Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Обратная сторона". Автор - Нюша.

Название: Обратная сторона.
Рейтинг: всегда затрудняюсь определять, гарантирую много поцелуев ВА
Пейринг: ВА
Время действия: современность
Примечание: про жизненные реалии как они есть
Любимой Наяде: не будет психованного Корфа, обещаю


Первая встреча.
-Простите, я могу убрать ваши чашки? – Спросила белокурая миниатюрная официантка двух постоянных клиентов бара «Лучик». Они часто пили здесь утренний кофе, а по вечерам, шумной компанией отдыхали, молодые и свободные, веселые и успешные.
-А что на кухне чашек не хватает? Или у вас тоже ложки пропадают, потому что официантки привлекательные? – сострил молодой русоволосый человек, с интересом оглядывая новенькую.
Его друг усмехнулся одними губами, криво.
Девушка натянула улыбку, она входила в обязанности: плоские шутки клиентов должны были восприниматься адекватно.
-Своевременная уборка посуды входит в мои прямые обязанности, простите. – Девушка торопливо отошла от них и перевела дух. «Еще пару месяцев, чуть-чуть потерпеть, еще немного…»- твердила себе девушка.
Анна приняла новый заказ и более не подходила к столику молодых людей.

Знакомство.
-Володя! Что за шутки!! – закричала Лиза, проворно отскочив от черного Лексуса, который, паркуясь у парковой дорожки, затормозил прямо у ее ног.
-Идиот! – Фыркнула девушка уже своей подруге. – Любит порисоваться! Но я тебе про него говорила, Ань. Ты не подумай, он хороший парень, не без недостатков, конечно, в виде вешающихся на него девиц пачками. Но мне кажется, он то, что тебе нужно, в твоем вкусе. Я же тебя как облупленную знаю!
Анна узнала в нем одного из постоянных клиентов своего временного места работы и обреченно вздохнула. Отговаривать Лизу было бесполезно: сказала - познакомит, значит, познакомит, из-под земли достанет и познакомит.
Тот, кого назвали Володей, а потом идиотом, подошел к девушкам, приветливо улыбаясь.
-Лизка, привет! – И тут же прирос взглядом к Анне. – Познакомь.
-Анна, она подрабатывает в вашем любимом баре.
-Да, помню, видел. – Протянул известный всей округе сердцеед. - Незабываемая встреча.
-Для кого как. – Неопределенно протянула Анна. – Лиз, мне пора. До вечера.

Первый поцелуй.
-Я поспорил с Мишкой: если выиграю партию – ты меня поцелуешь! – самоуверенно заявил Владимир проходившей мимо биллиардного стола Анне с подносом. – Ну, так как?!
Мишка светился, он был непревзойдённым игроком, в отличие от друга.
-А если выиграю я, то поцелуй мой! – подтвердил он.
Предмет спора тяжко вздохнул, кивнул и удалился.
Уже вторую неделю ребята дурачились, оспаривая внимание Анны и мешая работать. Владимир Корф действительно понравился ей, как и предсказывала Лиза. Открытый, общительный, уверенный в себе и… чертовски красивый! Он часто встречал Анну будто невзначай, подвозил на своей машине к дому, если девушка работала до глубокой ночи, Марья Алексеевна требовала «до последнего клиента». А так как кафе располагалось в центре города, совсем рядом с небольшим парком, оно было популярным местом отдыха золотой молодежи всей округи и шабаши, вечеринки могли длиться до утра.
Захватывая поднос с очередным заказом, Анна краем глаза следила за ходом игры: ей, конечно, хотелось, чтобы выиграл Корф. Толпа их друзей обступила стол и с упоением раздавала советы, мешая развернуться кию. Одна девушка отделилась от шумевших болельщиков и подошла к Анне, протирающей освободившийся столик.
-Привет, Ань. – Знакомая Лизы затянулась сигаретой и доверчиво проговорила. – На тебя Корф запал, ты знаешь?
-Да, Наташа, знаю. – Насторожилась Анна. – А в чем дело? Какие-то проблемы?
-Видишь ту высокую девушку? Ну, вон она, в красных босоножках. Это Полина. У них там с Корфом вроде романа намечалось, а тут ты. Володька к ней остыл, Полька злится.
-Так он с ней встречается? Она его девушка?
-Нет-нет, -поправив волосы, быстро заговорила Наташа, - она так… У Корфа нет девушки, у него сплошные увлечения. Но каждая следующая считает себя одной единственной. Я к чему тебе все это говорю: будь осторожна, Полина грозилась, что волосы тебе проредит, если ты к Корфу приблизишься. Полька вздорная. А ты мне нравишься, Ань.
Анна лишь устало вздохнула и, поблагодарив Наташу за предупреждение, ушла в подсобку.
Корф, конечно, выиграл. На правах победителя под одобрительный гул своих друзей он поймал за руку пробегавшую Анну, по-хозяйски обнял за талию и… легонько чмокнул в губки. Друзья, разочарованные неожиданным целомудренным поцелуйчиком, остолбенели, молча переглянулись, и все как один пришли в выводу: у Корфа это серьезно. От веселых шуток друзей «Эй, Корф, так только жен целуют!», Мишка помрачнел и швырнул кий на стол. От веселого балагура Мишки в тот вечер никто не услышал более ни слова.

Кое-что о прошлом.
-А почему вы расстались? – С интересом спрашивала Анна.
-Ну… так получилось. Не прижились. – Владимир мягко развернул машину и припарковался у парка.
-Не хочешь рассказывать? – нахмурилась девушка.
-Ань, весь твой, честное слово! – Заверил Корф, открывая дверь машины и подавая Анне руку. – Просто не смогу объяснить, наверное. Ну, вот например, она варила борщ, густой, понимаешь? А я терпеть не могу густой борщ! А она его варит и варит…
-Так нужно было сказать ей об этом. Я уверена, что она бы сварила тебе так, как ты любишь! – Заулыбалась Анна. – Нужно просто разговаривать друг с другом. Так рождается взаимопонимание.
-Так в том-то и дело, что говорил! – Горячился Владимир. – Каждый раз! Она будто назло: ложка в борще стоит! Она повар по профессии, готовит первоклассно. Она мне объясняет, что так положено по…эээ…. технологии. Но неужели для меня она не могла сварить так, как мне нравится?!
-Значит, ты ее не любил. – Сделала вывод Анна.
-Почему? – Улыбнулся он, заботливо устраивая только что сорванные цветки с клумбы в волосах девушки.
-Если бы любил – ел бы все подряд! И терпел бы, как миленький! – Устав отбиваться от его настырных рук и удобнее устраиваясь на его коленях, девушка тихонько нравоучительно щёлкнула пальчиком по носу Корфа.
Тот смешно сморщил нос и, улыбаясь, попытался поймать губами пальчик девушки. Не удалось, и он обреченно протянул:
-Ань, борщ - это так, пример. Я же говорю, что не смогу объяснить. Там было еще много чего. Я сделал вывод, что эта женщина, как бы она была не хороша, просто не мое. Даже не жаль времени, которое понадобилось, чтобы сделать этот правильный вывод.
-Сколько вы… - запнулась девушка, - были вместе?
-Сначала ухаживал за ней около полугода, она тогда училась еще. Потом я перевез ее к себе домой, познакомил с родителями: она не местная, в общежитии ей отказали сразу после окончания учебы. Потом мы сняли квартиру… Потом… Потом я попросил ее собрать свои вещи и сам отвез на вокзал. Всего около двух лет.
Анна задумалась. Два года! Это много. Но мысли прерывались, как и дыхание мужчины, зарывшегося носом в ее волосы.

