Библиотека Форума "Бедная Настя"

"История в ритме блюз". Автор - Pat.

Название: "История в ритме блюз"
Автор: Pat
Рейтинг: PG-13
Жанр: мелодрама
Герои: все знакомы
Время и место действия: современность


- А как вам такое: « тринадцатого февраля сего года стрелялись поручик Лепнин, бывший адъютант генерала Р. и поручик Зорф N- ского полка. Причина дуэли, как стало известно, актриса местного театра мадемуазель Анни П., которая разбила сердце не одного воздыхателя благодаря своему феерическому голосу и ангельской внешности. Зал суда прима покинула в сопровождении купца первой гильдии Абалуева», - Михаил Александрович Репнин бросил журнал на кофейный столик, - вот это нравы! Дикость, и ведь 1911 год!
- Миша, дорогой, - произнёс красивый шатен, хозяин дома, Александр Николаевич Романов, - успокойся! Для того времени, вещь, конечно, почти небывалая, но…
Темноволосый брюнет, стоявший к друзьям спиной, повернулся и продолжил:
- Но есть такие женщины, Мишель, что заставляют терять мужчин и разум, и жизнь, но не честь!
Репнин смотрел на огонь в камине. Как славно было проводить выходные втроём у Романова в затерянном альпийском домике, подальше от шумной Москвы и вечно срочных дел. Да, Сашка умел отдыхать. Наверное, это от матери. Шарлотта маленькой, но твёрдой рукой управляла семьей, а Николай Павлович, обожавший жену, безоговорочно подчинялся раз и навсегда заведённому порядку. Хотя в огромной бизнес-империи, созданной ещё в девяностых, мало кто мог сказать ему «Нет». Владимир Иванович Корф прервал размышления друга:
- Господа, а вы не заметили странного совпадения между написанной в мохнатые года статьёй и сегодняшним днём?
Александр, лишь поудобнее устроился в модном кресле и вытянул руку в сторону Михаила:
- Просветите неуча.
Перелистав страницы, Репнин прочёл всю статью вслух. Романов посмотрел на Корфа:
- Ну надо же! Дай сюда!
Миша бросил журнал:
- И были они до всего случившегося лучшими друзьями.
Корф улыбнулся и нажал на пульт. Полилась мелодия в исполнении Фрэнка Синатры.
- Может и бывают такие женщины, но не в этой жизни. Ах простите, Михаил Александрович, совсем позабыл о прелестной Наталье Александровне, - получив ощутимый тычок от друга, рассмеялся, - повезло Долгорукому.
Но заметив, как изменилось лицо у Романова, нашёлся:
-Вот я господа, влюбляюсь каждый день. Сегодня очень милая особа-инструктор согласилась дать мне дополнительный урок. Кстати, совершенно бесплатно.
Хозяин дома покачал головой:
- Горбатого могила исправит. Казанова, ты только к прислуге не приставай. Прояви уважение к отцу.
Корф скорчил гримасу:
- Дамы за пятьдесят и с такими формами не мой контингент. И ещё, - он уже держал в руках кий, - Саш, когда будем иметь честь быть приглашёнными на весёлую свадьбу? Это конечно, не дуэль поручиков, но слияние таких финансовых гигантов…
Романов сделал удар из переднего края и остановился, опершись на зелёное сукно.
- Володя, ты чрезвычайно тактичен: «слияние империй». Я собственно и сам собирался сказать, что свадьбы не будет. Мы с Мари расстались.
Корф даже присвистнул, а Миша шумно вздохнул.
- Репнин, да не собираюсь я портить твоей сестре жизнь.
- Ага. Ты это Андрею скажи. У них только всё наладилось.
Александр загнал уже второй шар в лузу:
- Дай Бог. Кстати, его новая секретарь уже не так хороша, как Татьяна?
Миша промолчал. Корф положил кий на стол:
- Дружище, ты последний месяц сам не свой. Уж не влюбился ли? Так откройся лучшим друзьям, - он подмигнул Романову, - тебе наверняка понадобятся мудрые советы. Владимир положил руку на плечо Репнина и еле сдерживался от смеха, глядя на беспомощное лицо Михаила.
Александр наседал с другой стороны. Миша не выдержал:
- Ну, черти, ваша взяла.
Почти два месяца назад, сразу после смерти Ивана Ивановича, Репнин приехал в головной офис Корфов. И в приёмной нос к носу столкнулся с девушкой. Описать её он не мог. Только сказал, что была она необыкновенной. Романов толкнул локтём Владимира. Михаил замолчал. Корф потребовал:
- И дальше что?
Миша посмотрел сначала на него, потом на Романова:
- Это всё!
Друзья хохотали так, что заглушили музыку. Потом Корф резко остановился:
- Где ты её встретил?
- У тебя в головном. Только не говори, что это твоя секретарь.
Корф и Романов снова засмеялись:
- Сомневаюсь, чтобы ты запал на Варвару. Я в отличие от нашего Андрюши работу и личную жизнь не смешиваю. Но хоть что-то ты можешь вразумительное вспомнить. Поверь, уж красотку бы я заметил.
Мишка помолчал. Потом вскинул бровь:
- Точно, она шла в сопровождении Карла Модестыча.
Владимир нахмурился:
-Кажется, я знаю о ком речь…
Миша поднялся на ноги и слегка осевшим голосом произнёс:
- Только не говори, что у тебя с ней…
В голосе Корфа появились ноты раздражения:
- Забудь об этой особе. Ты принял стекляшку за бриллиант.
Оба замолчали. Романов поднялся на ноги:
- Так не пойдёт! Вы заявились ко мне, чтобы окончательно испортить настроение?
Корфу и Репнину стало стыдно. У человека расторгнута помолвка, а они ссорятся из-за посторонней девицы. Миша протянул руку Корфу:
- Саш, только скажи.
Романов повеселел:
- Едем на трассу. И как раньше – на исполнение желания, - посмотрев на довольное лицо Корфа, предупредил, - сегодня у тебя ни малейшего шанса.

