Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Ненужная свобода". Автор - Klepa.

Название: Ненужная свобода.
Автор: Klepa
Жанр: зарисовка
Рейтинг: PG
Герои: Анна, Владимир, Карл Модестович, князь Оболенский
Примечание: потянуло меня в последнее время на зарисовочки. Надеюсь, эта тоже понравится.

- Я знаю, зачем вы меня звали – сказала Анна с порога – Мне Полина все рассказала. Вы хотите наказать меня за то, что я не поговорила с Сергеем Степановичем?
- Конечно, нет – ответил Владимир, глядя на нее снизу вверх. Он сидел, она стояла. Все правильно. Хозяин и крепостная.
- Тогда возможно вы хотите сказать, что уже пришел исправник, чтобы арестовать меня за убийство Иван Иваныча.
- Почему всякий раз, когда я хочу вас видеть, вы подозреваете что-то плохое в моих поступках?
- А разве я ошибаюсь? – с едва уловимой горечью спросила девушка.
- Довольно! – оборвал ее Владимир - Возьмите – и протянул свиток бумаги. Девушка протянула руку, чтобы взять документ, но та повисла в воздухе, остановившись на полпути.
- Берите, не бойтесь – грубо сказал он, разжал нервные пальчики и вложил документ в ее дрожащую руку.
Анна терялась в догадках. Какую еще гадость готовит ей Владимир, она видела, что он очень зол. Она никогда не могла понять, почему он злится, но всегда хотелось куда-нибудь спрятаться, всегда была мысль, а вдруг он злится на нее.
- Анна, там нет ничего страшного, обыкновенный документ. Мне бы хотелось, чтобы вы с ним ознакомились – более ласково добавил Владимир. Он уже жалел, что отдал ей бумагу, но сделанного не воротишь.
Девушка развернула документ и начала читать. Владимир не сводил в нее глаз и видел как просветлело ее личико, и понял что в его душе отныне будет только мрак. Не в силах больше видеть ее радость, он резко спросил:
- Вы счастливы?
Она подняла на него сияющие глаза, в них были слезы.
- О, Владимир Иваныч спасибо, я не верю, что вы отдали мне…
- Не заставляйте меня жалеть об этом – грубо оборвал он ее.
Девушка удивленно взглянула на барона. Что-то в его голосе заставило ее замереть на месте, но не от страха, что-то другое звучало в его голосе, то что он пытается скрыть, но глаза с головой выдают его. Анна попыталась разглядеть, что скрывается за льдом серых глаз, но Владимир отвернулся, и она так и не узнала, что говорили его глаза.
- Я пойду – тихо проговорила она не находя причин остаться.
- Вы теперь не обязаны передо мной отчитываться. Идите куда хотите – ответил барон, и налил себе бокал вина – Будете?
- Нет – отказалась Анна, и грустно улыбнувшись, выскользнула за дверь.
- Прощайте – прошептал Владимир и залпом выпил, потом налил еще, и снова выпил, и так до вечера, пока пьяный сон не свалил его с ног. Но даже в объятиях Морфея перед глазами была Анна, которая целовала Мишу и ничего не замечала…
 
Анна снова развернула документ и еще раз пробежала его глазами. Теперь она свободна. Но почему нет чувства радости? Почему ей стало так тоскливо и грустно? Наверное, потому что дядюшка умер. Теперь она может осуществить свою мечту, поступить на сцену, она свободна. Больше не надо лгать, бояться разоблачения, но Миша…. Миша сможет ли он понять, почему она скрыла свое происхождение? Простит ли он ее?
 