Если друг, оказался вдруг…
-Миша, привет. А ты не знаешь, где Володя? – Поправляя фартук униформы, спрашивала Анна, радуясь окончанию смены.
-Он с компанией сегодня отдыхает в «Западном» кабаке, у них там «пельменная» вечеринка. Ты не знала?
-Нет, он не говорил. – Девушка расстроилась: вот почему он именно сегодня занят? Подвыпивший незнакомец уже настырно поджидал ее у выхода. Пройти незамеченной было невозможно, а на улице – глубокая ночь. Анна внутренне поежилась, представляя невеселый путь домой. И Никиты, как назло, сегодня не было на работе.
-А что случилось?- поинтересовался Мишка, закуривая. – Поссорились?
-Нет, дело не в этом. Миш, проводи меня домой, а? А то мне страшно одной.
Миша вскочил и быстро затушил сигарету в пепельнице.
-Пойдем, конечно.
Одной рукой отодвинув подвыпившего кавалера от выхода, Мишка, прихватив ее сумочку со стола, галантно пропустил Анну вперед.
-Я без машины сегодня. – Предупредил Мишка.
-Не страшно, тут недалеко. – Мыслями Анна была не с собеседником, а глаза, помимо воли хозяйки, в темноте жаркой ночи выглядывали на дороге знакомый Лексус. – Ты давно знаешь Корфа? – Чтобы поддержать разговор, поинтересовалась она.
-Мы учились вместе в институте. Но мы, оболтусы, загуляли, и на втором курсе нас в армию забрали. – Улыбаясь, рассказывал Мишка. – Служили, конечно, в разных местах, руководство военкомата было в курсе наших совместных подвигов. Я под Москвой, а Володька в Германии, в ЗГВ. Он как раз отслужил перед расформированием этих войск. – Слушая мерный стук каблучков идущей рядом девушки, делился воспоминаниями Мишка. – Потом он работать там остался и заработал свою первую машину. И не только… он, когда гнал ее в Россию, в аварию попал. Заснул за рулем прямо у границы, спешил домой.
-Боже мой! Он не говорил! – Выдохнула Анна.
-А он не любит об этом говорить, впрочем, как и не любит теперь зиму. Он, когда очнулся в перевернутой машине, понял, что цел, но замерз сильно, кисти рук обморозил. У него там что-то с кровообращением, всегда мерзнет теперь.
Анна поежилась, а ей казалось, что руки у Владимира всегда горячие, от одного его прикосновения - жар во всем теле.
У подъезда Мишка остановился.
-Спасибо тебе, Миша. Правда, выручил.
Мишка качнулся было к ней, но сдержался.
-Знаешь, Ань. Если бы ты не была с Корфом… - Видно было, что он с трудом подбирает слова. – В общем, мы договорились уже давно, что не влюбляемся в девушек своих друзей. Вот такой у нас негласный дружеский контракт. - Мишка решился все-таки взять ее за руку и тихонько перебирал ее тонкие пальчики. – Аня…
-Мне пора, Миша. Спасибо! – Выхватив свою сумочку из его рук, Анна бросилась в подъезд своей многоэтажки.

Ревность.
-Аня, открой, это, верно, к тебе! – пробурчала проснувшаяся Марфа, расслышав трель дверного звонка.
-Хорошо, мам. – ловко поймав тапочки носками босых ножек, Анна накинула домашний халат поверх ночной сорочки. – Кого там принесло в такую рань?
Бросила взгляд на часы в прихожей и присвистнула – не такая уж и рань! Двенадцать!
-Привет, солнышко! – улыбался в проеме двери нежданный гость. – Собирайся, поедем на пляж! Погода сегодня шепчет!
-Володя, я спать хочу, у меня смена была тяжелая… - захныкала обреченно Анна, выходя из квартиры не лестничную площадку.
Руки Корфа тут же обвили тонкий девичий стан и прижали к себе.
-Ох, Аня… что ты со мной делаешь… - выдохнул он ей в шейку, крепче обнимая.
-Пусти, раздавишь.
-Даю тебе полчаса на сборы, - он неохотно отстранился и прокашлялся. – Жду в машине. Время пошло! – легонько толкнул девушку в сторону двери и сбежал по лестнице.
-Ну, и… - протянул грозно Владимир, когда Анна устроилась на переднем сидении, бросив пляжную сумку на заднее.
-Что? – не поняла девушка.
-И кто он? – Владимир развернулся к ней всем телом и попытался сделать равнодушное лицо. – Тот парень, что подвозил тебя вчера ночью?
Анна свела брови, пытаясь вспомнить вчерашние события, вспомнила и прыснула смешком.
-Ты ревнуешь?- насмешливо отозвалась она.
-Я серьезно, Аня! – ревниво притянул ладонями ее лицо к своему. – Говори!
-Это Никита, наш администратор, охранник. Он часто подвозит меня домой после смены, если очень поздно.
-Ты с ним целовалась? – прошептал он совсем близко от ее губ.
-Ты ревнивый дурак… - улыбаясь, прошептала Анна в ответ. – Нет и… - и не успела договорить, задохнувшись от нежного поцелуя.

Перемены.
-Анна, зайди ко мне в кабинет.
-Да, Марья Алексеевна, я сейчас.
Поставив поднос с посудой, Анна поправила волосы у зеркала и отправилась в кабинет директора.
-Аня, сядь. – показав на стул рядом с собой, Марья Алексеевна улыбнулась. – Еще две смены и ты увольняешься? Ты уже твердо решила?
-Да, решила. У меня появился шанс устроиться в одну фирму, по профессии. Переведусь на заочное в этом учебном году и – привет, рабочий класс!
-Ну, хорошо. Это действительно лучше, чем та работа, которую я могу тебе предложить. Но если вдруг тебе нужна будет подработка, всегда помогу, рассчитывай на меня. Лизка мне уже все уши прожужжала, что я тебя эксплуатирую.
-Спасибо, Марья Алексеевна. Спасибо за все.
-И тебе за упорный труд, - улыбалась женщина. – Премию получишь хорошую. Привет маме передавай.
-Передам обязательно.
Премию Анна потратила на маму, купив ей столь долго желанный золотой кулон. Мама долго обнимала дочку и, вытирая слезы, не находила слов от гордости за любимую дочь. Вот и выросла ее девочка.

Шаг за шагом.
-Аня, ты свободна завтра? - хрипло спросил Владимир, прерывая долгий глубокий поцелуй и пытаясь взять себя в руки, чтобы эти самые руки не отправились блуждать по ее желанному телу прямо тут, в подъезде ее дома.
-Да, - тихо отозвалась девушка, пытаясь сосредоточится на его словах. – То есть, нет. Я с утра в универ, а после обеда свободна.
-Поедешь со мной? Мне нужно быть на выставке завтра, хочу кое с кем встретиться и переговорить о делах.
-Выставка чего?
-Автомобильная, но там много направлений будет, планирую расширить свою автомастерскую, добавить услуг, нужны партнеры. Мне бы хотелось, чтобы ты поехала со мной. Будешь готова к четырем?
-Хорошо, Володя.
-Все хотел тебя спросить, ты почему работала, там, в баре?
-Ты же знаешь, у меня мама одна, ей и так тяжело меня учить, а мне нужно было… словом, это было мое желание, и я его исполнила!
-И что же ты так сильно желала? Можно узнать?
-Новый девайс в свой комп, мне усилить его нужно, и проги некоторые, а софты, которые мне нужны - недешевые. Маму беспокоить не хотелось.
-Ань, а ты кем будешь-то? – озадаченно посмотрел на нее Корф, не разжимая крепких объятий.
-Программистом – аналитиком, - улыбнулась Анна. – А что? Тебе не подходит?
-Мне очень даже подходит, - прошептал он ей в ушко. – Все, что связано с тобой, мне безоговорочно подходит, Анечка.

