Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Второе Солнце". Автор - Жоржетта.

Название: Второе Солнце
Герои: Серж – Натали – Алекс
Примечание: AU, где-то когда-то
Примечание 2: точка входа - устройство телепортации


Давно он не видел такого неба. Второе Солнце горело ровным зеленым пламенем, его ярко-изумрудный ореол время от времени вспыхивал густо-синими бликами. Небесное полотно было на удивление мутным и безжизненно-серым, словно Второе Солнце существовало отдельно, вне бездонного пространства, жадно впитывающего и гасящего его сияние. Однако то тут, то там его вдруг прорезАли неоново-желтые или малиновые стрелы и завитки. Далеко на востоке, почти у самой линии горизонта мерцал сноп белых искр, то разрастаясь, то сжимаясь до одной светящейся точки, словно непрерывно пульсирующий звездный фонтан.
Да, давно он не видел такого неба, хотя каждый день, если была такая возможность, заглядывал в его бесконечную пропасть.
Наверное, безопаснее было оставаться в укрытии, но ему никак не хотелось провести эти несколько часов до такого важного в его жизни рассвета, в душном замкнутом пространстве, прислушиваясь к разноголосице ночных звуков за мертвой стеной. Ему необходим был воздух, ощущение свободы и таинственной пустоты, заключавшей в себе единственно возможное для него будущее - такую долгожданную перемену, в которую он заставлял себя верить последние годы. И сейчас, в те самые мгновения, когда каждая истекающая минута приближала его к роковой определенности, ему требовалось еще больше душевных сил для преодоления неизбежных сомнений, еще больше терпения в готовности пережить этот последний отрезок мучительного ожидания. Конечно, он не был до конца уверен, что его условие будет выполнено. Но, хотя она и не ответила прямо, отсутствие с её стороны категорического отказа уже вселяло в него почти стопроцентную убежденность. Наверное, потому что знал он её довольно неплохо и, вполне допуская в ней умение, а зачастую и склонность к манипуляциям и играм, прекрасно осознавал, что на расчетливый, подлый обман она не способна. А в его случае её "ни да, ни нет" именно такой подлостью и явилось бы. Поэтому он продолжал дышать относительно ровно, впитывая окружающее пространство, одарившее его неожиданной торжественностью, и только огонек очередной сигареты красноречиво подрагивал в многоцветных сумерках.
Алекса он тоже вынес на воздух - ему показалось неправильным оставлять его в мрачном подземелье. Кроме того, нужно было контролировать его состояние, и Сергей периодически бросал на раскинувшуюся на земле фигуру тревожный взгляд - от многодневных пыток лицо Алекса стало едва узнаваемым, правая рука была перебита и неестественно согнута, окровавленная одежда превратилась в липкие лохмотья. Уже какое-то время он лежал молча, хотя сразу после перемещения, которое явно ухудшило его состояние, долго стонал, бредя и задыхаясь. Изредка он приходил в сознание и, хотя едва различал склонившееся над ним лицо, безошибочно узнавал его и, бессвязно бормоча, старался использовать краткие мгновения просветления для того, чтобы выразить этому человеку все свое презрение.
Поначалу Сергей вслушивался, стараясь отделять сказанное со смыслом от очевидной нелепицы. Но потом его взгляд остановился на металлическом кружеве ограды, торчащей просто так, без какого-либо строения, к которому она могла бы относиться, посреди пятачка потрескавшейся бесцветной земли. Ещё несколько часов назад Натали стояла там, прислонившись спиной к чугунному полотну. Он стоял рядом. Они почти не смотрели друг на друга. Обжигающий ветер осыпАл их невидимой пылью, но Натали сняла повязку с лица и, помолчав, улыбнулась. Ему, наверное, должна была показаться странной эта её улыбка в тот момент, когда её муж, едва живой, валялся на полу сырой камеры, ожидая казни. Но он видел её насквозь, всё в ней было для него настолько естественным и простым, настолько прозрачным! Несмотря на то, что они довольно давно не виделись, Сергей каким-то образом предугадывал каждое её движение, словно они многократно репетировали эту встречу. Все происходящее, по его мнению, было уже давно предопределено, и главное - он сумел дождаться торжества предопределения. На него накатила расслабленность, даже апатия. Было так приятно чувствовать неожиданную невозмутимость рядом с нею.