Так и оказалось. Уже в бревенчатом кафе немного помучил проигравших.
- Даже не знаю, чего пожелать? Может на неделю в доставку пиццы?- он представил двух красавцев друзей в униформе. – Ладно, раз Мишка о нравах современных барышень переживает, не будем Корфа провоцировать.
Романов на минуту задумался, пока молодые люди с деланно равнодушным видом потягивали глинтвейн:
- Отец готовит благотворительный вечер. Маме как всегда хочется чего-нибудь необыкновенного. Вот вы и организуете это дело.
Корф облегчённо вздохнул:
- А что, нормально. У Мишки дядя как раз директор театра. Договоримся.
- Володь, ты не понял. Вы с Мишкой будете Дедами Морозами. Идея свежая, оригинальная, - Романов нащупал рукой куртку и выбежал стремглав из кафе. Потом в дверях показалась его весёлое лицо:
- Ваши кредитки у меня, долго не задерживайтесь.

Анна в гримёрной изучала программу фестиваля и приглашение. Нет. В этом году не получится. Она вздохнула. Всё, что заработала на поездку, отдала Соне с Никитой. Мужа сестры недавно уволили. Это было катастрофой: ипотека в банке, Сонечка не работала. Было решено, что сестра с семьёй переедет в маленькую квартирку Анны, а свою будут сдавать, пока Никита не устроится на работу.
Анна смотрела на своё отражение в зеркале: надо быстрее смыть грим, кожу стягивало и пощипывало. И она молодая дебютантка, исполняла одну из ведущих партий, правда старухи, но зато как! Всё, чего остальным приходилось добиваться то изнуряющими репетициями, то интригами, давалось Анне легко. У девочки рано обнаружились уникальные способности: абсолютный слух, великолепный голос, артистические данные. Возможно, путь на сцену был бы более длительным, если бы не судьба в лице бывшего друга её матери Ивана Ивановича Корфа. Из маленького приморского города Анна с письмом приехала в столицу. Подробностей девушка не знала, но после успешно сданных экзаменов, она поселилась в небольшой квартирке в Царицыно. И все годы учёбы самозабвенно предавалась любимому делу, искренне удивляясь нерадивым и легкомысленным сокурсникам. Мать поначалу присылала Анне небольшие переводы, но вскоре девушка вместе с приятельницей и полной противоположностью Полиной устроилась в ночной клуб. Полина пела, Анна аккомпанировала. С отцом девушка пока так и не познакомилась, но была благодарна за купленную квартиру.
Иногда Иван Иванович присылал за ней машину, и они отправлялись в какой-нибудь театр или на выставку. Корфу было приятно общество талантливой девушки, тем более, что отношения с собственным сыном складывались сложно.
Когда Иван Иванович умер, секретарь сухо сообщила Анне. На похоронах подойти к Владимиру она постеснялась. И лишь, когда уехал кортеж автомобилей, подошла к свежему холмику и положила тёмно-красные розы. За соболезнования по телефону молодой Корф скупо поблагодарил и пригласил в офис для оформления квартиры на Анну, ей исполнился двадцать один год, а по достижению этого возраста по договору она и становилась владелицей. На растерянные слова благодарности брезгливо бросил: «Не знаю, как Вам это удалось». Анна чуть не расплакалась: «Да как Вы смеете!» Абонент отключился.
Ещё через неделю они столкнулись на кладбище. Лицо Анны закрывали очки, только что остриженные волосы смешно топорщились. Владимир бросил:
- Мой адвокат позвонит Вам. Не хотелось бы в дальнейшем иметь с Вами дел, - и поспешил к машине.