Особенная.
-Вот здесь я раньше снимал квартиру. Проходи, Аня, я познакомлю тебя со своей второй мамой. Это Варвара Ивановна, хозяйка и по совместительству – моя «нянька», - шутил Владимир, представляя ее приветливо улыбающейся женщине.
-Володя! Рада видеть тебя. – Варвара Ивановна тепло обняла мужчину и выглянула из-за его плеча. – Ой, а кто тут у нас такой стеснительный? – обратилась она к Анне. – Проходите, чай пойду ставить. Хорошенькая… - Толкнув его в бок, прошептала женщина.
-Варвара помогла мне в… в общем, у меня был тяжелый период в жизни. Она подруга моей мамы и, зная наши семейные проблемы, поддерживала тогда.
-А что за проблемы?
-Давай потом, а? Не хочу сейчас об этом говорить. – нахмурился он.
Анна инстинктивно взяла его руку и приобняла, он благодарно посмотрел, но, спустя короткое объятие, взгляд зажегся уже другим огнем. Быстро чмокнув Анну в губки, он тут же потащил ее в сторону кухни. Чаепитие прошло тепло, под веселые шутки Владимира и дружный смех.
Варвара Ивановна заспешила. Проводив ее в прихожую, Корф подал ей тяжелый вязанный кардиган.
-Все, Володя, мне пора. Ключи я тебе оставлю, если хочешь. – и внимательно посмотрела на него.
Владимир взял протянутые ключи из рук Варвары и передумал.
-Нет, спасибо, Варвара, не сегодня. Не с ней… - почти шепотом закончил он.
Строгое лицо женщины расцвело в улыбке.
-Вот и молодец, не пропадай, заходи чаще! – попрощалась она и вышла.
Анна, ожидая его на кухне, прекрасно понимала, для чего он привез ее сюда. Она часто рассуждала в последнее время, кем была для Владимира: очередной игрушкой? В голове влюбленной девушки метались мятежные мысли о его прошлых многочисленных пассиях, которых он, вероятно, сюда привозил тоже. Несмотря на это, она была готова к близости с ним, даже так. Пусть так, но она счастлива сейчас, душа поет, он рядом, что еще нужно? Нужно пока не заглядывать в будущее, жить этим моментом и наслаждаться полученными минутами блаженства быть рядом с ним.
Она встала навстречу к нему и затихла в ласковых объятиях.
-Пойдем? Мне еще с Мишкой встретиться нужно и… Ты чего? – спросил он замершую в его руках девушку.
Сердце девушки рванулось из груди: он не хочет!?
-Ты… я думала мы… - запнулась она, пряча выступившие слезы отчаяния и непонимания происходящего.
-Ааааанечка, моя, - задохнулся возникшим желанием Корф. – Я больше всего на свете хочу этого, поверь!- Сильно сжал ее в объятиях и стал покрывать ее лицо легкими поцелуями, шепча и убеждая. – Мне с трудом удается иногда держать себя в руках, когда ты рядом. Но так я не могу. Не хочу, чтобы о тебе Варвара подумала, как о других! Ты для меня… особенная…

Не все мечты сбываются.
Уже неделю Корф не появлялся. Его телефон она не знала, да и звонить ему она не собиралась. Не в ее характере было названивать парням и навязываться. Но она ждала, ждала терпеливо.
А тут еще простудилась. Глотая таблетки и сбивая температуру, украдкой нюхала засушенную розу, которую он подарил ей недавно. Странно, но он не дарил пышных букетов, а приносил часто один цветок, зачем-то безжалостно обламывая стебель розы почти до бутона, так, чтобы цветок помещался в его ладони. Цветок возникал потом непостижимым образом в самых неожиданных местах: то в сумочке, то на ее подушке, то в волосах. Однажды, когда она одела новые туфельки и жутко растерла ноги, а он, смеясь и пользуясь случаем, проносил ее весь вечер на руках, она нашла розу в одной из своих злосчастных туфелек.
Марфа, привыкнув к частому гостю, лишь грустно улыбалась, в мыслях прощаясь с дочкой, которая вскоре расправит крылышки и улетит в другое гнездо.
Не долечив себя до конца, Анна поспешила на собеседование в фирму, где надеялась устроиться на работу. Но ее не взяли, отказали. Секретарь добродушно пояснила, что у директора появился безработный родственник и недоученный специалист им уже не требовался. Сглотнув обиду, Анна не унывала – будет у нее другая работа! И встала на учет в Центр занятости молодых специалистов.
Лиза на чем свет стоит ругала не случившегося начальника Анны и вытащила подругу в «Лучик» , отдохнуть и развеяться. Не успев разместиться за столиком и сделать заказ, в бар вошли Владимир и Михаил в компании друзей.

Все проходит…
-Аня, - необычно неприветливо отозвался Корф, - мне нужно с тобой поговорить. – И нахмурился.
Анна удивленная его мрачным видом и легкой извиняющейся улыбкой, играющей на его губах, поспешно встала и отошла с ним в сторонку от шумной компании. Шестым чувством почуяла неладное, когда он не попытался привычно ее обнять и поцеловать.
-Что случилось, Володя?
-Нам нужно расстаться. – заявил он твердо, не отводя глаз от лица девушки.
-Как… П-почему? – она с трудом осознавала, что он не шутит сейчас.
-Да, ты должна знать. – вздохнул он. – Понимаешь, Анечка, ты ведь многое не знаешь обо мне, о моей семье.
Анна скрестила руки на груди и попросила.
-Так расскажи! Я должна знать, почему ты…
-Мой отец, – перебил ее Владимир, - больной человек, он алкоголик. Его болезнь отравляет жизнь всей моей семье, понимаешь?
Анна промолчала, всем видом показывая, что внимательно слушает, и он продолжил.
-Маму он доводит до нервных горячек, но она уйти от него не может, хоть и разведена уже четыре года. Она все еще любит его… А тут еще… Несколько лет назад умерла ее сестра, и мы взяли в семью ее дочку, мою двоюродную сестру, Катюшку. Она еще в школе училась. Ей с Катей податься некуда, помощи от меня она не принимает, дом делить с отцом и размениваться она не хочет.
Он прервался и выдохнул.
-Она однолюбка. Не хочет бросать отца, надеется, что он одумается. А тут на днях Катерина привела жениха и заявила, что выходит замуж, она ждет ребенка от него. А ей всего семнадцать! Школьный выпускной в этом году… Парень поругался с родителями и ушел из дома, не хочет бросать Катю. Я его устроил к себе в мастерскую, Сергей неплохой, работает на износ и реально любит нашу Катюху…
-Тебе нелегко, я понимаю теперь. Но, прости, я не совсем понимаю, какое это имеет отношение ко мне? И почему ты решил отказаться от меня?
-Это все и есть причина, Аня. Я не могу привести тебя в такую семью, а снимать жилье сейчас у меня нет возможности, ты же знаешь, я расширяюсь, все деньги до копейки работают. На мне кредит, и куча дружеских долгов.
-Прости, но это странно звучит. Лучше бы ты мне солгал, что нашел другую. В жизни много трудностей, и если люди хотят быть вместе, то даже самые тяжелые обстоятельства переживают вдвоем.
Владимир помолчал и притянул ее за талию к себе, зарывшись носом в ее волосы.
-Понимаешь, Аня, - губы тихонько щекотали ушко девушки, - два дня назад отец снова напился и довел Катю до истерики. Он не буйный, нет, не кидается, он просто оскорбляет, словами убивает. Медленно и методично. Катя потеряла ребенка…
Анна медленно отодвинулась от него и убрала его руки.
-Мне очень жаль…
-Я боюсь, Аня, до боли боюсь окунать тебя во все это… Я не имею право строить сейчас с кем-либо серьезные отношения, а с тобой по-другому не могу.
-Да-да, я поняла. - отрешенно ответила она и повела поникшими плечиками. – Я пойду.
-Я провожу тебя,– безапелляционно отозвался Корф, - и мы…
-Не смей! – грубо прервала его девушка. – Ты больше не принимаешь решений в отношении меня! Ты уже все решил сам!
Попрощавшись с удивленной Лизой и остальной компанией, она стала продвигаться между столиками к выходу. «Нет, не оборачиваться, только не оборачиваться, просто уйти, глядя вперед!» - Твердила она себе, спиной чувствуя прожигающий взгляд вслед.

