Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Фотография". Автор - Nayada.

Название: Фотография
Автор: Nayada
Фэндом: БН
Жанр: настроение
Пейринг: классический
Рейтинг: немного NC
Время и герои: 21 век

Коллаж - Jina Klelia

Снег. Снег. Метель в предновогоднем городе. Ветер гонит колючий снег наискосок, бьет в лицо прохожим. Автотрассы и проспекты от сугробов спасает бесконечный медленный поток машин. Храбрецы, отважно дерзнувшие объехать пробки по маленьким улочкам, обречены. Машины барахтаются в снегу.

Анна в сотый раз оглядела себя в зеркало. Розовое бальное платье с широкой кружевной сборкой вокруг декольте сшито во всем правилам. Великолепно стилизовано под наряд начала девятнадцатого века. Сегодня она будет танцевать с Владимиром и чувствовать себя золушкой из сказки, в сопровождении прекрасного принца. Иван Иванович Корф, владелец огромной компании, отец Владимира, устраивал бал-маскарад в новогоднюю ночь. Все свои разучили роли, во время празднества участвующие в маскараде будут представлять маленькие истории. Ах, как понравилась эта идея Анне! Драгоценный супруг, Владимир Корф, костюмированную забаву не одобрял и белый офицерский мундир с аксельбантами воспринял в штыки. Анна едва его уговорила. И теперь, по легенде, он барон, барин-самодур, бретер и дуэлянт, а она его крепостная... И конечно же, он любит только ее...

Анна готова. Полчаса в одиночку боролась с завязками и крючками. В фижмах страшно присесть на стул, корсет давит, но терпимо. Зато тонкая талия стала совсем осиной, волосы красиво уложены, а ее умопомрачительного рыцаря, того, кто в новогоднем представлении должен быть ее деспотом, ее хозяином и кумиром, все нет и нет!

Владимир звонил через каждые полчаса и с уныло сообщал, что стоит в пробке. Бесконечная вереница машин, многочисленные аварии на дорогах. Анна совсем отчаялась, бродила по квартире, задерживалась у окна, прислонившись лбом к холодному стеклу, подолгу смотрела вниз, надеясь что вдруг, внезапно, как чудо, увидит его машину, въезжающую в узкий колодец старого Петербургского двора. Но увы. Увы.

Она никогда не принадлежала к типу тех женщин, которые весь день тридцать первого декабря непрерывно режут салаты и лепят пироги. Если они и встречали новый год дома, то только вдвоем. На диване, с бокалами шампанского, маленькие тарталетки с икрой в качестве закуски и обязательно мандарины. Забравшись вдвоем под пушистый плед, смотрели «Ёлки» или «Соломенную шляпку», затаив дыхание слушали самое главное поздравление, а потом равнодушно переключали каналы. Какие пошлые шоу показывали по телевизору из года в год! Нацеловавшись до звона в ушах, плелись в спальню и продолжали праздновать там. Но эта встреча Нового года должна быть особенной. Будет шумно, много народу... О необыкновенной вечеринке в офисе говорили с сентября, и Анна так ждала!

Часы показывали восемь. Начало бала в девять! Чтобы хоть чуть-чуть унять волнение и все больше и больше нарастающую тревогу, Анна решила заняться привычным домашним делом - раскладывать вещи по местам. Мужчины все одинаковы. Выпил воды, стакан там и оставил, рубашки брошены на стулья, компьютер и книжки на кухонном столе... Анна взяла один томик в руки и посмотрела на обложку. Любимый большим оригиналом не являлся, как и все современные мужчины, читал фикшн.
«Ох. Опять эти дурацкие космические гоблины!»
Анна полистала немного страницы, резко захлопнула книжку и вдруг заметила фотографию, выпорхнувшую из листов. Карточка покружила в воздухе, словно вальсируя, и медленно опустилась на пол.
Глаза не верили. Губы дрогнули в улыбке. Запечатлённый на фото день Анна помнила всегда и будет помнить. Сама фотография казалась странной. Ну кто в наше время печатает снимки! Инстаграм и этот... как его... Живой Журнал, но эта же настоящая! Анна наклонилась и бережно взяла в руки фотокарточку. Плотная глянцевая бумага казалась необычно гладкой на ощупь.

С тех прошло прошло три года. Три! Он приехал тогда неожиданно, после пяти лет отсутствия, свалился ниоткуда и появился сразу на приеме у Корфов. Праздновали день рождения Ивана Ивановича, она это хорошо помнила, много важных гостей собралось в доме в Двугорке. Появилась тайна - флэшка со шпионской информацией. А как же! У Корфа всегда все не Слава Богу. Ей сначала казалось, что он над ней подшучивает, придумал такую игру для нее.

Забыв про фижмы, Анна села на высокий стул на кухне, прислонила карточку к кружке на столе и принялась разглядывать.