Дверь в гримёрную приоткрылась. Полина громко разговаривала по телефону:
- Да, милый, да, сможем. Но помни: тариф двойной. Чао, дорогой! – она поворачивалась вокруг, напевая «Хелло, Долли!», выгибая красивую спину по немыслимым углом.
- Ань, чёс начался. Понеслись корпоративы. Заработаем прилично. Да не парься ты по этому конкурсу. Вот смотри, - она открыла сумку и из немыслимого беспорядка извлекла блокнот.- Смотри, какие денежки. Я тебе даю в долг, и ты с премии расчитаешься, - коротко хохотнула, - с процентами. Шучу.
Анна так и замерла от низкого голоса:
- Мишель, неужели нужно было тащить меня в это подземелье?
- Володя, Сергей Степанович сказал, что они лучшие. И Шарлотта нам не простит, если мы испортим этот вечер.
В маленькой гримёрной итак было не развернуться, а теперь совсем стало тесно. Корф сел на пуф и беззастенчиво разглядывал девушек:
- Привет, красавицы, - взглянул насмешливо на Анну и удовлетворённо задержал взгляд на фигуре Полины, - предлагаем работу.
Полина прищурилась:
- Красавчик, таким как ты можно и самой доплатить.
Корф присвистнул:
- Чувствую, договоримся! Ладно, Миша, я уже определился, а ты уж сам, -
подал галантно девушке руку, прошептал, - прошу, мадемуазель. Они покинули гримёрную.
Анна осмелела:
- Подождите немного. Я смою грим, тогда и поговорим.
Ей понравился высокий зеленоглазый молодой человек со славной улыбкой. Сегодня Оболенский обрисовал им с Полиной ситуацию, намекнув, сколько они смогут заработать за один вечер. Взглянув на себя последний раз в зеркало, прошла к выходу.
Репнин ждал её к театральном кафе. Анна знала, какое она производит впечатление на мужчин, даже если не прикладывает усилий. Но сегодня ей хотелось понравиться. Миша совершенно бесцеремонно уставился на вошедшую девушку. Даже в простых джинсах и белом свитере она была удивительно хороша. Репнин поднялся, предложил Анне присесть, уронил на пол меню, задел стул соседнего столика… Повторилась бессмертная сцена из «Приключений Шурика». Миша только и смог сказать:
- А ведь это Вы, - растерялся ещё больше и замолчал.
Анна с улыбкой рассматривала Репнина. Совершенно не похож на своего надменного друга.
- Меня зовут Анна. А Вы – Михаил, племянник Сергея Степановича,- молодой человек послушно кивал.
- Вам нужна девушка на роль Снегурочки, - снова кивок.
- Почему Вы сказали «А ведь это Вы»? Мы с Вами не знакомы, - чтобы Миша обрёл уверенность, Анна доверительно произнесла, - я бы Вас запомнила.
- Я видел Вас в офисе Корфа. Пытался найти – но Вы сразу же пропали.
Анна повела плечиком:
- Вы могли бы легко узнать даже мой адрес у вашего друга, вернее у его адвоката. Вы плохо искали, Миша. Но всё это к делу не относится. Давайте лучше обсудим нашу программу.
- Значит Вы согласны?
- Да, только пообещайте, что Корф не будет Дедом Морозом.
Репнин смотрел на Анну влюблёнными глазами и думал: «Теперь не упущу тебя», а вслух произнёс:
- Не могу. Но у Корфа теперь своя Снегурочка. А Ваш Дед Мороз – это я.
- Тогда немедленно преступим к репетициям, - Анна достала блокнот, и выслушав пожелания Михаила, стала набрасывать программу выступления. Потом оторвалась от листка, устремила взгляд вдаль. Смешно сморщила кончик носа, вновь посмотрела на Михаила и спросила:
- А какими средствами мы располагаем?
Миша любовался девушкой и пропустил вопрос.
- Михаил Александрович, так дело не пойдёт. Давайте сосредоточимся.
- Средствами? – Миша откинулся на спинку стула, - неограниченными.
- Так уж и неограниченными, - поняв, что сегодня делового разговора не состоится, Анна продиктовала номер своего телефона и попрощалась с Репниным. Она пошла к выходу и вдруг обернулась, приветливо помахав рукой. А потом постучала по стеклу кафе и показала на телефон. Улыбнулась. И перебежала на другую сторону улицу. Миша заказал себе кофе и набрал знакомый номер:
- Романов, я люблю тебя!
Александр хмыкнул:
- Мне это рассматривать как предложение?
- Дурак ты! Понимаешь, если бы я не поддался тебе на трассе, ты бы не загадал желание, я бы не стал Дедом Морозом и не познакомился бы сегодня со Снегурочкой…
- Короче, мне сейчас некогда. Будем с Володькой у тебя вечером.