Жизнь без него.
Этот долгий осенний месяц Анна прожила своей обычной жизнью: в поисках работы, повседневных заботах, учебе. Она не изменилась, для всех она оставалась прежней Анной, веселой, доброй подругой, любимой дочкой. Только в душе образовалась ни чем невосполнимая пустота. Живя под девизом из любимой с детства комедии «Вижу цель, верю в себя!», девушка медленно меряла шагами осенний город, иногда подбрасывая носками сапожек яркую листву и думала, думала…
Она, конечно, видела Владимира Корфа, издалека, но избегала встречаться с ним лицом к лицу. Смотреть ему в глаза. Как-то больно. Всегда находила повод, чтобы уйти из общей компании друзей, если там появлялся он. А тем более, бежала со всех ног, если он пытался заговорить с ней. Нет ничего хуже обсуждать с ним погодные явления.
Разглядывая увитый красным плющом город, лениво метущих пожухлую уже листву дворников, Анна вспоминала свою самую первую влюбленность и приходила к выводу, что сейчас с ней происходило что-то другое, более глубокое, но светлое, от чего не хочется плакать, а наоборот вспоминается с улыбкой. А тогда, в свои неполные семнадцать, она не хотела жить от постигшего ее разочарования. Тот, другой, был очень красивым парнем, музыкантом из школьной группы. Эти ребята были намного старше поголовно влюбленный в них старшеклассниц, просто не бросили свое школьное увлечение и продолжали репетиции после работы и учебы в специально отведенной им школьным руководством каморке. И как раз во время их репетиций Анна посещала свою секцию по гимнастике. Влюбилась в него с первого взгляда, но всегда боялась подойти и заговорить, наблюдала издалека.
Познакомила их, конечно же, Лиза. Она подвела краснеющую Анну к предмету ее обожания и завязала непринужденный разговор. Потом были редкие встречи, от которых юная Аня порхала, как бабочка по душистым цветам. Первый поцелуй, сорванный с ее губ в полумраке школьного коридора.
А закончилось для нее все очень прозаично: в тот момент, когда на вечеринке в честь последнего звонка, устроенной Лизой дома, подвыпивший парень увел ее любоваться салютом на террасу, стал целовать ее настойчивей и одновременно расстегивать молнию своих джинсов. Анна особо не сопротивлялась его рукам, внутренне борясь с чувством отвращения, которое затопило сознание в ту минуту. Безропотно приняла его «подарок из взрослой жизни», но более с ним видеться ей не хотелось. Постепенно их общение свелось к простым приветствиям и пути разошлись.
В тот период, Анна действительно много плакала, душило разочарование. Она сама не понимала себя, отчего ей не видится больше прекрасное будущее, отчего яркие краски окружающего мира вдруг потухли.
А чуткая Марфа, любившая повторять Соломонову мудрость, утешала: «Все пройдет», а Анна вторила ей: «И это тоже».

Жизнь налаживается.
-Анна Платонова?
-Да, я слушаю. - Анна нервно переложила трубку телефона к другому уху.
-Вас приглашают на работу в офис компании РосВертол, ваше резюме нам нравится. Немного не по вашему профилю, но, думаю, вы справитесь. Ждем вас завтра, с утра.
-Да, спасибо. До завтра.
-Всего доброго.
Новая работа встретила довольно доброжелательным коллективом и уютным кабинетом, правда без окна. Анна с удовольствием окунулась в новые обязанности и с радостью отмечала свои маленькие победы. У нее получалось! Высказав новые предложения на ежемесячном собрании, ее рацпредложение одобрили и даже дали помощника для реализации проекта. С Машей, приехавшей из другого города на стажировку, она сдружилась сразу. Та, как и Анна, была молодым специалистом, но помощь ее была иногда незаменима.
Встречались девушки и внерабочее время. Постепенно Анна перезнакомила Машу со своими друзьями. Лизка тут же потянула всех в любимый бар, отмечать знакомство. Устроили «девичник». Попивая мартини, девушки лениво переговаривались, даже Поля уже не кидалась остротами в Анну, разомлев от бурного романа с Никитой. Тот подошел было к их столику, но Полина, хлопнув парня пониже спины, отправила его со словами «мы тут с девочками сами отдыхаем». Никита покорно ретировался, усмехнувшись про себя тому, сколько косточек будет сегодня перемыто мужескому полу.
Ближе к полуночи в бар явилась «мужская» половина компании друзей и шумной толпой подвалила к цветнику. Корф держался в стороне, тем более, что пришел он не один, с девушкой. Мишка, перецеловав всех девушек в обе щеки, пытался устроить свое тело между Наташей и Анной, но Наташа бесцеремонно вытолкала брата. Сашка Романов возмутился.
-Беззаконие! Я, как адвокат, требую: даешь землю - крестьянам, заводы - рабочим, а нам – женское общество!
-Ты смотри, прямо Ленин на бронепоезде! – подвела итог Лиза.
-Хлеба и зрелищ тебе не подать? – огрызнулась Поля.- Идите, столиков свободных много, мы сегодня без вас обойдемся.
Мишка погрозил пальцем.
-Ох, Полина, пожалуюсь на твой язык Никите, он тебе его отрежет.
-Никиту самого изгнали, - улыбаясь, пожаловался подошедший Никита. – Пойдемте мужики, сегодня сами посидим.
-Идите, идите, голубки… - злобно протянула вслед ушедшим Лизавета, рассматривая новую пассию Корфа.
-Анька, будь я на твоем месте, я бы этой красотке глаза бы выцарапала. – прониклась женской солидарностью Полина.
-Ты лучше мне выцарапай, Поля, - прошептала Анна, отпив из бокала, - чтобы я не видела больше ничего.
Компания ребят разместилась за соседним столиком, Корф оценил рекогносцировку местности и выбрал стул прямо напротив Анны, девушка, сопровождающая его, присела рядом, не сводив томного взгляда с его лица.
-Прямо клуб брошенных Корфом тут собрался! – не унималась Полина и стала перечислять, повернувшись к Маше и загибая пальчики. - Лизку бросил, меня бросил, Аню бросил…
-Так, Поле больше не наливать, - Лиза отодвинула бутылку подальше от подруги.
Наташка вздохнула.
-Вас хоть бросил… - неопределенно протянула она, - а меня… вообще – уронил! – грустно заключила она.
Девушки переглянулись и все прыснули от смеха так дружно, что соседний столик в изумлении затих. Отсмеявшись первой, Лизавета выдавила:
-Наташ, это как?
Наташа важно откинула упавший на лицо локон.
-Они с Мишкой дурачились однажды, кто сильнее. Вот и поспорили, кто донесет меня на руках до памятника, где Ленин раньше стоял. Корф понес первым, а Мишка ему подножку подставил, но перехватить меня не успел, так втроем и завалились прямиком на мягонький газончик. Потом долго барахтались там, от смеха не могли долго подняться.
Соседний столик в полном составе снова завистливо покосился на дружный хохот девушек.
Отсмеявшись, Анна засобиралась.
-Девочки, мне пора. – прятаться от его пристального взгляда то за бокалом, то за плечом Наташи ей уже порядком надоело.
Девушки понимающе переглянулись, и удерживать ее не стали, а вот Мишка вскочил со стула и в два шага догнал уходившую Анну.
-Аня, подожди, тебя проводить?
-Нет, Миша, спасибо не нужно. – твердо отказала она и, не оборачиваясь, вышла в осеннюю ночь.

