Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Попутчица". Автор - Нюша.

Название: "Попутчица"
Автор: Нюша
Рейтинг: PG-13
Жанр: мелодрама
Герои: Анна и Владимир
Время и место действия: современность, юг Франции
Сюжет не мой, источник затерялся в памяти автора.


Владимир Корф гнал машину, словно пытался убежать. От чего? Или, все-таки, от кого? Он не знал ответа. Мучительные размышления терзали его уже второй день. Скоро его жизнь изменится. Он чувствовал это. Отец настаивал на его браке, выгодном во всех отношениях: самая замечательная, светлая и ласковая в мире девушка должна стать его женой. Как можно не любить такую девушку? Дочь старинного друга отца, которую знаешь с детства, добрую подругу тех беззаботных счастливых времен, когда еще не думаешь о будущем, когда тебя волнует больше как работает любимая радиоуправляемая машинка. Они выросли, их отцы решили объединить свои огромные компании, и жизни их детей. Ведь все так просто: ты знаешь ее с детства, она безумно в тебя влюблена, что же еще?
«Любовь. Любовь?! Да ты сам не веришь в это эфемерное чувство, которым упиваются поэты и прозаики. Сколько ты искал по свету это чувство? Может, Лиза это и есть твоя судьба, от которой ты пытаешься убежать, в поисках чего-то, во что сам не веришь? Смирись».
Что еще нужно успешному молодому человеку: тихая семейная обитель с женой, которую можно с легким сердцем оставить, пытаясь найти забвение от проблем в объятиях случайной красотки и не терзать себя после муками совести, потому что он не будет любить свою жену.
«Да что со мной? Может, Лиза своей любовью сможет изменить меня, и я с удовольствием окунусь в теплоту семейного очага? Ты сам не веришь своим словам».
Внедорожник прижался к обочине. Владимир вышел и закурил, оглядывая пустынную трассу с редкими автомобилями. Дорога из Марселя ничуть не утомила его, все же он, верно, решил, когда оправился в Монако на машине. Сменив дорогой костюм на рубашку Polo и джинсовые бриджи, будто сбросил с себя вместе с одеждой проблемы душного города и суетливого ритма жизни делового человека. Дорогу он выбрал намеренно подальше от берега моря, не желая даже видеть лазурную и безмятежную кромку водной глади из окна автомобиля. Тяжелые мысли контрастировали с окружающим великолепием природы побережья. Дорога в основном была обрамлена с одной стороны невысокой скалистой стеной, а с другой – обрывами, обычный серпантин среди французских Альп. Яркая зелень кустарников, редких деревьев, роскошь горных пейзажей сегодня не радовала глаз.
Что-то мешало ему двигаться дальше, что-то держало и не пускало к перемене в своей жизни.
«Можно, наконец, помириться с отцом, выполняя его волю.- Отрешенно думал молодой человек,- Все будут счастливы этому браку. Все. Кроме меня!»
Заметив движение из-за покатого склона дороги, пригляделся. Легкой походкой к нему приближалась невысокая фигура. Он сначала подумал, подросток, но по мере приближения, он разглядел под бейсболкой светлые локоны растрепанных кос на хрупких плечиках девушки, а под голубой футболкой вполне сформировавшуюся грудь. «Интересно, что она здесь делает совсем одна. Ах, да здесь же в паре километров от шоссе есть небольшой поселок с неплохим ресторанчиком». Обычно подобные уютные кафе находились метрах в семидесяти от дороги, но этот ресторан он помнил очень хорошо, потому что не раз приходилось там бывать. Ближе ничего не было.
Девушка, размахивая сломанной веткой кустарника, быстро прошла мимо, сверкнув голубыми глазищами из-под козырька бейсболки и пошла дальше вдоль шоссе. За спиной у нее болтался небольшой рюкзак.
Владимир проводил ее блуждающим взглядом и вернулся к своим тяжелым мыслям. «Я даже потом развестись не смогу с Лизой, отец не позволит развалить холдинг после слияния, да и скандала с разводом не допустит, замкнутый круг какой-то!»
Постояв еще немного, сел за руль и устало потер глаза. По дороге все еще двигалась девушка, которая не свернула на проселочную дорогу, ведущую к поселку. Проезжая мимо, в голову пришла мысль отвлечься и пригласить девушку подвезти. Он затормозил чуть дальше от нее и перегородил ей дорогу.
Она удивленно посмотрела на незнакомца и остановилась.
-Что вам угодно? - нежный голосок заставил Владимира растеряться.
«Она же француженка, а я язык плохо знаю, переговоры только с переводчиком. Влип!» Но быстро сообразил:
-Вы знаете английский?