Наташа уже набросила пальто:
- Миша, не забудь выключить духовку. Знаю, как ты помнишь, я тебе звуковой сигнал поставлю.
В это время позвонили. На пороге стояли Романов и Корф. Александр сразу же оценил ситуацию:
-Я провожу Наташу, - встретив серьёзный взгляд зелёных глаз, добавил, - и всё равно провожу.
Миша позвенел бокалами:
- У тебя десять минут.
Через десять минут стерео система надрывалась голосом новомодного джазового исполнителя. Мужчины потягивали коньяк и молчали. Наконец Корф протянул:
- И что за срочность? Вытащили меня из постели, интриганы.
Романов расхохотался:
- Миш, его не изменишь! Вот это подход: только познакомился, и уже – из постели! А ты полчаса даже рассказать толком не мог.
Владимир почувствовал необходимость объяснить ситуацию, глядя на осуждающего Репнина:
- Я бы на твоём месте, Мишель, запретил бы такому распущенному человеку встречаться с твоей сестрой. Я просто хотел раньше лечь. Завтра трудный день, как и предстоящая неделя. Кстати, спасибо тебе, Александр Николаевич. Но надо сказать, со своей Снегурочкой я поладил. Горячая штучка. А как твоя, дружище?
- Не дождёшься. И не смотри на меня так. Ведь договорились – сюрприз.