Ничья.
-Я хотел спросить тебя, - он наклонился ниже, к самому уху девушки, чтобы та расслышала его слова, утопающие в громкой музыке, - нет ли у тебя какой-нибудь учебной литературы, чтобы самостоятельно подучить английский язык? Может, сможешь в библиотеке универа что-нибудь достать?
-А зачем тебе, Миш? – улыбнулась Анна.
-Я за границу собираюсь уехать, работу предлагают, а у меня английский – школьный уровень.
-У меня дома есть самоучитель, я как-то увлекалась, только он больше… на техническую терминологию. – Анне так же приходилось говорить громко в самое ухо Миши.
Он подсел к ней сразу, как только веселая компания ввалилась в бар. Владимира сопровождала та же девушка, на что Полька злобно шепнула Лизе:
-А наш Корф стал отличаться завидным постоянством!
Ольгу, новую девушку Корфа, коллектив принял прохладно, а она и не стремилась к дружескому общению, прекрасно понимая, что добрая половина девушек была «бывшими». Ольгу это обстоятельство не смущало ни капли. Преданно заглядывала в глаза своего кавалера и общение с окружающими сводила лишь к приветствиям и прощаниям.
Владимир оставался прежним: сыпал шуточками, часто появлялся в компании друзей безмятежный и… счастливый?!
Но Анне теперь знала, что это лишь оболочка, имидж, который он старательно поддерживает, переживая внутри себя не одну семейную драму. А еще одно обстоятельство не давало ей покоя: почему он по-прежнему не сводит с нее глаз? Почему преследует ее взглядом повсюду, почему желает разговаривать с ней и ревниво одергивает Мишку, когда тот приближается к Анне? Зачем ему это, если рядом с ним шикарная девушка, готовая есть с его рук все, что дадут? Он сам хотел разлуки, сам принял решение, чего ему еще нужно от нее? Зачем же мучить ее нечаянным прикосновением, невысказанными словами, застывшими на губах, дразнить несбыточной надеждой? Это жестоко. Жестоко и очень больно.
Анна все чаще стала отказываться от «совместных встреч всей честной компании». Лиза капризно надувала губы и искренне расстраивалась, но попытки вытащить подругу «в свет» не прекращала. Вот и сегодня, когда ее мама, Марья Алексеевна, устроила для молодежи вечеринку в стиле
восьмидесятых, Лизе удалось заманить Анну в бар.
-Аня, у меня скоро день рождения, - продолжал кричать Миша, - приходи, пожалуйста! Заранее тебя приглашаю, а то, боюсь, не будет возможности увидеть тебя раньше. Ты совсем пропала, никуда не выходишь.
Анна отрицательно покачала головой. Мишка не унимался.
-Ань, прошу тебя! Хочешь, на колени встану? – опять принялся дурачиться он, но глаза оставались серьезными.
-Не смешно! Миша, перестань, умоляю! – серьезно и громко проговорила Анна и наклонилась к его уху. – Не мучай себя и меня. Если хочешь остаться моим другом. – она легко опустила руку на его плечо и чмокнула Мишу в склоненную макушку. - Книгу принесу, обещаю.
За спиной у собеседников вырос Владимир и протянул руку Анне, пригласив потанцевать. Вот так, запросто! Чтоб ты провалился сейчас со своей улыбкой и слегка дрогнувшей протянутой ладонью! Она и не заметила, что громкий веселый ритм сменился тягучей мелодией с хрипловатым джазовым голосом. Что там пела британская певица: «Сердце, не плачь?»
Анна медленно встала, но взяла руку Мишки.
-Меня Миша уже пригласил. - и потянула грустно усмехнувшегося друга к танцполу.

«Кошки-мышки».
-Чего тут думать? – затараторила Лиза, - Кто у нас «кот»?!
-Кооорф!! – заорали хором остальные девушки.
Его сегодня можно было эксплуатировать как раньше – Владимир был без Ольги.
Собрались в выходной, прямо с утра, у Репниных по случаю привезенного на заказ нового телевизора с такой диагональю, что, как утверждал Мишка, в России еще не найти. Решили устроить сеанс кино, девчата и парни долго кричали друг на друга, выбирая фильм для первого просмотра. Но девушек не переспоришь, поэтому мужики по-рыцарски сдались прекрасному полу и пошли за коробками с бумажными платками для девушек: выбор пал на «Титаник».
Пока сильная половина человечества разбиралась в подключении обновки: брат Лизы, Андрей, возился с проводами, Мишка увлеченно щелкал пультом, Корф громко читал инструкцию, Никита подвешивал телевизионную громадину на специальное крепление на стене, Сашка… Сашка просто мешался у всех под ногами, девушки в просторной гостиной затеяли игру в «Кошки-мышки».
Лиза притащила слабо сопротивляющегося Корфа и с каким-то особым садистским удовольствием завязала ему глаза потуже колючим шарфиком.
-Ой, Лизка! – возмутился он.
-Цыц! – строго приказала Лиза. – А то еще руки свяжу, будешь нас ртом ловить!
Полина тут же бросила нерешительно вышагивающему «коту» диванную подушку под ноги и забралась повыше на диван. Маша затихла в углу. Лиза спряталась за креслом, Анна и Наташа ловко передавали друг другу не весть откуда взявшуюся в доме погремушку, создавая шум.
Владимир сразу уловил в воздухе знакомый легкий аромат духов и, преодолевая препятствия, шел на него, неловко разводя руками перед собой. «Мышки» поменялись местами, но раздался приказ «Кота»:
-Замрите! – и девушки застыли на своих местах.
Он шел прямо на нее, он это чувствовал, но, подойдя ближе, руки схватили лишь воздух. Он остановился и понял, что Анна просто присела, поэтому он тоже опустился на колени и резко обхватил руками знакомую узкую спинку.
-Попалась, Мышка? – прошептал он и приподнял шарфик.
Анна улыбалась, но тело ее напряглось под его теплыми ладонями. Она сделала попытку отодвинуться, но он не разжимал рук и жадно всматривался в ее лицо.
-Это против правил! – заявила Лиза. – Ты должен был назвать имя!
Владимир неохотно отодвинулся и встал, поднимая Анну. Хищно улыбнулся Лизе и шутливо прорычал:
-Вот теперь вы у меня получите кота! – и рванулся к девушкам, хватая и собирая их в охапку. Те завизжали от неожиданности и бросились в разные стороны. Корф подцепил Лизу и легко закинул ее на плечо, успев схватить при этом Машу за талию, которая вцепилась руками в Анну, не успевшую отбежать. Поля решила выручить остальных и кинулась на Владимира, мягко завалив всю честную компанию на пробегавшую Наташу.
-Куча-мала! – закричал Сашка и с разбегу бросился к друзьям, те завизжали и захохотали громче.
Барахтаясь на мягком ковре и приходя в себя от смеха, ребята медленно расползались друг от друга и приводили себя в порядок. Полина считала дырки на чулках, Лиза вытирала потекшую тушь, Наташа орудовала расческой, Сашка заботливо растирал ушибленное плечо Маши.
-Аня, как ты? – спросил Корф у сидевшей неподалеку от него девушки, потирающей ногу.
-Нормально. Но синяк на память останется. – улыбнулась она.
Мужчина подвинулся ближе.
-Ты меня избегаешь? Как только я появляюсь, ты тут же уходишь.
Анна встала, он поднялся вслед за ней.
-Тебе показалось, Володя. – улыбка получилась вымученной. – Так бывает, когда человек слишком высокого мнения о себе.
-Зачем ты так? Мне плохо без тебя, Аня… - честно признался он и потянулся, чтобы обнять девушку. Но руки снова схватили пустоту. Анна резко отошла.
-Хватит! – тихо приказала она.- Надоела твоя ложь. И твоя короткая память. Ты заигрался в «кота», Володя.
…Девушки, сидящие на диване, дружно шмыгали покрасневшими носами и оплакивали погибшего героя Леонардо ДиКаприо, ребята притихли у их ног и уже не кидались попкорном. Слезы Анны стояли в глазах и никак не хотели облегчить боль хозяйки, а «кот», блаженствуя, нежно терся щекой о ее колено, обнимая руками ее ноги.

