темноглазая темноволосая женщина действительно казалась не из простых. В растерянности Сергей взял карточку, хотел бросить, но положил в карман, а вечером пригляделся и обомлел - гадалка, или кто там она, обитала в особняке Корфа.

Через день свободный от дежурства офицер поддался любопытству и появился на крыльце одного из богатейших особняков Петербурга. Спросил Надежду Григорьевну Оленеву и был проведён в уютную гостиную, где, кроме новой знакомой гостя приветствовала прелестная барышня.
- Софья Петровна Долгорукая, - представилась девушка.
- Сергей Дмитриевич Писарев, - учтиво поклонился поручик.
Княжна чуть наморщила лобик, наверное, пытаясь сообразить, не говорит ли ей что-нибудь имя молодого человека, но тот опередил её:
- Если Вы вспоминаете кого-нибудь из моей родни, дающей балы, не стоит - я всего-навсего служащий в столице провинциал.
Софья Петровна улыбнулась, скорее обрадованная избавлению от докучных поклонов едва знакомым людям, чем разочарованная незначительностью собеседника.
- Мне Вас вспомнить нетрудно - Вы бывали в салоне княгини Репниной, не так ли?
Без особого оживления барышня подтвердила:
- Конечно, ведь Лизавета Петровна - моя сестра.
Писарев скрыл усмешку - на блестящих приёмах мечтательная девушка с глазами оленёнка явно чувствовала себя лишней среди нарядной толпы, предводительствуемой неугомонной княгиней.
Надежда Григорьевна, пробормотав, что очень рада визиту, хотя и ждала Сергея Дмитриевича накануне, пригласила молодых людей к чаю. Потчуя, заверяла:
- Чувствуете, Сергей Дмитриевич, душистый какой? Это от трав, сама в лесу собирала.
- Вы в родстве с бароном? - осведомился гость.
- Тётка родная, по матери.
Писарев удивился:
- Вы не выезжаете в свет? - в его понимании близкая родня такого аристократа должна была быть настоящей гранд-дамой.
- Лет пятнадцать, не меньше, в лесу грехи замаливала, - серьёзно ответила Надежда Григорьевна, - Уж и имя позабыла своё, Сычихой все звали, ведьмой, - она засмеялась, - Да вот, женился племянник, стала чаще наведываться к нему, а внук родился - и вовсе вернулась из леса. Я-то все болезни детские знаю, пригляжу за ним лучше любой няньки. Сейчас в город на две недели приехала - повидать, что с моих времён поменялось.
Сергей утолил любопытно, но уходить не хотелось - общество отнюдь не заносчивых дам оказалось весьма приятно, да и от чая разморило. Молодой человек обратился к княжне:
- Вы хорошо знакомы с семейством барона Корфа?
- Конечно, ведь мы родня и соседи, - радостно подтвердила Софья Петровна, - А к Надежде Григорьевне я бегала погадать и послушать сказки.
- Ой, ты и сейчас порой дитя-дитём, - усмехнулась бывшая отшельница.

Княжне взгрустнулось:
- Сегодня у Лизы опять приём, как она только не устаёт?
- Княгиня всех затмевает, - застенчивая девушка интересовала Сергея всё больше.
- Я так никогда не смогу, - вздохнула та.
Офицер представил себе - всегда позади сестры, в тени признанной светской львицы, не мечтает ли эта тихоня однажды взять верх?
Но на бесхитростном личике не заметно было ни малейшего недовольства, Софья Петровна казалась вполне искренней, восхищаясь живостью и энергией Репниной, а потом вдруг прибавила:
- Мы всегда думали, Лиза выйдет за Корфа, а он женился на Анне - она тоже наша сестра, но мы тогда этого и не подозревали.
Занятно, не только старшая, но и побочная сестрица уже вполне преуспели, а эта милая барышня остаётся в девицах, не Бог весть как избалованная кавалерами - Сергей кстати вспомнил разговоры о затруднительных денежных делах Долгоруких.
Похоже, такие мысли девушку не смущали, она дружелюбно поинтересовалась у нового знакомого семьёй и службой. Обычно короткая фраза о давно умерших родителях и отсутствии знатной родни приводила барышень в скуку, каким бы интересным они не находили общество поручика прежде и как ни занимателен был разговор после. Исключение составляли полные бесприданницы. Но глаза Софьи Петровны не утратили блеска:
- Наверное, я ничего не понимаю, но за столом и в гостиной, если зайдёт речь о службе, только и слышишь о рекомендациях, протекции и надежде на помощь не то двоюродного дяди, не то дедовского сослуживца.
- Вы весьма наблюдательны, - улыбнулся молодой человек, - Но мне приходится рассчитывать лишь на усердие и удачу.
- Это трудно? - княжна ничуть не утратила интереса и, пожалуй, прониклась уважением к новому знакомому.
- Нет ничего невозможного, Софья Петровна, - Сергей почувствовал себя польщённым.
- Всё-таки чаще без знакомства не обойтись для высоких чинов, - некстати вторглась в беседу Надежда Григорьевна, - Кроме как на войне.
- Вы служили на Кавказе? - глазки княжны засияли ещё ярче.
Как все девчонки, падка на славу...
- Нет, - поручик ответил довольно сухо, - Съездить на год-другой ради подвигов - привилегия очень немногих, - Я служу там, куда пошлёт император.
Княжна была скорее смущена, чем разочарована, и перевела разговор на другую тему:
- У моей сестры нынче вечером небольшой бал, Вы приглашены?
- Нет, сударыня, я бываю только на тех приёмах, где собирают пол-Петербурга, - тон молодого человека становился всё более сдержанным.
- А меня пригласили, - рассмеялась Надежда Григорьевна, - И смех, и грех, что мне в свете-то делать? - дама достала небольшой конверт, - Куда лучше Вам пойти вместо меня, Сергей Дмитриевич.
- Кавалеров будет немного, нынче в основном сослуживцы Михаила Александровича приглашены, очень почтенные, но танцуют редко и мало, - оживилась Софья Петровна, - Я даже не уверена, что будет больше двух-трёх танцев.