Почти две недели пролетели совершенно незаметно. Анна и Михаил почти не расставались в свободное время. Когда не репетировали свой номер, гуляли в пригородах. Здесь снег уже не таял. Как-то Репнин привёз девушку в свою загородную дачу, основательно обветшавшую, но со старомосковским балкончиком и голубым камином. Они самозабвенно целовались весь вечер и боялись оторваться друг от друга.
Иногда Анна оставалась допоздна в квартире Михаила и готовилась к конкурсу: обязательная программа была сложной. Миша отвозил девушку домой, доводил до двери квартиры. Его немного смущало, что Анна никогда не приглашала к себе, но вопросов Репнин не задавал.
Однажды Корф заявился без предупреждения, но Анна уже сидела в машине и только бросила ответное «привет»! Владимир был заинтригован. Но всё прояснилось в день вечера, когда за девушками подъехал лимузин. Полина протянула:
- Чтоб мне так жить, - она была разочарована: Владимир был деловит и холоден, все запасы комплиментов он израсходовал ещё в первый день. Практически самоустранился, сославшись на занятость.
Уже на подъезде к загородному комплексу, арендованному Николаем Павловичем, ощущался дух праздника: особая иллюминация, ряды рождественских фонарей. Гости ещё не съезжались, но праздничная суета царила в нарядном холле. Девушкам отвели разные комнаты. Полина поводила глазами:
- Смотри, «Виа Гра»! О-о-о, не сойти мне с этого места – Меладзе! Хор Турецкого! Вау, Ань!
Анна лишь улыбалась. Завтра ждала другая публика, куда менее приятная.
Она уже накинула белое манто в пол, когда вошёл Михаил. Не думая ни о чём, подхватил девушку на руки и почти поцеловал, но Анна так посмотрела, что покорно поставил её на пол.
- Михаил Александрович, Вы ничего не забыли? – голос Анны был строгим, - Мишенька, сейчас не время!
В зале царила атмосфера праздника. Анна бывала на подобных мероприятиях, и отметила, что хозяйке вечера удалось создать особое настроение. Всё было со вкусом, ничего сверх меры. Вдруг девушка почувствовала чей-то пристальный взгляд. И одновременно услышала шёпот Михаила:
- Смотри, выход Полины и Владимира.
Очень красивая пара скользила по паркету. Импровизированные костюмы, отражали свет, падающий от люстр. Потом Полина спела под аккомпанемент оркестра и под аплодисменты поздравила всех с Новым годом. Владимир проводил её за столик и расположился рядом, довольный выходом. Подмигнул Александру, обнимавшему улыбающуюся Наташу.
Но вот свет погас, все замолчали. Когда софиты выхватили рояль, за ним сидел Миша. Он тронул клавиши и знаменитая мелодия «Серенады солнечной долины» разлилась в воздухе. Из темноты выступила Анна в белоснежном манто, она легко скинула его и запела сильным голосом с еле уловимой хрипотцой. Публика молчала, никто не ожидал от такой хрупкой девушки подобного тембра. Голубое платье со стразами делало фигуру почти прозрачной и от того неземной. Зал обрушился бурными аплодисментами.

Романов послал записку через официанта. Корф развернул её, глянул мельком «Корф ты проиграл. Я тебя поздравляю» и вышел из зала. В холле он нагнал Михаила:
- Есть разговор.
Миша поморщился:
- Володь, неужели прямо сейчас.
- Я хочу тебя предупредить: она не та, кем кажется.
- Перестань, я уже давно не ребёнок! Это просто невозможно. Дай хоть переодеться.
Анна увидела эту сцену с лестницы и решила тотчас покинуть вечер. Пусть Полина остаётся, а ей ни к чему встречаться с Владимиром Ивановичем. Она уже почти выскользнула из особняка, как почувствовала. Что кто-то взял её за локоть.
- Не торопись. Мне нужно с тобой поговорить, - лицо Корфа было бесстрастным. – Запомни, Миша мой лучший друг. Не морочь ему голову, как моему отцу. Может тебе заплатить?
Анна смотрела в сузившиеся почти чёрные глаза, и неконтролируемая ярость охватила её. Она начала хлестать Владимира по щекам:
- Кто дал Вам право! Вы, Вы негодяй! Подлец и негодяй!
Владимир ухмыльнулся:
- Вот теперь подлец, - и поцеловал девушку.
Анна быстро отстранилась:
- Вам не разлучить меня с Михаилом, - и бросилась вон.
Миша искал Анну повсюду. Увидев в баре, опрокидывавшего не первую рюмку Владимира, остановился:
- Где Анна?
Корф прижался к бедру Полины:
- Моя девушка здесь. А где твоя – не знаю, - и повёл Полину в холл, где царил полумрак. Но когда она в тёмном кабинете стала снимать с него галстук, оттолкнул и совершенно трезвым голосом заметил:
- Ты не в моём вкусе, дорогуша.