День рождения – грустный праздник?
Помимо книги – самоучителя английскому языку, упакованному в подарочную коробку, Анна приготовила для Миши еще подарок – шарф, который связала сама, взяв несколько уроков у мамы. Она уже давно была готова к выходу, но все чего-то копошилась и явно опаздывала.
Выскочила из подъезда и тут же налетела на Владимира, который подхватил ее на руки и понес в свою машину.
-Поедем, отвезу тебя, копуша, жду тут уже битый час. – бурчал Корф, усаживая удивленную девушку на переднее сидение, и обойдя машину, сел сам.
-А что случилось? Зачем ждал? Никто тебя не просил. – быстро говорила Анна, безуспешно дергая ручку дверцы из салона автомобиля.
Владимир развернулся к ней и легко сжал ее плечи.
-Ты можешь думать и говорить сейчас, что хочешь, Аня, но я тебя больше никуда не отпущу.
Анна широко распахнула глаза и затихла. Он провел рукой по ее волосам и жадно поцеловал.
-Не могу без тебя… - прервался он, - не хочу без тебя… - целовал и шептал, - ты нужна мне… Анечка.
-У тебя убавилось семейных проблем? – спросила она, когда он отстранился, осознав, что безответно целует застывшие губы.
-Нет, у меня все по-прежнему, кроме того, что в моей жизни стало пусто без тебя. Я честно пробовал забыть тебя, но у меня ничего не получилось.
-Я боюсь поверить тебе снова.
-Клянусь, я буду есть самый густой борщ, который ты сваришь! Только вари для меня, Аня!
-Ты серьезно?
-Как никогда… Анечка… - истосковавшиеся губы, наконец, почувствовали желанный отклик.
В ресторан, где Миша отмечал свой двадцать пятый день рождения, они пришли вместе. Друзья, привыкшие к причудам Владимира, все равно удивились, но дарили только одобрительные улыбки. Кроме Миши. Именинник, получив подарок от Анны, тихо спросил:
-Ты уверена, Аня?
-Нет, но без него мне плохо, Миша.
Гости в тот вечер разошлись рано, потому что именинник вдруг набрался до чертиков и уснул прямо за столом.

Признание.
Теперь все чаще Владимир разговаривал с ней о своей семье, все рассказывал, рассказывал. Анна видела, с каким трудом даются ему эти разговоры, но не прерывала и внимательно слушала. Видела его боль и горечь, и радовалась, когда от ее простого ласкового объятия напряженность его тела сменялась на расслабленность, черты лица становились мягче, а глаза снова улыбались.
Они почти не виделись с друзьями, наслаждаясь обществом друг друга, не могли вдоволь наговориться, наобниматься и нацеловаться. Как помешанные, оба ждали конца рабочего дня и бежали на встречу друг с другом. Блуждая по замерзающему городу, они грелись огнем, который горел внутри каждого, иногда заходя в тихие уютные кофейни, избегая шумных сборищ. Расставались они всегда тяжело: Владимир заранее начинал хандрить и хныкать, как маленький ребенок, Анна уговаривать, что это всего лишь до завтра.
Однажды, вечер побаловал неожиданным теплом и они, вдоволь навалявшись в кучках осенней парковой листвы, которые заботливо нагребли дворники утром, медленно меряли шагами засыпающий город к дому Анны. В темноте они не заметили быстро набежавших туч, и с неба на них обрушился проливной дождь.
-Вот тебе пример обманчивой осенней погоды: с утра – лето, к вечеру – зима! – возмущался Корф, быстренько затащив Анну под ближайший навес закрытого магазина.
И будто услышав его слова, погода одарила еще одним сюрпризом: сквозь капли дождя стал прорываться крупный мокрый снег. Он сел на низкий выступ витрины и усадил Анну на колени, окутав девушку полами своего пальто. Молча любовались разыгравшейся стихией, пока он вдруг не прервал тишину.
-Я люблю тебя, Аня… - ледяными пальцами потрогал щеку обернувшейся к нему девушки и замер, наблюдая бурю эмоций, которые проскользнули по ее лицу в тот момент: от легкого удивления, до счастья, которым заискрились ее глаза.
-Я тоже, тоже тебя люблю. - пытаясь согреть его руки своими, просто сказала она. Как будто этого признания вслух не нужно было, потому что их сердца давно произнесли друг другу эти заветные слова.

