Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Крестьянка из Пеньково". Автор - Царапка.

Название: «Крестьянка из Пеньково»
Автор: Царапка
Рейтинг: G
Жанр: комедия
Время и место действие - как в сериале. По мотивам пьесы Лопе де Вега «Крестьянка из Хетафе», и немножко позаимствовала у Мора Иокаи «Венгерский набоб».
Одна пара каноническая, две - нет. Примечание: ООС бояться - фик не читать.


Действие первое
Сцена первая
Кухня в доме барона Корфа. Кухарка Варвара месит тесто. Служанка Полина режет капусту, периодически останавливаясь, призадумавшись с ножом в руке и жуя хрустящий листок.

Полина: Скукота!
Варвара: Тебе бы, Полька, только хвостом вертеть!
Полина: Было бы перед кем! Гришка только цветы барские горазд таскать на букеты! Карл Модестович, ворюга, хлопнет пониже спины, усами пошевелит, а заикнёшься насчёт законного брака, его как не бывало!
Варвара: Ну, девка, ты скажешь! Чтоб управляющий на дворовой женился!
Полина: А что? Чем я Аньки-то хуже? На роялях играть не обучена, зато по хозяйству умею не только юбкой пылить!
Варвара: Анечку барин того и гляди удочерит, весь уезд говорит - прижил на стороне, овдовел-то не старым.
Полина: Может, и меня знатный барин прижил, да украли и в Пеньково подбросили!
Варвара: Брось языком зря молоть! Лучше на парней наших гляди - Гришка с тебя глаз не сводит!
Полина: Скучный он, неуклюжий!
Варвара: Никита чем не хорош?
Полина: Так он мой молочный братец!
Варвара: Молочных, что ль, не венчают?
Полина: Я не спрашивала, как к родному, привыкла к нему, и он ко мне так же.
Варвара: Экие дела, девка поспела справная, а женихов нет!
Полина: Будут! Такого найду жениха, что мне Анька завидовать станет!
Варвара: (смеётся) Смелые мы какие!

Сцена вторая
Библиотека в доме Корфов. Хозяин ругается с сыном.
Владимир: Отец, скажите мне, наконец, почему Анну выделили из прислуги, зачем представляете её благородной девицей, даёте приданое!
И.И.: Как ты смеешь меня допрашивать!
Владимир: Я должен знать, что происходит у нас в доме!
И.И.: Это мой дом, я не собираюсь отчитываться перед мальчишкой!
Владимир: Мы давно выросли!
И.И.: Я - хозяин, что хочу, то и делаю!
Владимир: Отец...
И.И.: Довольно!
Владимир: Анна...
И.И.: Ты должен относиться к ней, как к сестре!
Владимир: Она - Ваша дочь?
И.И.: Слушать ничего не хочу! Шалопай! Картёжник! Отниму содержание, будешь знать!
Владимир: Я прошу только сказать...
И.И.: Я устал от твоих вопросов и выходок!
Владимир: Анна - Ваша дочь?
И.И.: Молчи!
Владимир: Когда Вы откроете её положение?
И.И.: Тебя никто не спросит!
Владимир: Сколько можно...
И.И.: Хватит! Никому ни слова о ней! Пока я жив, ты будешь меня слушаться! (уходит).
Владимир: (один) И так вот всегда!

Сцена третья
Князья Оболенский и младший Репнин подъезжают к усадьбе Корфа.
Оболенский: Ну вот и приехали! Ты непременно должен понравиться моему другу. Барон носится со своей воспитанницей, как с драгоценностью, назначил приданое не хуже, чем досталось бы родной дочери, а по завещанию, глядишь, ещё больше оставит. Тебе, скажи спасибо своим родителям, лучше партии не найти. Правда, родства у Анны нет никакого, зато знакомства отличные. Старый ду... То есть мой старый друг, после войны сидел в своём имении, ни с кем не поссорился. Сейчас в свете пошла мода вспоминать и обласкивать провинциальных пней, я хотел сказать - ветеранов.
Михаил: (зевая) Она хоть хорошенькая?
Оболенский: Прелестная маленькая блондинка.
Михаил: (в сторону) Понял - тощая белобрысая пигалица.

Сцена четвёртая
Анна играет на рояле в гостиной. Входит Владимир. Анна слышит и вскакивает.
Владимир: Что же Вы перестали играть? Фортепьяно - любимое занятие наших крепостных в часы досуга.
Анна: Дядюшке угодно, чтобы я поупражнялась перед приездом гостей.
Владимир: И Вы, как обычно, слушаетесь хозяина?
Анна: Я не позволю себе неблагодарности.
Владимир: Перед гостями товар лицом показать надо, купец приезжает.
Анна: Дядюшка очень добр.
Владимир: Уже видишь себя княгиней?
Анна: Зачем Вы так... Я не виновата, что родилась крепостной, а воспитали дворянкой.
Владимир: Лучше бы ты была крепостной! (обнимает её).
Анна: Володя, ну что ты, вдруг нам нельзя?
Владимир: Из отца не вытянуть ничего, говорит - обращайся с ней, как с сестрой, а дальше - голову нам обоим морочит!
Анна: Что же делать? Дядюшка собрался выдавать меня замуж, и ничего не говорит, кто я.
Владимир: Чтоб у местных кумушек языки отсохли, такую сплетню пустили!
Анна: Вдруг правда?
Владимир: Не верю, что ты мне сестра. Мы ни капли с тобой не похожи! Смотри... (подводит Анну к зеркалу). Разве у меня такой маленький нос? А пальчики? (целует ей руку).
Анна: (смеётся) Володя, ты же мужчина!
Владимир: Конечно! И другому тебя не отдам.
Анна: Надо всё-таки разузнать. Меня принесли из деревни - кто, почему, все забыли.
Владимир: Никому и в голову не приходило, что ты не сирота, пока Марья Алексеевна с Олимпиадой Никифоровной не заладили: какая хорошенькая выросла у барона побочная дочка!
Анна: Ты хоть сердиться на меня перестал!
Владимир: Не до того стало... Когда думал, что ты крепостная - бесился, как услышал, что ты мне сестра - света не взвидел.
Анна: Глупенький мой, раньше бесился, а теперь бы и рад.
Владимир: Глупый, что делать. Служба, гвардия, титул - с этим на крепостных не женятся, а на сёстрах жениться нельзя никогда.
Анна: С чего вдруг Иван Иванович решил мне приданое дать, что хоть за князя можно пойти?
Владимир: С него станется и удочерить тебя мне назло!
Анна: Думаешь, он догадывается?
Владимир: Семь пятниц у него на неделе.