Писарев взял бумагу, ещё не зная, предвещает она удачу или насмешку, и серьёзно спросил девушку:
- Вы окажете мне честь, если я Вас приглашу?
- Конечно! Так Вы придёте?
- С величайшим удовольствием, - поручик галантно поцеловал маленькую ручку скоро засобиравшейся девушки.
- Я отпустила карету - сегодня лучше пройтись.
- На улице, боюсь, грязновато...
- Вы не были в Двугорском уезде в такое время! - Софья Петровна смеялась удивительно звонко и чисто.
- Вы позволите Вас проводить?
- Мне будет очень приятно, - прозвучало просто и мягко.

Они простились с Надеждой Григорьевной и вышли на улицу. Множество луж и ручьёв не раз давали кавалеру повод предложить даме руку и помогали преодолеть настигшее его замешательство. Сергей настолько привык к вечным колкостям, заготовленным для него капризной фортуной, что общество княжны, охотно принимающей его ухаживания, казалось не более, чем миражом. Ей скучно, поручик без денег и связей слишком ничтожен, вечером, милостиво подарив ему танец, барышня одарит благосклонным взором куда более значительную персону. Глядя на приятное личико, хотелось надеяться, но прошлые неудачи ехидно напоминали: какого-то она посмотрит на тебя в блестящей гостиной, где её родственники разберут по косточкам всё неприличие твоей дерзости?
Не слишком весёлые раздумья прервал извиняющийся голосок:
- Я совсем позабыла...
Что? Она уже ангажирована сегодня?
Девушка смотрела на небольшую лавку игрушек.
- Я завтра поутру возвращаюсь домой, хотела купить игрушку племяннику. Вы не очень спешите?
- Разумеется, нет, - Сергей так обрадовался, что заулыбался во весь рот и не сразу спохватился, должно быть, глупому виду.

Софья Петровна заразилась его весельем и озорно предложила:
- Зайдёте вместе со мной?
В лавке девушка показала свой выбор - мягкого тигра с бархатной шкурой.
- Царь джунглей, - одобрил поклонник.
- Владимир так смешно рычит, когда изображает тигра для Васечки.
Сергей опешил, тщась представить блестящего гвардейца в роли заботливого родителя, развлекающего сопливое чадо. Наверное, Корф изменился сильнее, чем неведомый ремесленник изменил грозного зверя, наделив его отдалённое подобие добродушной мордой ленивого барсика. Интересно, барон становится на четвереньки? Господи, что за вздор лезет в голову под щебет очаровательной юной тётушки!
Покупка завёрнута, и молодые люди отправились дальше, ведя необременительный разговор о погоде, не мешающий течь невысказываемым мыслям о причудах судьбы. Барон Корф едва не вчера был ненавистен, а сегодня враг любезно несёт игрушку для его отпрыска, любуется его свояченицей и начинает мечтать, как юный кадет, ещё не успевший получить оплеух от судьбы. Что завтра? Разочарование или новые надежды?
Вот и особняк Репниных, протянутая для поцелуя ручка, ласковый взгляд и звонкое: «До вечера, Сергей Дмитриевич!». Какова станет барышня, укрывшаяся в подъезде от яркого солнца, при свете бальных свечей? Поручик ненадолго задумался, проникся уверенностью, что Софья Петровна, конечно, будет обворожительна, очнулся, и, по-мальчишески перепрыгивая через лужи, поспешил в казарму переодеться.

Форум "Бедная Настя"