100% любви и немножко еще…
-Да, мам, мы, конечно, голодные и очень замерзли! – говорил Корф, когда момент знакомства и общих приветствий остался позади.
В субботний полдень он заехал за Анной домой и поставил перед фактом: мама желает с ней познакомиться и возражений он не принимает. Анна особо не возражала, но очень волновалась.
Пока Вера Викторовна, улыбаясь, ушла накрывать на стол, а остальные домочадцы разбрелись по всему дому, осмотрев Анну с головы до ног, Владимир решил показать ей дом. Он водил ее за руку по комнатам огромного одноэтажного дома с довольным видом показывая каждую комнату.
-Это половина дома была моей до недавней поры, - открыв дверь дальних комнат, он пропустил Анну вперед. – Сейчас здесь живут Катя и Сергей, а я перебрался в комнату Кати, когда у них образовалась молодая семья. Пойдем, покажу.
И повел ее в другую сторону.
-Здесь спальни родителей, - махнул он рукой, - а здесь обитаю я.
Анна прошла в довольно просторную комнату, которая совмещала все сразу - спальню, кабинет, гостиную. Владимир прикрыл за собой дверь и порывисто обнял девушку.
-Нравится? – немного взволнованно поинтересовался он.
-Очень! – твердо ответила она и потянулась за поцелуем.
Он не заставил долго ждать и нежно прикоснулся губами, но почти сразу отстранился.
-Пойдем, мама ждет.
За круглым столом все шестеро довольно свободно разместились. Иван Иванович показался Анне довольно стеснительным, больше молчал, но поглядывал не нее доброжелательно. Катя поразила ее крикливым капризным голосом, будто все время раздающим распоряжения, а Сергей, в прямую противоположность своей будущей жене, был спокойным, застенчивым, говорившим тихим голосом, молодым человеком. Вера Викторовна тоже обладала спокойным голосом и с бесконечной нежностью смотрела на Анну глазами сына.
-Ну, мы пойдем, посмотрим старые фотографии… - Владимир поднялся, увлекая Анну за собой.
-Что, даже чаю не попьете? - сострила Катерина, провожая брата насмешливым взглядом.
-Конечно, идите. - Вера Викторовна осадила строгим взглядом племянницу и прокричала вслед сыну, - Володя, альбом там, в гостиной.
Анна села на стул, положив тяжелый альбом на колени и с интересом начала листать, когда услышала щелчок дверного замка его комнаты. Он медленно стал приближаться к замершей девушке, присел перед ней на колени, отложив альбом на стол. Глядя в ее лицо, руками поглаживая задрожавшие пальчики, он тихо прошептал:
-Я хочу тебя, Аня…

Новая жизнь.
Все чаще Владимир не хотел отвозить Анну домой.
-Мне не лень, Ань. Просто так хочется засыпать и просыпаться рядом с тобой! Не поеду! – капризничал Корф. Начинал смешно хныкать, довольно подставляя «больной» палец губам Анны, потом «больное» ухо, «больной» подбородок, «больную» щеку и … девушка редко возвращалась домой в этот вечер.
-Володя, мне тоже этого очень хочется. Но мама волнуется, и мне… мне неудобно, понимаешь? Все мои вещи там, дома. Половина работы на моем компе. И… с тобой… – девушка нежно погладила склоненную к ней голову по волосам. – С тобой я не высыпаюсь.
Владимир расплылся в довольной улыбке.
-Все равно не повезу! Аня, только не сегодня. А… вообще – никогда! – он вдруг переменился в лице и стал серьезным. - Поехали. Захватишь все необходимое, твою маму я беру на себя.
О чем говорили, закрывшись на кухне, Марфа и Владимир, Анна не узнала, но мама, поцеловав дочку, помогла собраться. Лишь крикнула копошащимся в комнате молодым людям:
-Аня, тапочки не забудь!
Так Анна потихоньку стала постигать науку «Как это - жить с Корфом». Вера Викторовна, добрей души женщина, подсказывала и помогала, как могла. Она, кажется, стала еще спокойнее, во взгляде прибавилась какая-то воинственность. Она уже меньше плакала от непрекращающихся попоек мужа, видно было, что ее теперь больше волновало не свое горе, в котором она закрывалась от других, а счастье любимого сына. Учила Анну готовить его любимые блюда, уводила подальше подвыпившего Ивана Ивановича, когда он донимал девушку бесконечными пьяными разговорами. На удивление всех домочадцев, Иван Иванович никогда ни словом, ни взглядом не обижал Анну, казалось, даже близко к ней подходить боялся.
А вот с Катей бесконечно ругался. Вздорный характер племянницы не переносил, и они часто кричали друг на друга настолько громко, что, услышав очередную перебранку из своей комнаты, Владимир хмурился и уходил наводить порядок.
Разбираясь в бытовых вопросах, Анна не забывала помассировать напряженные плечи Владимира, сказать ласковое слово, обнять и поцеловать. Она понимала, что эти бесконечные проблемы отравляют им счастье, но покорно мирилась с возникающими проблемами, без которых не бывает настоящей жизни.

Проводы.
Весной всей дружной компанией провожали Мишку: он уезжал работать по контракту в Италию. Для чего ему понадобился самоучитель английского, для Анны так и осталось секретом.
Перемены коснулись не только личной жизни Анны, она видела, что все вокруг нее меняется: Сашка с Машей, улыбаясь, раздавали приглашения на свадьбу, Наташа розовеет и смущается в присутствии Андрея. Полина завела себе новое увлечение и с гордостью представляла всем своего усатого немца, а Никита свою белокурую жену Татьяну, Лиза на днях тоже переезжала в другой город продолжать обучение, и даже их любимый бар закрылся, потому что Марья Алексеевна решила переехать вслед за Елизаветой.
И только в личной жизни Мишки пока ничего не изменилось, кроме предстоящей поездки.
-Друзья мои, - пафосно начал тост Миша, сдвинув брови, - я давно хотел вам сказать…
-Началось…
-Глава первая…
-Первого тома…
-Он коротенько…
-Минут на сорок…
-Миш, ты знаешь, почему Кутузов был одноглазым?
-А я тоже не знаю…
-Потому что тосты длинные любил…
-Так, вилки в руки!..
-… Я вас люблю!! – выдохнул улыбающийся Мишка и потянулся с бокалом к друзьям.
-Ураааа!!..
-…А этот фант целует Аню! – прокричала Лиза, доставая из коробки вязаный шарфик. Вопреки ее ожиданиям поднялся Мишка и подошел к Анне. Нет, не может быть! Лиза прекрасно помнила, что его вязала Анна!
Владимир метнул в Лизку взгляд, способный убить на расстоянии, но заметив ее недоумение, смягчился.
Анна встала навстречу и с улыбкой подставила щеку, которую Мишка облобызал дружеским поцелуем.
-Так, всем танцевать! – приказал Владимир и отправился к музыкальному центру выбирать диск.
-Аня, я буду звонить, можно? – спрашивал Миша, все еще не отходя от Анны.
-Конечно, можно, Миша! Зачем спрашиваешь? Мы с Володей всегда рады тебе!
-Как тебе… ммм… живется с ним?
-Несмотря на многие трудности, я очень счастлива.
-Он уже сделал тебе предложение?
-Нет, но, думаю, штамп в паспорте не изменит его отношения ко мне.
-Но изменит отношение к тебе окружающих.
-Миша, мне, откровенно говоря, все равно, что подумают обо мне окружающие.
-И ему тоже. Ну, что ж… желаю счастья, Аня.
-Удачи тебе на новом месте!