Молоденькая, только что закончила магистратуру, но на фотографии она выглядела намного старше. Черное платье, тяжелая бижутерия, яркий макияж.
«Господи, это я на него так смотрю?! На него? Я что, убить его хотела?! На снимке он стоит поодаль, грустный и измученный. Помню, как до дрожи хотелось, чтобы он меня обнял, даже холодно было от этой мысли...»

Анна тихо рассмеялась, погладила пальцем изображение любимого и снова перевела взгляд на саму себя. Короткая стрижка. Вспомнила как безжалостно отрезала свою девичью косу сразу после того, как он ее бросил.
«Уехал. Что я только не творила?! Даже в рыжий цвет красилась, из-чего однажды Мишка логично сделал неожиданный, но очень правильный вывод — я Репнину не пара. Потом еще долго объяснял, что я люблю только Владимира. Пять лет его ждала, сколько ночей прорыдала в подушку.»

После приема он повез ее в Асторию, и все было пройдено сначала. Комната, заставленная вазами с цветами, и он, как сумасшедший, шептал, что это только маленькая часть тех букетов, которые он не дарил все эти долгие пять лет. И тогда она сразу вдруг подумала, что сейчас в постели он также будет наверстывать упущенное.

На часах десять. Тихо бубнил телевизор. Владимир перестал звонить, но Анна не волновалась. Батарейка в телефоне, наверное, села. Ну почему все эти люди живут в этом городе? Кто они? Куда едут и откуда? Проклятые пробки. Уронив подбородок на руки, Анна заплакала. С фотографии на нее смотрела другая женщина, сильная, независимая, разучившаяся лить слезы. В ней было столько же одиночества и тоски, сколько было сейчас у нынешней Анны.

Дверной замок щелкнул почти бесшумно. Корф осторожно прикрыл дверь, прислушался к звукам в квартире, и на цыпочках прошел на кухню.
- Вот она, моя принцесса, - прошептал он, поднимая ее на руки.
- Володь, мы опоздали!
Косметика некрасиво размазалась по лицу. Любимая безутешно плакала. Холодная с мороза куртка мгновенно остудила горячие и раскрасневшиеся от слез щеки.
- А мы как две золушки. А? Ты и я. Только ей в двенадцать убегать надо было, а мы с тобой только появимся, - мурлыкал он нежно, осыпая ее поцелуями. - Пробки рассосались, от Обводного канала почти летел. Сейчас переоденусь в вожделенный тобою офицерский мундир и поскачем. До боя курантов домчу!
О тщательном и изысканном макияже можно было забыть.
- Ну прости меня, - продолжал уговаривать он. - Ты была права, моя маленькая ворчунья. Не нужно было сегодня ехать в офис. Поговорил бы по Скайпу из дома со всеми.
- А ты меня никогда не слушаешь, - сварливо парировала Аня, шмыгая носом.
- Ну-ну...Хватит плакать. Давай, помоги мне быстренько. Где этот «белый ужас с аксельбантами»?
Анна встала, подхватила пышные юбки и побежала в спальню, а Владимир сбросил куртку. Его взгляд упал на фотографию на столе...
«Она...Тот день.»
Воспоминания хлынули волной, бросило в жар.
«Черт. Как же я тогда перетрусил.»
Жена вернулась.
- Вот. Быстрее! Может быть успеем... - она увидела фотографию в его руках и осеклась.

Внезапно оба перестали торопиться. Посмотрели друг другу в глаза. Белый мундир упал на пол рядом с курткой, и в эту минуту все было решено. Долгий взгляд серых глаз, мольба, обещание чуда и счастья. Без суеты. Спрятаться в маленькой квартирке, не отвечать на звонки. Она запоздало подумала, что в холодильнике найдется немного сыра, фуа-гра, оливки... И самое главное - мандарины ... Чего ж еще?!