Череда бесконечных дней сменялась бессонными ночами. Она уехала, он дал ей вольную, и она уехала. А ты ждал, что она останется? – иронизировал кто-то внутри него, надсмехаясь над его мучениями. Алкоголь не спасал, становилось только хуже. После отъезда Анны произошло столько событий. Владимиру было некогда думать о ней, но стоило на миг отвлечься и ее светлый образ неизменно вставал перед глазами. Как же он ненавидел ее в этот момент. Ненавидел… и любил…. До беспамятства, до горечи на губах, до темноты в глазах. Сколько раз он был готов оседлать лошадь и поехать за ней в Петербург, найти вольную и разорвать ее в клочья, чтобы она снова принадлежала ему. Только ему. Но над ее сердцем он был не властен, потому и отпустил ее. Она сейчас с Мишей. Князь Оболенский покровительствует ей, на балу в Зимнем ее дебют произвел фурор, толпы поклонников, рукоплескание восторженных зрителей и цветы, летящие на сцену Императорского театра…
А он сидит в своем кресле и все ждет, что откроется дверь и легкими неслышными шагами войдет она и зимний вечер перестанет быть таким холодным, а ледяная душа оттает, только посмотрев в синие как ночное небо глаза.
Он вернул поместье, он нашел убийцу отца, но не может найти покоя. Не может. Вот и сейчас слоняется по дому как привидение. Варвара уже стала делать для него успокаивающие настойки, Владимир впервые улыбнулся, с тех пор как уехала Анна, когда кухарка принесла ему в высоком стакане какое-то отвратительное пойло.
- Что это?
- Барин, выпейте – ласково уговаривала Варвара – И легче станет.
Владимир принюхался.
- Варя, да я ничего гаже не пил даже на Кавказе.
- Выпейте, это настойка на лекарственных травах.
Барон сдался и залпом выпил, потом минуту молчал и отчаянно жестикулировал.
- Варвара тебе надо идти к Бенкендорфу. Будешь пыточные снадобья варить, заключенные в миг все расскажут – сказала Владимир, когда смог говорить.
Бывшая нянька только улыбнулась, она все видела. Ей было жалко молодого хозяина.
- Полегчало или еще принести.
- Нет – отчаянно замотал головой Владимир – Мне сразу стало лучше. Сейчас лягу спать и буду спать как младенец, спасибо Варечка.
- Доброй ночи, барин – попрощалась кухарка и вышла.
 
Снова блеск свечей на сцене, снова успех, и снова горечь… Анна раздевалась после спектакля в гримерной, молчаливая Маруся помогала ей. Сейчас она переоденется и поедет в роскошный дворец Оболенского, и будет петь на балу. И снова толпа поклонников будет осаждать ее, и говорить комплименты ее голосу, ее таланту, ее красоте. А она…? Анна вздохнула. Теперь она свободна и может делать то, что хочет. Владимир отдал ей вольную, князь Оболенский взял ее под свое покровительство, сам император аплодировал ей, а наследник не сводил восхищенных глаз с юной актрисы. Но почему она все чаще и чаще пытается найти в толпе серые глаза. Почему ночами подушка мокрая от слез? А сердце разрывает какое-то странное чувство боли и отчаяния?
Миша был рядом, всегда рядом. Такой милый, предусмотрительный, внимательный и … чужой. Несмотря на прекрасное воспитание, Анна чувствовала себя чужой среди высокотитулованных особ. Она прекрасно держалась, научилась спокойно реагировать на комплименты, и не краснеть каждый раз, ловя чей-то восхищенный взгляд, но внутренне она вся сжималась. Ее мысли возвращались назад, домой… вот уже полгода как она живет в Петербурге. Вот уже полгода как она не крепостная барона Корфа, а поместье все равно называет домом… она жила там всю свою жизнь. Своих родителей Анна помнила плохо, больше воспоминаний осталось от баронессы Корф. Добрая и очень красивая женщина, немного грустная, держащая в своих маленьких ручках все поместье, ненавязчиво управляя мужем, а затем и сыном. Анна обожала ее, эта женщина заменила ей мать, и баронесса отвечала девочке тем же. Потом баронесса умерла…
Анна столько раз порывалась написать письмо Владимиру, чтобы просто узнать как там Варвара, Никита, но что-то останавливало ее.
Влюбленность в Мишу прошла, стала приятным воспоминанием. Она все ему рассказала, но молодой князь не стал ее слушать, а говорил, что любит несмотря ни на что. Но все реже и реже он приходит к ней, занятый службой. Император восстановил его в чине и вернул должность за блестяще проведенное расследование.
Анне нравилось играть на сцене, пьянящее чувство своей власти над толпой было в новинку и безумно радовало начинавшую актрису. Но чем дальше она играла, чем больше было ролей, Анна стала понимать, что мечта стать актрисой, не ее мечта. Так хотел Иван Иваныч. Только желание отблагодарить барона Корфа заставляло девушку без устали репетировать. А еще хотелось доказать Владимиру, что у нее есть талант. Тот постоянно надсмехался над ней, когда она по нескольку часов сидела за роялем и репетировала, репетировала, репетировала,… когда пальцы уже не двигались, а горло начинало болеть. Но ее труды стоили того. В тот день, когда она играла Джульетту, в тот страшный день, когда умер дядюшка, она заметила в серых глазах тщательно скрываемое восхищение. Ее душу охватило ликование, не зря она так мучилась, осваивая хитрую науку лицедейства. И сейчас в толпе карих, синих, голубых, зеленых глаз она снова искала восхищенный взгляд стальных глаз, и не находила…
Уже поздно вечером лежа в постели, Анна не могла уснуть, ворочаясь с бока на бок. Ей не спалось. Она встала с кровати и накинув халат подошла к окну. Лунный свет разливался по ночному зимнему саду, мягко освещая ночную тишину. Было тихо, как бывает только зимой. Девушка любовалась на ночное морозное небо, и беззвучные слезы текли по нежным щекам. Она отошла от окна и снова легла спать. Забылась беспокойным сном, ворочалась в постели не просыпаясь и тихо шептала:
 - Владимир… Владимир… где же ты?
 