-Да, - с легким акцентом произнесла девушка, вытирая дорожную пыль со лба тыльной стороной изящной ладошки.
-Вас повезти? Вы куда идете?
-Прямо.- Ответила девушка немного грустно.
«Верно, ее английский не слишком хорош».
-Поедем прямо?
-В Монако, - уже с улыбкой пояснила она,- поедем,- и подошла к машине.
Остановилась у двери, будто чего-то ожидая. Владимир сначала удивился, а потом понял, она ждет, чтобы он ей дверь открыл. «Ничего себе, манерная!»- присвистнул про себя Корф, однако с готовностью распахнул перед ней дверь. Она благодарно одарила его ослепительной улыбкой и села в машину.
Разговаривать с ней не хотелось, она так же отвечала ему молчанием. Каждый погрузился в свои мысли. Чтобы отвлечься, Владимир краем глаза стал разглядывать незнакомку: точеный маленький носик, огромные глаза в обрамлении густых длинных ресниц, нежная чуть золотая от загара кожа, полные чувственные губы, тонкие холеные руки с длинными пальчиками и ухоженными ноготками. На среднем пальчике левой руки сверкнуло скромное колечко с гравировкой.
Она сняла бейсболку и чуть пригладила роскошные белокурые локоны, выбившиеся из растрепанных кос. «Лет двадцать не больше,- подумал истинный знаток женского пола, - красавица. Но взгляд слишком серьезный для столь юной особы. Чего ее понесло куда-то автостопом? И не боится меня ни капли, доверяет. Я бы на ее месте себе бы не доверял!»
-Как тебя зовут? – прервал молчание Владимир.
-Ан…- почему-то запнулась девушка, но быстро поправилась,- Энни.
«Анна, значит, по-русски»,- подумал Владимир и объявил:
-Очень приятно. Вольдемар. – И подарил девушке одну из самых приятных улыбок из его донжуанского арсенала.
Вдруг почувствовал, что мысли, терзавшие воспаленный мозг все утро, отступают и в голове появляется легкость. Сидящая рядом девушка, сама того не подозревая, излечила его от головной боли своей обезоруживающей улыбкой и мелодичным голосом.
Вдруг дорогу перебежало что-то маленькое, и Владимир резко затормозил. Какой-то зверек, похожий на сурка, благополучно пересек дорожную полосу и скрылся в кустах.
-Черт бы его побрал! – выругался по-русски Корф. – Вы в порядке? – уже по-английски обратился он к девушке, которая уперлась руками в переднюю панель, несмотря на ремень безопасности.
Она рассмеялась и с небольшим акцентом ответила сквозь смех:
-Ты русский?! Только русские могут так честно выражать свои эмоции!
Владимир от неожиданности раскрыл рот и заинтересованно спросил:
-Ты тоже русская?
-Нет, бабушка очень хорошо знает твой язык. Она очень любит русскую литературу. Вот и меня научила.
-Ты неплохо говоришь. Почти без акцента. Если тебе не трудно, может, на русский перейдем?
-О, я с удовольствием. Практика всегда нужна. Поправляй меня, пожалуйста.
Анна больше не заговаривала и жадно разглядывала пейзажи, мелькавшие за окном, будто пыталась запомнить каждую веточку неказистого кустика, каждый придорожный валун.
Девушка порылась в рюкзаке и достала бутылку минеральной воды. Стоило ей поднести горлышко бутылки к губам, Владимир нарочно дернул машину, и вода слегка обрызгала футболку девушки. Он ждал реакции: «Если она манерная девица, то наорет, если нет – то надуется». Но ошибся, потому что девушка посмотрела на него жалобным взглядом и вдруг громко рассмеялась. «Боже, какая красивая!»- задохнулся Корф и ответил ей извинительной улыбкой.
-Спасибо, - сквозь смех произнесла Анна, - очень жарко, а ты здорово освежил!
-Да не за что. Скоро будем проезжать Сант-Максим, в паре километров от города есть неплохой пляж. Если хочешь, искупаемся в море?
-Очень хочу!- глаза девушки загорелись,- а ты не спешишь?
-Нет, мне спешить туда, куда я еду, совсем не хочется!
-Не понимаю, ты не путешественник?
-Ты хотела спросить «турист»? Нет, я не турист. Работаю в Марселе. В Каннах меня ждут… дела.
-Ты тоже несвободный…- будто самой себе грустно сказала она.
Владимир не донца понял ее фразу, но поспешил заверить:
-Нет, я свободный.
-Не каждый человек может о себе так сказать. Значит, ты счастливый!
Владимир понял, что она имела ввиду. «Какой же ты свободный, если кругом сковывают обязанности перед фирмой, отцом, навязанной невестой! Даже перед самим собой: решить никак не можешь, что делать».
