Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Обман". Автор - Нюша.

Название: Обман
Рейтинг: PG - 13
Пейринг: ВА
Время действия: современность
Примечание: очень не романтично, но не страшно


В эту минуту она вспомнила определенного рода инструкции, которыми ее пичкали еще в первый год обучения в классе психологии у Шарлотты: нужно расслабиться, дать мужчине понять, что ты не сопротивляешься, иначе грубости и насилия не избежать. Сопротивление рождает злость, разгоряченный мужчина не способен сдерживать инстинкты, но осознав, что сопротивления не будет, они все превращаются в ласковых котят. Если это не маньяк. У некоторых возможно вызвать даже чувство вины.
Но все эти подзабытые уроки в школе Седого она никогда не применяла ранее, потому что была сейчас в подобной ситуации впервые. До этого она умело избегала близости с мужчинами. В ее задачи не входил фактор соблазнения как таковой. Легкий пикап, слушать разговоры, задавать нужные вопросы, при этом умело поправлять тонкую бретельку своего невесомого платья или облизнуть во время нижнюю губу, отвлекая собеседника от включения микрофона скрытой камеры. Обнять и погладить плечи мужчины, дать возможность коснуться себя или сделать свое прикосновение нечаянным и … воспринимать, слушать, запоминать интересующую информацию.
Но этот мужчина был настроен решительно. Сильные руки не отпускали, и в глазах была не страсть, увлеченность, а вызов. Он, скорее всего, разгадал цену ее "любви" и злился. По его глазам она видела, что злился не только на нее, но и на себя. Она задела его мужское самолюбие, обманув его, и он это понял.
Пока он вымещал злость на ее платье, разрывая узкий подол до пояса и уничтожая молнию на спине, она чувствовала его решимость довести желаемое насилие над ней до конца. Еще раз напомнила себе, что сопротивление может только разозлить больше, поэтому спокойно позволила извлечь руки из платья, опустив его лиф до пояса. Есть несколько секунд переменить его решение. Нет, слов не нужно. Просто взгляд. Ничто так не охлаждает пыл мужчины как равнодушие и понимание того, что близость с ним ей удовольствия не принесет. Но тут нужно знать мужчину, который решился на месть таким способом, готовый сломать ее сейчас как игрушку. Ее равнодушие может лишь заставить его попытаться вызвать в ней ответный огонь и тогда ее мучениям не будет конца.
А этот мужчина именно такой, он не отступит просто от холодного взгляда, он слишком самоуверен в своей неотразимости, в своем умении соблазнить и подчинить любую женщину.
В мыслях она почти смирилась с неизбежным. Пусть не о такой первой близости с мужчиной она мечтала раньше, но это ее сейчас не волновало. Он делает все правильно, он отомстит, и она, наконец, станет той, о ком он говорил минутами ранее, когда в темноте ночи насильно затаскивал ее на заднее сидение своей машины. Сейчас нельзя поддаваться эмоциям, это полная потеря самоконтроля и контроля над ситуацией. И тем более не стоит говорить ему об этой интимной подробности, о которой он не подозревает, если уж называет ее… Господи! Скорее бы все закончилось… Чего он тянет?
Мужчина заметил ее усталость и безразличие, криво ухмыльнулся. Но губы все равно бесконечно нежно коснулись лица девушки, ее волос.
Она вяло размышляла, что он все же выбрал долгий путь и желает партнерше испытать хоть какое-то удовольствие от ситуации. Да, он оказался именно таким, как она описывала Седому в своем отчете: жесткие решения, самоуверенность, вполне реальная оценка своей личности, здоровая злость, властность и… Седой в голос рассмеялся над следующим эпитетом – доброта.
-Аня, ты прекрасный специалист, - серьезно заявил цыганский барон, отсмеявшись, - но… это так на тебя не похоже! Кого в последний раз ты добрым называла? Тем более Корф!? Ну, ладно, прости. - извинился начальник, видя вызов в глазах сотрудницы. – Ты знаешь правила: если он вызывает у тебя личную приязнь, то задание мы передаем другому специалисту. Ты у меня лучшая. Я тебе доверяю во всем. Откажись, пока есть время.
Почему же тогда, в светлом кабинете шефа и лучшего друга она впервые не послушала голоса разума? Ведь Седой был прав: к этому клиенту она чувствовала привязанность, всесильную тягу, которой не испытывала ранее ни к кому и не могла объяснить себе. Тем интереснее было задание, тем легче и убедительнее она был с ним, ей не приходилось играть.