Он посмотрел на Натали - её лицо было обращено к далекому краю пустыни. Он долго и спокойно изучал её заострившийся профиль, понимая, что она чувствует это и позволяет себя рассматривать.
- Я сильно изменилась, что скажешь? - не поворачиваясь, спросила она и снова улыбнулась
- Нет, почти нет.
Натали дернула плечами:
- Врешь! Я знаю, что изменилась и не к лучшему.
Сергею сложно было определить, что за перемена произошла с нею. Ветер развевал пушистые выцветшие пряди, бронзовый загар - свидетельство многочасового пребывания на удушливом пекле - ещё сильнее подчеркивал её изможденную худобу, потемневший взгляд был уверенным и в то же время озабоченным, утомленным. Она улыбалась и улыбка её выглядела вполне искренней, но это никак не соответствовало ситуации и потому смотрелось вынужденным. Да, Сергей явственно видел, что женщина перед ним лишь отдаленно напоминала ту прелестную девушку, которую он знал когда-то. И все же он испытывал едва осознаваемую теплую, нежную радость от встречи с нею, от очевидной уверенности, что это та самая, “его” Наташа.
- А ты не сказать, чтобы сильно продвинулся по службе.
- Да уж. Не ставил себе такой цели, может быть?
- Наверняка - это так на тебя похоже.
- Странно…
-Что?
-Что ты можешь судить, что похоже на меня, а что нет.
Ещё около получаса они болтали о всякой чепухе, не интересной ни ей, ни ему.
Наконец, она примолкла, покручивая сигарету между пальцами, понимая, что все возможные темы для беспредметных разговоров исчерпаны и стараясь собраться с духом для перехода к главному. Сергей не ожидал увидеть такую её нерешительность, а, по правде, его уже вымотало их лицемерное вальсирование. Она была не она, когда улыбалась ему, он ощущал мрак и тоску, исходящие от неё. Да и он был не он рядом с нею, с нею такой. Он переставал понимать свои мотивы, свои прошлые и дальнейшие поступки. Надо было прекращать это. Он отбросил сигарету:
- Я все жду, когда ты начнешь…
- Начну что?
- Начнешь, наконец, говорить, зачем пришла. Не понимаю, к чему вся эта лишняя болтовня. Нет, не сказать, чтобы я был против, но я не понимаю, зачем это ТЕБЕ? Ты всегда знала, чего хочешь, и умела четко излагать. На этот раз даже я знаю, что тебе нужно, но начать говорить должна ты.
Натали на миг зажмурилась, как перед прыжком и с едва заметным волнением быстро спросила:
- Точка входа… она все ещё у тебя?
Он вдруг перебил её:
- Веришь ли, я всегда знал, что этот день настанет, и ты вновь обратишься ко мне.
- Клянусь - никто никогда не узнает, что точка входа принадлежит тебе.
Сергей поморщился:
- Не клянись, пожалуйста, - это больно.
Натали виновато кивнула и тихо забормотала:
- Как только это случилось с Алексом, как только я узнала, где он, я сразу подумала о тебе. Ты уже однажды помог мне, и я никогда этого не забуду.
-Ну, ты дорого мне заплатила.
Она посмотрела ему в глаза - так бесстрашно, без капли смущения, и покачала головой, вновь вдруг улыбнувшись:
-И не надейся. То, что случилось между нами тогда, ничего для меня не значило. Абсолютно ничего. Я даже не помню, как это было. Можно сказать, что меня, Натали Репниной, там и не было вовсе. Продешевил ты, Серж.
-Я так не считаю.
Он вдруг испугался, что собьется и начнет говорить то, чего не должен и о чем уже давно не думает.
- Ты придаешь тому случаю слишком большое значение, - она словно сжалилась над ним, внезапно посерьезнев.
- А Алекс? Он придает тому случаю значение?
- На тот момент мы с Алексом не были вместе, ты же знаешь. Все, что было до него…
- А Мишель? Он знал?
- Мишель… Думаю, однажды он бы убил тебя… - она осеклась, лицо её исказила болезненная гримаса. Сергей опередил её:
- Я слышал, как он погиб. Страшная смерть.
Она резко оборвала его:
- Я не верю в это! Тела не нашли, поэтому для меня он все ещё жив.
Он опустил голову, заключив, что самым ободряющим для неё сейчас станет его согласное молчание. Потом, сосредоточенно растягивая слова, тихо произнес:
- Значит, у меня все ещё есть шанс…
- Шанс?
- Ну, умереть от его руки.
- О да! И весьма реальный! –кокетливые слова прозвучали так горько, что он, выдохнув, отвернулся.