Солнечное морозное утро не принесло ничего нового. Владимир сидел в кабинете и проверял записи составленные Карлом Модестовичем. Управляющий услужливо улыбался и стоял, рядом ожидая, что скажет барон.
- На этот раз вы превзошли самого себя – сказал, наконец, Владимир и захлопнул расходную книгу – Почти ничего не украли. Вы меня пугаете Карл Модестович.
Немец непонимающе посмотрел на барона.
- Владимир Иваныч, красть, как можно-с, что вы? Я чужой копейки ни разу не взял.
- Я вам верю – ответил Владимир – Что копейки вы как раз и не брали.
Карл Модестович открыл рот, чтобы отвергнуть обвинение, но встретившись с взглядом барона передумал и лишь загадочно улыбнулся. Поклонился и вышел, проклиная про себя острый ум хозяина.
Владимир сложил ладони домиком и задумчиво стал смотреть в окно. Дверь неслышно скрипнула, в комнату вошла девушка, и в нерешительности остановилась около кресла, в котором сидел барон. Не оборачиваясь, Владимир сказал:
- Полина, ты снова бездельничаешь?
Анна улыбнулась.
- Я не Полина.
Медленно, медленно боясь спугнуть видение, Владимир обернулся и встретился с сияющим взглядом синих глаз.
- Анна? – не веря своим глазам, спросил он.
- Да это я.
 
Анна проснулась посередине ночи от собственного крика. Ей приснился страшный сон, что Владимир женился на Лизе Долгорукой. Она вскочила в кровати, зажимая рот рукой, подавляя рвущейся крик из груди:
- Нееееееееет!!!
Она не могла понять, почему это так расстроило ее. Ты любишь его – сказал кто-то. Не может быть – потрясенно замотала головой девушка. Но ей стало так спокойно, так легко. Надо ехать домой, домой, к нему!!! И не нужен ей никакой театр, не нужны аплодисменты, овации. Только бы снова услышать его голос, увидеть глаза и пусть он ненавидит ее. Она готова терпеть его ненависть, лишь бы он не стал безразличным к ней.
Анна встала, оделась, не дожидаясь Маруси. Она нашла Сергей Степановича в кабинете.
- Аннушка – заулыбался князь – Какая вы ранняя пташка. Вчера так поздно легли, а сегодня чуть свет уже на ногах. Вам следует, более бережно относится к своему здоровью, вы становитесь ведущей актрисой, вы не должны заболеть – и шутливо пригрозил пальцем смеющейся девушке.
- Пойдемте завтракать – и взяла его под руку.
За столом Анна вела себя как обычно, но что-то поменялось в ее лице. Появилось умиротворение, словно внутренняя борьба закончена и теперь ее душа обрела гармонию. Князь с интересом наблюдал за девушкой. Жалея, что она и Миша расстались. Они были бы прекрасной парой. Не удержавшись, князь сказал об этом Анне, и радость в ее глазах на миг потухла.
- К сожалению, наши чувства не выдержали проверки временем – грустно ответила Анна.
- Но неужели никто из ваших поклонников не привлек вашего внимания? – настойчиво спросил Сергей Степанович.
- Нет – покачала головой Анна.
- Не может быть, чтобы такая красивая девушка никого не любила – допытывался князь.
- Сергей Степанович – укоризненно улыбнулась она.
- Анечка, не уходите от ответа. Вы любите?
Она кивнула.
- Я его знаю?
Еще один подтверждающий кивок, и краска залила щеки смущенной девушки.
- Я теряюсь в догадках. Кто же это?
Анна молчала.
- Анна, я ваш опекун, я ваш учитель мне можно доверится.
Он видел колебание девушки.
- Я сама только недавно это поняла – призналась она.
- Что вы любите?
- Да. Не спрашивайте кто это. Умоляю вас. Все равно мы не будем вместе – грустно добавила Анна.
Сергей Степанович задумчиво смотрел на сидящую напротив него девушку и произнес:
- Я, кажется, догадываюсь, о ком вы говорите.
Испуганный взгляд подтвердил его невероятную догадку.
- Что ж пути Господни неисповедимы, а пути любви еще больше. Ваше решение?
- Какое решение? – не поняла Анна.
- Анечка – снова ласково обратился к ней князь – Я за полгода достаточно вас изучил, вы приняли какое-то внутреннее решение, и мне кажется, оно коснется и меня.
Прозорливость Сергея Степановича совсем смутило бедную девушку.
- Князь, я хотела просить вас?
- О чем?
- Дайте мне два дня.
- Зачем? – удивлено вскинул брови князь.
- Я хочу поехать домой – призналась Анна – Я так давно не видела Варвару, Никиту, мы выросли вместе, и я так соскучилась по дому.
- И по нему? – уточнил Сергей Степанович, не сводя с нее пристального взгляда.
- Да – честно ответила девушка – И по нему тоже.
Князь задумался. Отпускать актрису, да еще такую талантливую в разгар театрального сезона было безумием, но он очень тепло относился к этой замечательной девушке, и удерживать ее не имело смысла. Он снова пожалел, что Анна не станет его родственницей. За эти полгода он привязался к ней.
- Хорошо, я даю вам два дня – прекрасно понимая, что Анна уже не вернется.
Девушка подбежала к нему и радостно поцеловала в щеку.
- Спасибо, спасибо. Я вернусь, обещаю.
И выбежала из комнаты.
- Вы не вернетесь – прошептал князь.
 