В ресторане было накурено. Официантки в откровенных нарядах обслуживали клиентов. Помещение было крикливо оформлено в бордово-серебристых тонах. Местное кабаре «Летучая мышь» обслуживало корпоративы. На невысоком подиуме шесть танцовщиц устало вскидывали ноги. Анна услышала вопль управляющего Забалуева:
- О, Полька, под монастырь ты меня подведёшь! Голос беречь надо было!
Что теперь делать? Люди серьёзные сегодня! Горе мне! – орал Сергей Платоныч на все лады.
Полина наступала на Анну и еле шептала:
- Анечка, ну выручи! Мне эту работу никак терять нельзя! И сегодня такие премиальные.
Анна натянула ярко-рыжий парик, подвела чёрным карандашом глаза. Последний штрих – ярко-красный рот. Даже в своём чёрном платье она казалась теперь вульгарной. Почувствовав прикосновение холодного метала, чуть не вскрикнула и замерла. Услышала Полинино шипенье:
- Не шевелись!
Повернулась к зеркалу и ахнула: глубокий вырез заканчивался ниже пояса. Перевела взгляд на довольную приятельницу:
- Я в этом не выйду!
Забалуев упал на колени:
- Анна, не погуби!
И вот Анна прищёлкивает пальцами, стоя к залу спиной, медленно поворачивается и встречается с потрясённым взглядом Владимира Корфа.
«Снова курю одна. Снова курю, мама, снова» Репертуар Ваенги заканчивается. Анна пытается скрыться в узком коридоре. Но липкий шёпот догоняет её «Постой, красавица, не так скоро». Влажная рука забирается под вырез и вдруг сразу же отпускает. Глухой звук удара. Кто-то падает на пол. Девушка с силой захлопывает дверь, но она тут же распахивается. На пороге стоит Корф:
- Да ты просто Мата Хари современности. Я восхищён! Прости, что прервал твоё свидание. Никак выгодный контракт сорвался!
Девушка бесстрашно посмотрела в лицо сыну Ивана Ивановича. Не делая попыток оправдаться, отдышавшись, произнесла:
- Уходите. Не всем так в жизни повезло, как Вам. Мне приходится самой решать свои проблемы.
Но Корф и не думал уходить. Он оглядывал убогую душную комнатёнку.
- Богато живёшь. Я слышал тебе деньги нужны. Полина говорила за границу собираешься. Сколько тебе нужно? – Владимир открыл бумажник, - Только Мишу оставь в покое, он мой лучший друг.
Анна выхватила купюры и бросила их в лицо Корфа. Тот лишь усмехнулся:
- Милая, это мне такие темпераментные нравятся, но не Мишелю.
Анна беспомощно смотрела в сторону. Ему даже стало жаль её, но Владимир подавил это чувство.
- Если не порвёшь с Мишей, он узнает о тебе всё. Всё.
Только Корф вышел, запустила в дверь стакан с водой.
Владимир Иванович разговорился с Забалуевым о девушках.
- Да я Вам за разумную плату всё, что нужно узнаю, не сомневайтесь, - Андрей Платоныч незаметно спрятал в карман хрустящие купюры.