Краем глаза Сергей вдруг уловил движение слева, там, где лежал Алекс. Оглянувшись, он поймал на себе его застывший взгляд, вполне осмысленный и даже вызывающий.
-Я узнаЮ тебя.
Сергей медлил, не разобрав ещё, насколько Алекс в себе. А тот, словно боясь, что вот-вот вновь потеряет сознание, выпалил:
- Когда ты помог бежать Мишелю, Натали мне все рассказала. Все, понимаешь?
Сергей замер на пару мгновений, выбирая между молчанием и объяснением, и вдруг признался себе, что вообще-то ему всё равно:
- Ясно. Тогда, думаю, нам не стоит развивать эту тему - наш разговор может приобрести слишком эмоциональную окраску. Ты же не будешь против…
Алекс вдруг взорвался:
- Ох, прекрати! Всё корчишь из себя дворянина. Ты уже давно перестал им быть, ничтожество! Ты просто цепной пес - не мни о себе бОльшего.
Алекс горячился всё сильнее, и Сергею стало даже как-то не по себе от собственной невозмутимости:
- Так ведь и ты сын начальника колонии и тоже дворянин, а связался с отбросами, мятежниками.
- Не равняй нас. Я бы никогда…
- Не надо… Ты этого не знаешь.
Сергей протянул Алексу сигарету, но тот презрительно фыркнул.
- Да, ты прав. И, поверь, я совершенно не заслуживаю твоих волнений - Натали действительно любит тебя, - Сергей тут же осознал, что совершил пакость, его слова произвели прямо противоположный эффект.
- О, да! – Алекс повысил голос, насколько мог, - Так любит, что готова была изменить мне. Но мне плевать - тебе ведь не это нужно. Я знаю, чего ты хочешь. Так вот учти - я против, слышишь? И всегда буду против! Она - моя! Так было с самого начала, так и останется.
- Останется, не нервничай - тебе вредно. И как бы ты ни был против, это дело только между мною и Натали. Так что ей решать. На моем месте ты поступил бы так же. Я имею право знать.
Сергей почувствовал явное раздражение от того, что Алекс оказался так проницателен, гораздо проницательнее Натали.
- Нет у тебя никаких прав. Ты мерзавец! Ты - враг!
- Ну, да, мерзавец, враг, помощью которого ты пользуешься, чтобы избежать мучительной смерти.
- Трижды мерзавец! Ты прекрасно знаешь, если бы выбор был за мной, я бы лучше сдох в той камере… Я бы никогда тебя не попросил!
Сергей усмехнулся.