Анна задумалась о чем-то своем. Горькая усмешка проскользнула на ее губах:
-А знаешь, я так мечтаю быть свободной: принимать собственные решения, ни от кого не зависеть, чтобы исполнялись желания души и сердца.
Анна, сама того не зная, вдруг прочла его мысли и, в отличие от него, произнесла их вслух.
-Что же тебе мешает? – решив поддержать разговор, Владимир боялся услышать ее ответ. Она уклончиво ответила:
-Мне мешает чужое мнение, родительская опека и обязанности перед ними.
-Ты же не маленькая уже?
-Дело не в возрасте.- Отмахнулась она с грустью. - Одним словом, мечты пока остаются мечтами. Но всегда есть надежда, - она как-то особенно выделила это слово, помолчала и продолжила. – А пока я живу сегодняшним днем и не хочу думать о завтрашнем. Пока есть дорога и мои решения, а, значит, я сегодня счастлива!
«Странная, будто что-то недоговаривает. Мучается, как и я. Может, ее тоже родители за кого-то замуж хотят отдать?» Но вслух он не решился спросить об этом. Вместо этого довольно произнес:
-Вот и пляж. Искупаемся?
-С удовольствием!
Избегая людного пляжа, Владимир, съехав с дороги, припарковался у пустынного холмистого берега с огромными валунами и тонкой кромкой белого песка. Запах соленой воды защекотал ноздри, а слух тут же уловил мягкий прибой волн. Солнце уже садилось, жара спадала и вода, прогретая июльским пеклом, манила к себе, обещая неземное наслаждение.
Анна попросила его выйти из машины, чтобы переодеться в купальник. Владимир порылся с дорожной сумке, доставая плавки, и исчез за валуном.
Он увидел ее, уже вынырнув из воды и замер, разглядывая девушку. Владимир в своей жизни повидал немало женщин, но она! Анна была идеальна. Невысокий рост не портил фигуру, а наоборот подчеркивал ее изящность и хрупкость.
Она медленно распускала запутанные косы, перебирая пальчиками по пушистым волосам, пытаясь их «причесать». Поймала его взгляд и спросила:
-Как вода?
-Идеальна! – произнес Владимир вслух мысли об Анне.
Она засмеялась и с разбегу бросилась в прозрачную воду. Достав дна ногами, Владимир наблюдал за ее неспешными движениями и блаженной улыбкой. Она нырнула, но гладь воды замерла, не выпустив девушку обратно. Он занервничал и уже было бросился к тому месту, где Анна нырнула, но его шею сзади обхватили тонкие руки и совсем близко он услышал насмешливый шепот:
-Попался…
Дальше все было как во сне: развернувшись к ней лицом, Владимир не мог наглядеться в ее бездонные глаза, отражавшие заходящее солнце и блики затухающего моря. Тихонько коснулся ее влажных соленых губ своими губами, будто пробовал что-то горячее, обжигающее. Ее глаза расширились, но тут же прикрылись веками в блаженном восторге от ощущения. Решительно притянув ее руками к себе, стал целовать жадно и страстно.
Он и сам не ожидал от себя такого неистового наплыва чувств, боялся испугать девушку, но, прерывая поцелуи и жадно хватая горячий воздух ртом, он заглядывал ей в лицо и с радостью видел ответный огонь желания.
Остывающая вода уже не могла охлаждать горевшие сплетенные тела. Владимир поднял девушку на руки и вынес на берег. Не выпуская из объятий нежное тело, осторожно опустился на мокрый песок. Поцелуи становились все жарче и бесстыднее и прерывались лишь для того, чтобы шепнуть друг другу нежное слово. Волны безумия накатывали на разгоряченные ласками тела, как и робкие волны ласкали их сплетенные ноги. Он пил соленую влагу ее тела и не мог напиться. Их тела слились в единое целое, и весь мир перестал существовать вокруг.
Не ожидав от себя такой самозабвенной отдачи, Владимир не спешил выпускать девушку из объятий, пытаясь нас ладиться каждым мигом близости с ней. Она счастливо улыбалась и водила пальчиком по его лицу, будто старалась запомнить каждую черту. Он попытался угадать ее мысли, но помимо плескавшегося в глазах счастья, он заметил легкую грусть. Или ему показалось?
-Ты жалеешь?- шепотом спросил Владимир, лаская губами мочку уха девушки.
-Нет, что ты… спасибо…
От нахлынувшей нежности к ней он стал задыхаться. Сколько женщин сгорало от страсти в его умелых объятиях, но ни одна не говорила ему такое, казалось неуместное вежливое, слово «спасибо». Хотелось смеяться и закружить ее на руках.