«Платье. Господи. Как же со всем этим справлялись мужчины в позапрошлом веке?»
Корф обнимал жену и незаметно проводил разведку, пытаясь нащупать застежку.
«Караул! Я до утра ее из этого не вытащу!»
- Ты помнишь? - томно прошептала она.
- Да. Ты постоянно теребила бусы, мерзла, такая неприступная и нервная, и я боялся тебя обнять. К Мишке ревновал безумно, - говорил он, осторожно вынимая шпильки из ее волос, - Ты не писала, на звонки не отвечала, я думал, вы поженились давно с Мишелем.
- И я помню, - в блаженстве прикрыв глаза, тихо вторила она.
«Он не забыл. Неужели даже такие подробности сохранились в его памяти?»
- А потом в конюшне ты сняла соломинку с моей буйной башки, - продолжал он. - Вот тогда я понял, что мне на все наплевать. Мне казалось, что все те годы, пока я отсутствовал, мы продолжали постоянно ссориться. Ты только посмотри, какая ты тут сердитая, на этой фотографии.
Корф, тем временем, совсем не собирался надевать мундир. Правильно было бы сказать, наоборот. Голый торс, расстегнутый ремень на брюках и очень самодовольная улыбка.
- Почему, Володь? Я до сих пор понять не могу, - Анна поворачивалась к нему то одним боком, то другим, стараясь помочь с раздеванием.
- Не знаю. Потом этот Романов напился в хлам, и ты с ним возилась.
- А как ты сделал мне предложение? Ты помнишь?! Это ужас. Ужас, - твердила обиженно она, - Я в мыслях придумывала для тебя средневековые пытки!
Владимир хмыкнул:
- Ха! Ты даже не поняла. Я надел тебе кольцо на пальчик, и объяснил, что на дне коробочки от колечка лежит CD карта. А на ней план подземного тоннеля Москва-Пекин. Ты немедленно сосредоточилась на карте, спрятала коробочку в сумочку. Злилась и ругалась, что я, как всегда, влип в ужасную историю. Ты правда не притворялась?
- Говорила тебе сто раз. Нет. До меня дошло только тогда, когда ты объявил об этом Бенкендорфу, - она вздохнула и потерлась носиком о его голое плечо, - Я правда... такая... блондинка иногда. Ну... я тогда на кольцо и посмотрела. А такой туннель правда существовал? Володь?
«Господи. Женщины.»
Он рассмеялся вкрадчиво и немного ехидно. Грубо рванул завязки платья, и оно с легким шелестом, наконец, упало на пол.
- Оу, малыш... Какие дивные панталончики. Просто супер. Так тогда носили?
На самом деле его весьма озадачили фижмы, даже слегка обидели, а ведь казалось, что победа так близка!
Корф взвился:
- Слушай, какой извращенец все это придумал? А?! Сейчас... сейчас освобожу мою … птичку из клетки...
- Мне так хотелось, чтобы ты был в белом мундире, - капризничала Анна и топала ножкой.
- Я его надену. Потом, - пригрозил он сурово, оглядывая очередную бронебойную преграду. Корсет!! - Если захочешь. У нас, между прочим, до боя курантов еще очень много дел.
- Это тебе за то, что ты сегодня ездил в офис, - мстительно, с улыбкой отвечала ему жена.
- А вот чулочки мы оставим, Ань. Какая прелесть. Так... ммм... интереснее.
Корф в тот момент стоял на коленях, условно все еще находясь в брюках, и с восхищением осматривал результат своих праведных трудов. Последний аргумент подействовал настолько хорошо, что Анна царственным движением ... коленки слегка толкнула любимого в грудь, и …
...

Как перебрались в спальню, смутно помнили. Поздравления президента пропустили. На последнем, (надо признать, очень торжественном) двенадцатом ударе курантов в изнеможении откинулись на подушки, тяжело и бурно дыша. Виски и нос любимого блестели от пота, грудь порывисто вздымалась, но крепкие руки по-прежнему не желали отпускать мягкие податливые бедра.
- Как встретишь Новый Год, так его и проведешь, - пролепетала еле слышно Анна через десять минут, - Знаешь, Корф, все таки без белого мундира ты нравишься мне гораздо больше.
- Слава Богу! Говорил же тебе, барина-самодура я могу изобразить и без всякого маскарада, - Владимир с благодарностью во взоре возвел глаза на потолок, - Я пошел за шампанским? Да?

Любимый выпрямился в полный рост, возвышаясь над кроватью во всем своем первозданном великолепии, неторопливо надел трусы и пошлепал босиком к холодильнику.
Проходя мимо кухонного стола, он снова заметил фотографию.
«Недотрога. Моя маленькая Царевна Несмеяна. Три года назад это счастье казалась таким невозможным...Сколько лет я мучился?»
И тут же вспомнил другое.
Ей семнадцать, кончик светлой косички касается его куртки. Как же мучительно близко она стояла! Он чувствовал себя варваром. Глупый самонадеянный юнец. Если схватить и прижать к себе, хрупкая фигурка рассыплется... а ее губы так упоительно пахнут малиной...

Он усмехнулся и с нежностью провел пальцем по силуэту ее изображения на снимке. Любимая из спальни громко требовала шампанское.
- Иду-иду!
Владимир еще некоторое время рассматривал фотографию, потом кое-как прихватил подмышкой бутылку, прижал мандарины локтями к голову животу, взял в руки бокалы и бодренько засеменил в сторону спальни.
Ба-бах! Пробка стрельнула в потолок.
- Ура! С Новым Годом, любимый! - воскликнула радостно Аня.
Мелодичный звон хрусталя... Поцелуй в нежное плечико, легкие шаловливые ручки под одеялом.
- Мммр, - урчал от удовольствия он. - Вот видишь, родная. Новый Год наступил правильно. А то фижмы какие-то и аксельбанты, и так весь год была бы вся эта маета, - Корф скорчил смешную физиономию, весело прищурился и нарочито ехидным тоном передразнил:
- Я твой хозяин! Я твой хозяин...
Анна хохотала.

КОНЕЦ.

Форум "Бедная Настя"