Подарок.
День рождения Анны по времени почти совпадал с годовщиной их знакомства. Всего неделя разделяла эти две даты. Год назад свой праздник она отмечала очень скромно: с мамой и Лизой дома, на кухне. И в этом году Анна настояла, чтобы особых торжеств Владимир не устраивал, но все же, он пригласил Марфу, устроил официальное знакомство со своей семьей, небольшой банкет.
Вечер прошел тепло, по-родственному. Провожая маму, Анна отчего-то загрустила. Сама сначала не поняла почему. Уже потом, засыпая рядом с Владимиром после получения основного и главного подарка, который, не сдерживая страсти, долго вручал он, Анна поняла, что на самом деле ее расстроило. Он подарил ей фен. Да, дорогой и красивый, многофункциональный, но … фен.
Она не была романтичной натурой, часто смотрела на вещи просто, без излишней восторженности, принимая суровую реальность и быт, как они есть. Но почему-то ее сердце сжалось от этого подарка. Только не от него.
Эта дурацкая мысль засела в ее голове и не давала спокойно работать и прямо смотреть в его глаза. Через пару дней Владимир, вернувшись с работы, поймал ее руку и утащил Анну в их комнату, усадил себе на колени.
-Аня, что случилось?
-Ничего не случилось. Ужин остывает, пойдем.
-Я же вижу, ты не в себе! Говори!
-Да с чего ты взял?!
-Ты после дня рождения странная какая-то. Что не так?
-Да все так. Все хорошо. Правда. – и попыталась его поцеловать, но он увернулся.
-Не скажешь, значит. – он осторожно спустил ее с колен и поднялся. – Ну, хорошо. – и уже подошел к двери, как услышал тихое:
-Дело в подарке…
-Что?.. – не понял Владимир и вернулся к ней, заглядывая в ее лицо.
-Ну, ты подарил мне… фен.
Корф сдвинул брови, размышляя, но тут же расцвел в улыбке.
-Фух, - выдохнул он, и снова посадил ее себе на руки. – Я-то уж было подумал черт знает что… А тут! Господи! Воистину, женский ум – великая загадка! Теперь мне все ясно. А ты, конечно же, хотела от меня другой подарок? Да? – засмеялся он.
-Нет, - обиделась Анна и попыталась встать, но сильные руки вернули ее на место.
-Анечка! Вот…- он порылся во внутреннем кармане легкой куртки, достал золотое колечко и протянул ей в ладони. – Я хотел подарить тебе его послезавтра, на годовщину нашей с тобой первой встречи, но раз уж ты дуешься…
-Я не дуюсь! – опять дернулась Анна, но железная хватка рук не дала ей возможности пошевелиться.
-Неважно. – тихо сказал он и медленно одел колечко на нужный палец. – Я тебя люблю, вот что важно.

Решение.
Анна дрожащими пальцами нажимала нужные кнопки телефона.
-Володя, приезжай скорее домой, тут… - осеклась она, не зная с чего начать.
-Еду. – коротко ответил он и отключился.
Дома сновали туда-сюда врачи и санитары, слышались тихие разговоры, полные медицинских терминов. Вере Викторовне стало плохо. Но это были лишь последствия: с Иваном Ивановичем случилась белая горячка. Втайне от жены он выпил что-то из сивушных настоек, купленных за копейки у определенного рода торговцев. Где он раздобыл эту дрянь, одному Богу было известно, но разум его помутился и он, схватив топор, начал рубить им все подряд. Дома была в это время только Вера Викторовна, Анна пришла чуть позже, когда он искромсал полы в прихожей и перешел в гостиную, нацелившись на диван. Из его несвязного бормотания Анна поняла, что он не в себе и стала уговаривать Веру Викторовну вызвать врача. Та поняла, что пришло время выносить сор из избы и согласилась.
Запеленав Ивана Ивановича и сделав укол успокоительного, санитары удалились с ним в машину, а врач стал уговаривать бледнеющую женщину назначить жесткое лечение. Описывая современные методы, врач заметил ухудшение ее состояния и попросил Анну вызвать еще родственников, потому что вероятно, Вере Викторовне тоже придется побыть некоторое время в больнице.
Владимир застал мать уже в плохом состоянии и, подписав необходимые бумаги, он рванулся за машиной Скорой помощи.
Вернулся домой довольно быстро. Рассказывая, как устроил мать в больнице, он поглаживал дрожащие руки бледной Анны и с болью отмечал ее нездоровый вид и слезы, стоявшие в глазах.
-Все, Аня, так больше не будет продолжаться. Если мама ничего не хочет менять в своей жизни, то я хочу все это изменить для нас. Сейчас же начну переговоры о покупке куска земли. Здесь недалеко по нашей улице продают старый дом. Мы построим новый. Но нужно будет потерпеть, Анечка, мы же подождем?
-А как же твой долг?
-Почти выплачен. Разберемся с этим потом. Главное, увести тебя из этого ада.
Пока лечили отца и поднимали на ноги маму, Владимир вплотную занялся стройкой нового дома. За месяц поднялся довольно приличных размеров двухэтажный дом, и оформились кое-какие бумаги. Анна порхала по участку, заваленному строительным мусором, и планировала, мечтала, а он смотрел на нее и улыбался.

Вместе навсегда.
Анна вышла во двор, кутаясь в теплую шаль, и огляделась. Он сидел неподалеку, на садовой лавочке у куста сирени с почти облетевшими листьями, откинув голову на спинку и прикрыв глаза.
-Володя? Я увидела твою машину в окно, а тебя все нет… Что случилось?
Холодок пробежал у нее вдоль спины, когда он открыл глаза и посмотрел на нее тем самым взглядом, как тогда, при разрыве. Она робко присела рядом и осмелилась снова заглянуть в его глаза.
-Не молчи, прошу тебя…
-Аня, я… у меня сегодня выгорела вся мастерская. Был пожар. Потушили быстро, но ущерб… В общем, довольно большой.
-Господи… Все живы?
-Да. На восстановление потребуется немалые средства. Я уже позвонил Сашке, тот обещал помочь, поговорить со своими родителями. Мишка уже переслал немалую сумму.
-Ну, чего ты? Все наладится… - Анна тихонько прижалась к нему и погладила по щеке.
В ответ он рванулся к ней и сильно прижал к себе, порывисто целуя.
-Ты не понимаешь? – оторвавшись от ее мягких губ, проговорил он. - Стройку придется заморозить теперь на неопределенное время. Аня, мы опять вынуждены будем жить здесь не меньше года!
-Ничего страшного. – спокойно ответила она, легонько поглаживая его опущенную голову. – Проживем еще год и два, если потребуется. Или ты уже устал есть мой густой борщ? – улыбнулась она.
-Не устану никогда, – улыбнулся он в ответ, - не дождешься! – но улыбка снова исчезла, глаза вновь погрустнели. – Я так хотел, уже планировал… Я хочу ребенка, Аня! Хочу, чтобы у нас с тобой был сын или дочка, а тут… Опять все к чертям полетело!
Помолчав немного, он взял лицо Анны в свои ладони и прошептал:
-Выйдешь за меня? За такого бестолкового, с вечными проблемами и целой кучей неприятностей?
-Выйду! – твердо сказала счастливая девушка. – И все наши проблемы переживем вместе, и будет у нас с тобой дом, и будет сын или дочка, а может, все сразу.
-Аня…- взволнованно выдохнул он. – Ты себе представить не можешь, как я люблю тебя!

Эпилог. Черт, люблю быть честной - эпиложек.
На свадьбу Владимира и Анны Мишка не приехал, сказал, что не смог вырваться: его архитектурные проекты пользовались большим успехом.
Вера Викторовна, помогая затягивать на тонкой талии корсет свадебного платья, рассказывала Анне, что Иван Иванович после успешной кодировки, сеансов гипноза постепенно, но верно выздоравливает. Варвара очень помогла ей во время болезни, она одинокая женщина, и Вера Викторовна уговорила подругу пожить вместе.
Маша забежала ненадолго поздравить подругу и пожелать большого счастья и умчалась к своему новорожденному сыну. Полина была приглашена со своим немцем, который, наконец, сделал ей предложение и собирался увезти в Германию.
Лиза примчалась из другого города и хотела остановиться у брата, но видя их «медовый месяц» с Наташей, остановилась в новом доме Корфов, которые с удовольствием приютили свою шумную подругу.
Владимир уже мечтал смелее, потому что знал твердо: рядом с ним пойдет по жизни самая лучшая жена.


Конец.

Форум "Бедная Настя"