Его «заказал» Забалуев, премерзкий тип, прошедший уже по их базе как клиент. Им тогда занималась Полина, получив задание обличить его в неверности своей жене. Супруга Забалуева хотела подать на развод, но при разводе не получала ничего от обширного состояния мужа. Подарив супругу свою молодость и воспитав детей, она хотела мести и денег неверного мужа. Поля все сделала быстро и чисто, умело завязав знакомство и старательно ведя с ним разговоры «под запись». Судебные разбирательства длились недолго. Добытые таким способом доказательства измены Забалуев сначала опровергал, но наш адвокат был непреклонен. Вообще, Христофоровича сломать и смутить невозможно. Скала. Так Забалуев узнал об этом агентстве, известном лишь определенному кругу людей.
Это детище Седой создавал лишь с одной целью: он ненавидел богатых людишек, насквозь пропитанных ложью и лицемерием. Деньги убивали в них все живое и человеческое. Идея подобной организации была не нова, нужно лишь было найти и обучить персонал, заручиться доверием некоторых влиятельных персон из высшей элиты власти. Они закрывали глаза на эту деятельность при условии, что она их не коснется. Эту договоренность Седой выполнял с честью.
Раз и навсегда прерывал любые попытки незаконной деятельности внутри фирмы. Никакого криминала, сутенерства, проституции, наркотиков. Хотя его многочисленные цыганские родственники не раз пытались вовлечь его в разного рода прибыльные предприятия. Седой оказался более чем щепетильным: все должно быть законным: и способы добычи информации, и сама цель созданной организации. Никаких нарушений прав человека. Благо законы в нашей стране можно трактовать иногда весьма двояко, чем Христофорович уникально владеет.
Анну Седой случайно нашел в грязной подворотне городских трущоб пять лет назад. Он тогда разыскивал по просьбе дяди Нугара своего племянника, подсевшего на наркоту и сбежавшего из дома от пристального внимания родственников. Цыган тогда с трудом сдержал плевок отвращения, когда увидел как Рустам, держа за руку бледную девушку, искал ее вену иглой шприца. Героин! Доза, способная убить эту малышку через два часа. Шприц был отброшен, изгиб тонкой ручки девушки был тщательно осмотрен: с удивлением обнаружилось, что синеглазая малышка вовсе не наркоманка, а сбежавшая из приюта сирота. Почему шестнадцатилетняя Анна сбежала из детского специального учреждения и искала смерти, стало ясно опытному глазу Седого почти сразу. По скромно опущенным глазам девушки. По чистоте затравленного взгляда. По утонченным чертам красивого личика. По мелодичному голоску, заставляющему покоряться и тут же падать к ее ногам любого мужчину. По ее безупречному, совершенному юному телу, чуть было не смятому каким-то грубым животным.
Вот и сейчас это совершенное, но уже женственное тело гладят и сжимают сильные руки, изучают, не оставляя ни сантиметра без внимания. Но не вызывают у нее омерзения, как тогда, в кабинете Шуллера, директора спец заведения для несовершеннолетних сирот, куда ее переправили из закрытого поселкового детского дома. Руки этого мужчины всегда завораживали Анну, будучи на задании, она часто подавляла в себе желание почувствовать, как его длинные аристократичные пальцы блуждают по ее рукам, лицу, запутываются в ее волосах. И вот, словно прочитав ее давние мысли, они проделывали именно такой путь, пытаясь разогнать в венах ее кровь, давно застывшую от человеческого бессердечия и силой разума починенную течь ровно, без толчков и бурления.
Но у него не получалось, он прекрасно чувствовал это, но остановить себя пока не хотел. Уже первая волна негодования сошла на нет, уже поубавилось злости, и жажда мести на эту хрупкую красивую стерву, что так жестоко и цинично влюбила его в себя, тоже уже не хотела утоления. Лишь желание, тягучее и неистовое, двигало им сейчас. Она хотела его любви – она ее получит! Да, он полюбил ее, отдал сердце и продал бы душу, если бы она потребовала! Так пусть и получает по полной запланированной кем-то из ее сутенеров программе! Он проиграл и выиграл одновременно: тендер выиграл Забалуев, миллионный контракт увели из-под носа. Не просто увели, а профессионально подставили ему эту соблазнительную синеглазую куклу, оказавшейся умной расчетливой дамочкой. Забалуев случайно выдал себя и ее пустой, казалось бы, фразой «Зато вам в любви везет, Владимир Иванович, не так ли?»
Остальное сложилось в голове, как дважды два. Он всегда был падок на женскую красоту, все это знали. Но никогда Корф не попадался как мальчишка на женские уловки, как в этот раз. Он влюбился в нее с первого взгляда, впервые оценивая не изгибы изящной фигуры, а банально утонув в омуте ее глаз, растворившись в ее голосе, вторя ее мыслям и словам. Только теперь он понимал, что все это было запланированным пикапом Забалуева, и что Анна лишь отлично выполнила свою работу.