Сумрак все еще пытался разорвать крепкие объятия пары, напоминая, что в права неумолимо вступает ночь. Но они словно не замечали этого. Когда Анна немного повела плечиками от легкого бриза, Владимир спохватился и заставил себя оторваться от девушки.
На ночь они разместились в отеле «Le Preconil» , не договариваясь, сняли номер для двоих. Единственное, что смутило на миг Владимира, так это желание девушки быть неузнанной: в людном холле отеля она быстро натянула бейсболку на самые глаза и попросила оформить номер на него. При любопытных взглядах посторонних она нарочно горбила спину, хотя ее поистине царской осанке позавидовала бы любая красавица. «Верно, ее смущает, что мы вместе, боится чего-то». Но тут же отбросил эти мысли, заглянув ее в глаза, которые искрились тихим счастьем.
Опять-таки по ее желанию, ужин заказали в номер. Удобно расположившись на балконе, они сначала чинно расселись. Глядя на ее величественные жесты с приборами и салфеткой, он игриво стал ей подражать. Она заметила и сперва смутилась. Но тут же чопорный ужин превратила в веселую игру: они, смеясь, стали кормили друг друга с рук. Звонкий смех разрывал темноту южной ночи, пока губы, которыми нежно касался Владимир ее тонких пальчиков и теплой ладошки, не стали настойчивыми и более ненасытными.
Эта ночь была безумием для него, полной неги и блаженства, неутомимого желания и неистового вожделения. Он не мог остановиться, насытиться ею. Не понимал, что с ним происходит, но чувствовал, что это что-то долгожданное, не испытанное ранее. Волны счастья накрывали с головой, но он не боялся в них утонуть, потому что уже безнадежно утонул в голубых омутах глаз красавицы. Он чувствовал всем телом, как она отдавалась ему, как впитывала его ласки и тихий безумный шепот его губ.
На рассвете, утомленный безумной негой ночи, он уснул, сжимая в объятиях девушку, которая смогла разбудить в нем новое чувство, до сих пор не испытанное им.
Ближе к полудню Владимир проснулся как от толчка. Еще не раскрыв глаза, он вдруг почувствовал пустоту. Ну, конечно, ее не было в постели. Накатило вдруг минутное разочарование, с которым он быстро справился и отправился на ее поиски. Но холодок уже начинал медленно прокрадываться в его сердце, заставляя его выдавать неровные толчки.
Ее не было в номере! Ее вещей тоже!!! «Спрашивать кого-либо не имеет смысла. Господи, я же о ней ничего не знаю! Кроме имени. Может, и имени тоже не знаю, - схватившись за голову, лихорадочно размышлял Владимир,- почему она ушла? Куда? Как теперь найти ее?!»
Он не спеша стал собираться, мучительно думая, с чего начать поиски. Бросил взгляд на кровать, хранившую следы их ночного безумия, не удержался и прилег, пытаясь вдохнуть еще немного ее запаха, сохранившегося в простынях. На тумбочке что-то блеснуло. Он быстро подошел и увидел ее колечко. Нежность вперемешку с отчаянием снова нахлынула на него. Он сел на край кровати и рассмотрел гравировку кольца, где красивым старинным шрифтом было выбито имя « Anastasia».
Все еще трепетно сжимая колечко, он машинально разглядывал комнату. Взгляд упал на включенную без звука панель телевизора. «Странно, я не помню, чтобы я его включал»,- и замер от увиденного: на канале новостей замелькали вспышки сотен фотокамер, встречающих важных гостей из Монако и подборка фотографий юной девушки. Он резко вскинулся, узнав на фото свою попутчицу, и включил звук. Равнодушная речь диктора, говорящего по-французски, вещала поставленным голосом: «Канны радуются встрече…. юная принцесса Монако Анастасия, наконец, нашлась после трех дневного отсутствия…. Воссоединение правящей фамилии… пресс-атташе заверил, что принцесса была просто больна… мы молимся за здоровье всеми нами любимой принцессы….»
Владимир почувствовал, как у него темнеет в глазах. Все прояснилось. После встречи с ней прошло около суток, но эта девушка перевернула его сознание за это короткое время. Осознав ее недосягаемость, боль сдавила его сердце в безнадежной тоске по ней. Он снова не знал, что теперь ему делать.
В руке горело ее колечко, прожигало и согревало одновременно.
«Как она сказала? Всегда есть надежда!»

Послесловие.
В настоящее время правящей княжеской семье Монако три дочери, самая младшая - Шарлин Уиттсток, которой 34 года, поэтому этот рассказ - полная фантазия автора.

Форум "Бедная Настя"