- Я бы никогда тебя не попросила, но на этот раз у меня просто нет выхода. Ты понимаешь, я бы никогда тебя не попросила…
Она стала запинаться, силилась подобрать слова, но губы её задрожали:
- И мне даже все равно, пытал ли ты его лично. Я боюсь спрашивать об этом, ведь, если да, то мне просто нельзя будет принять твою помощь, понимаешь? И потому я не спрашиваю, нет, я не хочу знать, - слезы вдруг покатились из её глаз, да так неудержимо, что Сергею стало больно от мысли, как же долго ей приходилось сдерживаться, и каково же ей на самом деле, если она вот так искренне и безыскусно разрыдалась перед ним, - Для меня важно лишь, чтобы он вернулся ко мне. И я сделаю все, слышишь? все ради этого.
Его словно что-то толкнуло.
- Сделаешь? Всё? Действительно? – энергично проговорил Сергей и многозначительно замолчал, давая понять, что в этот момент её решимость пойти на самые крайние меры очень важна, - Хорошо, у меня есть всего одно условие, - он помедлил, не представляя, как сможет произнести это. Слова застряли в горле, и он лишь выдавил, - ну, я думаю, ты сама можешь догадаться, какое.
Она быстро закивала, вытирая слезы:
- Конечно, могу, - легким, каким-то даже родственным, движением она погладила его волосы, - Я ведь вижу - ты все тот же.И деньги тебе не нужны.
Он не двигался, едва сдерживаясь, чтобы не перехватить её руку.
- Нет, не деньги.
- Помню-помню: "Я дворянин! Уберите это!" - она как-то жалко улыбнулась, - Ну, значит, все как в прошлый раз?
- Нет, не как в прошлый раз, ты все-таки не поняла, - онрешительно придвинулся к ней, и, наклонившись, заглянул в глаза.
Она застыла в замешательстве. Лицо её припухло и покраснело от слез, но Сергей не хотел жалеть её. Эти слезы не о нем, они - о другом. И, наверное, его, Сергея, это даже не трогает. Сейчас ей станет ещё больнее, но должно же это когда-то закончиться!
- Ты в самом деле думала, что я не узнаю? –тихо, словно боясь испугать, сказал он и аккуратно сжал её запястье.
Краска вмиг схлынула с её заплаканного лица. Наталисудорожно отдернула руку и заметно пошатнулась, но Сергей мгновенно придержал её ладонью за талию. Переждав пару секунд, она благодарно кивнула, не сводя с него горящего взгляда, затем огляделась, будто ища помощи, и медленно выдохнула. Видя, что она всё ещё не решается говорить, Сергей уверенно продолжил:
- Однажды вас всех поймают и повесят. Ты задумывалась об этом? И что тогда? - он поторопился, опережая её возмущение и крепче прижимая к себе, - Да, конечно, наверняка на этот случай у тебя уже припасена пара надежных людей, которым ты доверяешь, как самой себе. Но тебе не кажется, что по-настоящему преданным и необходимым в этот момент могу быть только я? Ведь мне не все равно, ты должна понять, мне не всё равно!
Он схватил её за плечи, встряхивая, ему нужен был ответ, немедленно. Но она упорно молчала, помертвев, и на одно лишь мгновение его охватил страх, что это конец.
Он выпустил её и отстранился, упершись плечом в металлический прут ограды. Он понимал, что сказать больше нечего, и всё сейчас будет бесполезным и лишним, если внутри нее самой что-то не отзовется, не откликнется на его призыв. И у него была надежда - ведь не только же от безысходности она уже второй раз доверяет ему жизнь близкого человека.
Натали медленно выпрямилась, приходя, наконец, в себя, и вот уже совершенно спокойно посмотрела на него и чуть улыбнулась. И это была настоящая, живая, её, улыбка:
- Ну, что ж… Я знаю, что точка входа может перенести тебя и Алекса только в знакомое место. Невозможно переместиться туда, где ты ни разу не был. Тогда пусть это будет здесь. Когда?
- Я смогу сегодня ночью. Вы должны быть здесь на рассвете, мне нужно ещё успеть вернуться. Это реально?
Она кивнула:
- Да. Мне пора.

Он взглянул на Алекса и его пронзил панический холод. Тот лежал тихо-тихо, застыв в неудобной позе. Сергей бросился к изувеченному телу, схватив здоровую руку, попытался нащупать пульс. Алекс был жив, только снова без сознания или просто крепко спал. Сергей дрожал, и, не выпуская его запястья, следил за розовеющим небом. Он не знал, откуда должны появиться те, кого он ждал, но назначенный час наступал. Скоро непривычный звук нарушил фоновое пыльное шуршание, прямо перед Сергеем из плотного облака рассветной дымки вынырнули две черные точки.

Она сама не приехала. Даже ради того, чтобы лично забрать Алекса. Это многое значило для Сергея и означало.
Пока пара здоровяков переносила в скоростной джип Алекса, парень в выцветшей лицевой повязке подошел к Сергею и протянул ему плотный бумажный пакет и незапечатанную записку.
Сергей тут же развернул её и прочёл: “Однажды нас всех поймают и повесят, помнишь?»
Рядом раздался голос:
- Содержимое пакета надо уничтожить - вы знаете, в чьих это интересах.
Сергей вздрогнул и нахмурился, почувствовав внезапный прилив ярости, испытующе взглянул на посыльного - этот человек, что, в курсе? Но тот безразлично развернулся и резвым шагом исполнительного солдата направился ко второму джипу. Сергей расслабился - нет, не может быть. Ему просто велели передать набор слов.
Он неторопливо распечатал пакет, оказавшийся сложенной картой, бегло просмотрел черно-белые разметки и увидел маленький зеленый крестик. Там он не был ни разу.
Резко обернувшись, безотчетными движениями сминая бумажный лист и другой рукой доставая из кармана зажигалку, Сергей застыл на пару мгновений, всматриваясь в мертвую линию горизонта.
Где-то там, за сиреневыми горами, покрытыми аллергической пылью, на дне чудом сохранившегося цветущего котлована, живет маленькая девочка. Шелковистые каштановые прядки перевязаны льняной лентой, в зеленых глазах отражаются блики Второго Солнца.

Форум "Бедная Настя"