Сама не осознавая, она оказалась его тайной мечтой, его подсознательным желанием, его нерастраченной любовью. Умная, красивая, безупречная. С ней всегда было легко, беззаботно. Он делился с ней не только корпоративными секретами, ничуть не смущаясь ее интересом, он делился с ней своими мечтами, своей душой. А она, казалось, впитывала его чувства и отвечала взаимным доверием. Он доверял ей и когда она вдруг, сославшись на нездоровье, отправилась отдыхать за границу. Он умолял ее подождать, пока будет возможность уехать вместе, и не подозревал, что это будет лишь первый запланированный шаг к разрыву их отношений. Она всегда принимала решения самостоятельно, не нуждалась в его участии и заботе, его деньгах, потому с легким поцелуем у виска оставила его одного в холодном каменном городе.
Потом уже были безуспешные поиски белокурой красавицы, о которой он, оказывается, так мало знал. Знал лишь, как мило она морщит носик, когда чувствует чей-то тяжелый парфюм, как водит хрупкими плечиками от легкого бриза, кутаясь в его куртку, как светятся ее глаза, когда он целует ее губы. Как раздражается, когда он пытается указать ей, что делать и как правильно, каким жестким бывает иногда ее голос и ее решения. В этой схватке проиграл лишь он. Но какова актриса! Столь умело ввела его в заблуждение: что любит, что верит, что его.
Тем больнее было разочарование, когда он увидел ее случайно уже с лучшим другом на очередном рауте нуворишей. Да, именно таким взглядом полного не узнавания одарила его тогда Анна, как и сейчас, когда он в сердцах обозвал ее … Будто не было ничего между ними, будто непреодолимая пропасть легла от ее равнодушного:
-Вы обознались, простите.
-Эта женщина погубит тебя, Миш. Беги от нее.
Когда она отошла, состоялся короткий и откровенный разговор с другом. Да, организации, что подсунули ему Анну, видимо, были недоступны некоторые сведения об их прошлой жизни, скрытые грифом «Секретно», поэтому не могли предположить, что Корф и Репнин знакомы. Мишка привык доверять мнению бывшего сослуживца еще в той восточной стране, когда спасали не только умения рукопашного боя, непобедимый Калаш, но и доверие между людьми. Доверяй, но проверяй. А их дружба была проверена не одним боем на смерть.
Мишка, конечно же, сомлел от своей знакомой, его можно понять. Рассказал, что сам назначал с ней встречи, и бежал на свидания. С ее стороны никакой инициативы не было. Ну, конечно! Все по старому плану. Не так давно он сам считал минуты до встречи с ней, безумный, названивал и таял от ее голоса. И сделал даже то, чего сам от себя не ожидал: купил кольцо, обручальное, достойное лишь ее красоты и утончённости. Мишка грустно благодарил друга за предупреждение, готовый обмануться в ней в любую минуту снова.
И вот эта женщина почти обнаженная его торопливыми движениями, покорно лежит под ним и смотрит на него своими изумительными умными глазами. В них нет страха, нет вины. В них сейчас пустота, пугающая, невосполнимая. Вот теперь он уверенно может назвать ее бездушной куклой.
Где же у тебя душа, Анечка? Здесь, где сердце? И его губы легко касаются нежной кожи и дрожат в унисон ее сердцебиению. А может здесь, где зарождается новая жизнь? И губы ласкают атлас плоского живота, который вздрагивает от его горячих прикосновений. Тонкие пальчики зарываются в его темные волосы и пытаются оттолкнуть от себя. Он покорен, снова и снова.
Он никогда не сможет сделать ей больно, он слишком любит ее. Даже такой: холодной, равнодушной, чужой. Как при первой встрече, он снимает пальто и кутает желанное тело, скрывает от себя соблазн, помутивший рассудок. Она смотрит уже по-другому: удивленно и растерянно. Что малышка, тебя не обучали любить? Ты разочарована? Удивлена, что у него есть сердце, способное любить тебя, даже такую?
Она несмело проводит ладошкой по его щеке, пытаясь поймать его блуждающий взгляд.
-Прости меня… - как шелест листвы, как колокольный набат в его воспаленном сознании.
Довериться ей? Да, так сладко довериться снова ее мягким губам, ее тихому голосу. Ее глазам, которые не лгут сейчас, говоря о бесконечной нежности к мужчине, сидящему рядом.
-Я прощу при одном условии: ты бросишь свою работу и станешь моей женой.
-Это два условия…- шепчет девушка, улыбаясь его ошибке, свернувшись ласковым котенком в его объятиях.
-Это одно условие, любимая, одно…
-Я согласна, Володя…

Конец.

Форум "Бедная Настя"