Корф вскрыл пакет. Брал по одной фотографии и выкладывал на стол. Получилась длинная история: Анна с симпатичной малышкой, Анна на руках у крупного светловолосого мужчины, Анна в рыжем парике, Анна обнимает мужчину в строгом тёмном костюме.
Владимир Иванович прикрывает глаза. Эта женщина не даёт ему покоя. Сначала отец, теперь Миша. Кого ты обманываешь, Корф? Сначала отец, потом ты, потом Мишка. Одно слово: колдовская девчонка. Владимир Иванович собрал фотографии и спрятал в стол. Пора. Сегодня договорились обсудить детали зимних каникул.
В загородном ресторане было тихо, лишь слышались звуки фортепиано. «Странно, для музыкантов рановато», - подумал Корф, заходя в низкий прокопченный зал.
Сегодня он был не один. Катя Нарышкина и Ольга Калиновская болтали всю дорогу на заднем сиденье. Владимир поглядывал в зеркало: языки без костей. Последняя новость – роман Александра и Наташи. Ах да, ещё будет Лиза со своим возлюбленным. Он много старше её, но настоящий полковник! Калиновская мечтательно закатывает глаза и поглядывает в сторону Владимира:
-Вы с Лизой были такой красивой парой, Володенька!
Корф сделал вид, что рассержен:
- Оленька, не заставляй меня жалеть, что взял вас с собой.
Друзья уже здесь. Владимир быстро делает заказ. Девушки давно не виделись, собрались на диване. Андрей держится несколько отстранённо: ему не очень приятно видеть Александра и Наташу. Корф проследил за ним глазами, тихо говорит Мише:
- Сам виноват.
Репнин выглядит так, словно прилетел с другой планеты. Наташа показывает кивком головы на него Владимиру и смеётся. Корф спрашивает:
- Есть что-то такое, чего я не знаю?
Михаил обнимает друга и заставляет подняться. Они подходят к фортепиано. Анна играет свинг, она улыбается и необыкновенно красива.
- Володя, я сделал Анне предложение.
Анна встаёт, теперь Миша у неё за спиной. Он положил её руки на плечи и тихо целует волосы. Анна смущается и отстраняется:
- Я на минутку.
Владимир почти побежал за ней:
- Я тебя предупреждал.
Миша выглядит взволнованным:
- Володя, что с тобой?
Анна обнимает Репнина и непринуждённо произносит:
- У тебя очень заботливые друзья. Видишь ли, должна тебе признаться, что мы были раньше знакомы с Владимиром Ивановичем. И , - Анна медлила, подбирая нужные слова, - не сошлись характерами. Вот Владимир и волнуется.
Миша, кажется, не заметил, ничего, что вызвало бы подозрения иного толка. Он выдохнул облегчённо:
- Всего–то! Ничего, дорогая, когда ты узнаешь Володьку поближе, то полюбишь его, поверь. Он отличный парень!
Подъезжая к Москве, Репнин остановился на обочине. Провёл рукой по волосам девушки и на конец решился:
- Аня, переезжай ко мне. Я не могу без тебя.
Анна слегка дотронулась до его губ:
- Сразу после конкурса. А то не смогу подготовиться.
Уже было за полночь, когда Корф услышал шаги в коридоре: как охрана пропустила? Негромкий стук в дверь.
- На звонки не отвечаешь. Ехал домой, а у тебя свет в окне, - Репнин выглядел уставшим, но каким-то умиротворённым. – а почему ты мне не сказал, что вы с Анной были знакомы?
Владимир подозревал, что к этому разговору придётся вернуться, но не так скоро:
- Может кофе? Только придётся подождать. Вари, сам понимаешь уже нет, - и Корф вышел в приёмную.
Когда он вернулся с двумя чашками дымящегося кофе, друг стоял бледный и перебирал злополучные фотографии:
- Почему ты мне ничего не сказал?
- Миша, я ещё ни в чём не уверен. Один чудак проявил инициативу. Но это скользкий тип…
Мишка бессильно опустился на диван, уставился бессмысленно в стену:
- Ведь ты предупреждал. Ты как всегда, Володька, прав.
Корф стоял напротив друга и взъерошил его волосы:
- Да перестань ты. Завтра вместе поедем к ней и всё выясним.
Но Репнин рассеянно кивнул и взяв фотографии, направился к выходу.
Дверь открыла Полина:
- Где Анна?
-Ты что, красавчик? Так орать! В театре. У неё сегодня спектакль. Подождёшь?
Михаил задумался. А собственно зачем. Проклятые фото жгли карман:
- Знаешь, передай ей вот это, - и бросил фотографии на пол.
Дома основательно пьяный, набрал телефон Нарышкиной:
- Кать, мне так плохо…