Она еле сидела на месте, карета ехала так медленно, и она просила кучера:
- Быстрее, быстрее.
Вот уже знакомые места, вот озеро, где маленькими они ловили рыбу, а вот дерево с которого, она упала и расцарапала ногу до крови, но не плакала. И Владимир нес ее на руках, отдав на попечение Вари. Тогда они еще были детьми, и лживая стена ненависти не отделила их друг от друга. Но чем старше они становились, тем сильнее росла пропасть между ними. А сейчас она снова увидит его, снова посмотрит в серые глаза. Неужели в них снова будет ненависть? А вдруг он женился на Лизе? Вдруг ее сон был пророческим? Иван Иваныч и Петр Михалыч так хотели поженить их. Сердечко обливалось кровью, и тихо плакало. Анна мужественно старалась не расплакаться, пока еще ничего неизвестно, а сон… это всего лишь сон. Она вошла в дом и удивительное чувство покоя захватило ее, она легонько толкнула дверь в кабинет. В кресле сидел ОН, как полгода назад, когда отдал ей вольную. Его голос:
- Полина опять бездельничаешь?
И ее ответ:
- Я не Полина.
Он удивленно обернулся не в силах поверить своим глазам.
- Анна?
- Да это я.
Владимир был готов броситься к ней, но не мог пошевелиться. Зачем она приехала? Чтобы мучить его? Зачем?
- Зачем вы приехали? – резко спросил он, но девушка не испугалась. Анна подошла ближе, она видела его маску, но ей так хотелось заглянуть под нее.
- Я соскучилась по дому.
- Вы скучали? – насмешливо осведомился Владимир, тщательно скрывая радость. Теперь он никуда ее не отпустит, ни куда и никогда. И пусть она любит Мишу, пусть она теперь не крепостная, он никуда не позволит ей уехать – А как же поклонники? Успех в театре?
- Поклонники? – она улыбнулась, и казалось комнату, озарил свет – Да они не давали мне скучать.
- Вот видите, а вы говорите, что скучали – упрекнул ее Владимир, сдерживаясь, чтобы не заключить ее в объятия.
- Поклонники были, я не отрицаю, но не было – он не дал ей договорить, закончив предложение за нее – Но не было Миши, он теперь снова на службе. Это я сижу в деревне и абсолютно счастлив от уединения.
Анна подошла совсем близко.
- Миша тоже был.
- Кого же не было? – он ждал ее ответа, затаив дыхание, как мальчишка впервые признавшейся девочке в любви.
- Вас – решилась она – Рядом не было вас.
Маска слетела в ту же секунду, улыбка осветила лицо Владимира.
- Я не ослышался, вы скучали по мне? – его руки обвили ее талию, привлекая к себе.
- Да.
Она хотела что-то еще сказать, но поцелуй запечатал уста, унося в мир, где были только они одни.
Конец.

Форум "Бедная Настя"