- Аня, ты только не волнуйся, - вкрадчиво начала Полина. Она сидела на маленькой кухне и курила, выпуская дым в форточку:
- Здесь твой благоверный приходил. Вот просил передать.
Анна лишь увидела фотографии, бросила турку и стала набирать номер. После долгих гудков, раздался сонный женский голос:
- Михаил Александрович сейчас не может подойти к телефону, - трубка замолчала.
Анна как во сне стала натягивать джинсы и свитер. Таксист запросил непомерную цену, но Анна лишь покорно кивнула. Механически поздоровалась с консьержем. Остановилась перед дверью знакомой квартиры и позвонила. Дверь открыл Михаил:
- Не много ли чести для меня?
Из глубины квартиры раздался женский голос:
- Милый, кто там в такую рань?
Анна вложила в Мишину руку ключи от квартиры со смешным брелоком и сдавила ладошками. Ей показалось, что лифт ехал предательски долго. В метро думала лишь о том, как не разрыдаться.
Корф услышал гневный голос Варвары:
- Девушка, Вам не назначено.
Через несколько мгновений Анна стояла перед ним. Она разложила все фотографии. Цветные снимки на блестящей поверхности. Владимир рассматривал их так, будто видел в первый раз. Везде такая живая и естественная. Он улыбнулся. Если бы она смотрела на него так.
- Довольны? Ваша работа, Владимир Иванович? Я только не пойму, что я Вам сделала? За что Вы меня так ненавидите? Вы добились своего. Радуйтесь. Миша теперь даже смотреть на меня не хочет, - Анна повернулась у двери, и больше не сдерживаясь, заплакала.
Он пытался догнать её, но напрасно. Тогда отменил все встречи и поехал в Царицыно. Адрес он уже знал, как и то, с кем была Анна на фотографиях: с дочерью Сонечки, Никитой, когда он благодаря Анне устроился водителем к Шарлотте, и с собственным отцом, полковником контрразведки Бенкендорфом. Все эти сведения он получил утром от собственного начальника безопасности.

Анна уже в подъезде обнаружила, что ключей от собственной квартиры нет. Позвонила. Бессильно сползла по стене. Полина на дневной репетиции. Но дверь распахнулась. Улыбка этому наглецу Корфу шла. Анна даже не удивилась, увидев его в своей квартире. Молча прошла в спальню и закрылась. Легла в постель и зажмурилась. Вот и всё. Послышался настойчивый стук :
- Анна, можно войти?
Она хотела крикнуть, чтобы он навсегда убирался из её жизни, но лишь прошептала несколько бессмысленных звуков. И тогда она поняла: о ужас, голос пропал. Распахнув дверь она набросилась на Владимира с кулаками, яростная и прекрасная. А потом вдруг обессилев, разрыдалась и упала на кровать. Корф стал на колени и стал гладить вздрагивающие плечи и голову. А когда Анна повернула к нему заплаканное и совсем некрасивое лицо, стал покрывать поцелуями глаза, лоб, губы. Девушка отстранилась и примолкла. Одними губами спросила:
- А что Вы делаете?
Владимир улыбнулся:
- Сам не понимаю, - и снова стал целовать её лицо и руки. Телефонный звонок был резким и настойчивым.
- Мишель, прости, но больше не звони по этому номеру.

На тот конкурс она так и не поехала. Романов отдал им свой дом в Альпах, где они провели после скромной церемонии целых две недели блаженства. А потом были долгие месяцы восстановления. Когда Анне удалось с прежним блеском исполнить арию «Тоски», Оболенский прослезился. О своём племяннике он теперь никогда не вспоминал, хотя Полина докладывала Анне, что «подлец в зале».
Конкурсные дни были насыщенными и напряжёнными. Анна нервничала. Каждый день ей доставляли в номер тюльпаны с неизменной карточкой «Любимой». А когда накануне финала сидела в кафе, маленькая девочка передала ей записку. Она подняла голову и увидела уличных музыкантов. Шарманщик широко улыбался: «Владимир». А потом они долго бродили по расцвеченным огнями улицам Зальцбурга и заглядывали в окна домов. Владимир шептал ей: «Это неприлично», а она улыбалась и вторила, прижавшись к нему: «Это вообще незаконно».

И она выиграла. Они весь вечер праздновали. Переходили от одного кафе к другому. Далеко за полночь Анна уснула прямо в кресле их гостиничного номера. Владимир перенёс спящую жену в постель, и долго любовался её чудесным лицом. Потом раскрыл свежий номер «Вокруг света», купленный в аэропорту и открыл последнюю страницу, где печатались «Московские старости»: « 25 декабря сего года восходящая звезда российской оперной сцены покорила публику… Поклонники устроили ей овации… Супруг был вынужден…» Корф захлопнул номер и бросил его в камин. Чёрт знает что печатают в этих журналах!

Форум "Бедная Настя"