Сцена пятая
В гостиной Корфов хозяин принимает князей. Анна сидит у рояля, перебирая ноты.
И.И.: Как время-то летит! Вот уже и детей женим!
Оболенский: Не совсем, правда, своих, но всё равно, Иван, я очень рад.
И.И.: Анечка мне - как дочь!
Оболенский: Так и у меня никого роднее племянников! (обнимаются).
И.И.: За Аней отдам Пеньково, доход от него немалый, не заложено. Дом, правда, чинить нужно, но пока дети и у меня поживут (смахивает слезу). Понянчу внуков на старости лет.
Оболенский: Что Володю не женишь?
И.И.: Кого оболтусу отдадут? Только пригляжу невесту ему, такие коленца откалывает - в глаза будущей родне смотреть стыдно. С Лизанькой Долгорукой его сговорил - он младшего князя затащил в трактир, напоил, обыграл в карты и домой отправил в одних кальсонах. Марья Алексеевна слышать не хочет о свадьбе, чуть намекнёшь - кривится. В столице нашёл прекрасную партию - Кати Нарышкину, Володька умудрился скандал устроить с самим цесаревичем. Теперь ни одна фрейлина к нему близко не подойдёт, как услышит: «барон Корф» - сразу в обморок. Девчонкам карьера нужна, а не шалопай!
Оболенский: Знатный шутник! Не то, что мой Миша. Сестра вышла за мота, хоть племянники пошли в нашу породу - серьёзные, положительные. Ни скандалов, ни глупостей. Смело можешь воспитанницу отдавать. Она за ним, как за каменной стеной будет.
Анна: (в сторону) от скуки помирать... (вслух) что Вам сыграть, дядюшка?
И.И.: Что хочешь, малышка! Ты у меня мастерица.
Анна играет.
Оболенский: Чудесно! Иван так расхваливал Вас, ни капли не погрешил против истины. Миша, ты совсем онемел от восторга?
Михаил: Прекрасно! (в сторону) как бы зубы не разболелись...
И.И.: Пойдёмте, покажу зимний сад!

Сцена шестая
Михаил возвращается в гостиную.
Михаил: Уф, еле вырвался! Девица бледная, тощая, малорослая, только и умеет - над роялем пищать и глаза к небу закатывать. Хорошо, хоть ушла, голова у неженки разболелась, я скоро бы взвыл! Старикам не до меня... (хватает со стола графин с коньяком). Где тут бокал?
Полина: (входит) Не угодно ли чего, барин?
Михаил: Угодно. Бо... (смотрит на Полину и замирает) что за красотка служанка!
Полина: Так что изволите?
Михаил: Так, ничего... (хлопает Полину пониже спины).
Полина: Руки подальше, здесь приличный дом, а не трактир!
Михаил: Дом, где живёт мой друг Корф - и приличный?
Полина: У нас старый барин хозяйничает, безобразиев не допускает!
Михаил: Сам рвёт цветочки?
Полина: Вот пожалуюсь, какой Вы охальник, Вас отсюда погонят метлой!
Михаил: Чтоб было тебе, на что жаловаться... (обнимает и целует Полину).
Полина даёт ему пощёчину.
Михаил: Быстрая у тебя ручка! При барышне состоишь?
Полина: (хмуро) при барышне.
Михаил: (подмигивает ей) В приданое пойдёшь, тогда и поговорим (уходит).
Полина: (одна) Ах ты, смутьян, паршивец, охальник! Чтоб у тебя руки отсохли! Распускать вздумал! Я ж тебя проучу! Свету не взвидишь!


Действие второе
Сцена первая
Владимир и Михаил разговаривают в библиотеке.
Владимир: Значит, если не женишься по выбору дяди, он тебя наследства лишит.
Михаил: Полбеды, главное - Наташе не даст приданого, а ей пора замуж.
Владимир: Неужели Андрей берёт её только за деньги?
Михаил: Положим, и так возьмёт, и с долгом он не торопит, а всё равно - родня сумеет припомнить.
Владимир: Почему старик выбрал Анну?
Михаил: Понятия не имею! Слухи ходят, пари твоему отцу проиграл. Приданое за ней неплохое, на побочных дочерях многие женятся...
Владимир: Анна не дочь ему!
Михаил: Да? Ты уверен?
Владимир: Отец ничего толком не говорит, но признавать её не собирается.
Михаил: Пустяки, кто будет у княгини Репниной спрашивать метрику?
Владимир: (взрывается) Ещё раз услышу, получишь затрещину!
Михаил: Володя, ты что?
Владимир: Анна за тебя не пойдёт! Я не позволю!
Михаил: Володя...
Владимир: Она мне не сестра!
Михаил: Вот оно что... Ты, брат, влюблён!
Владимир: Отец темнит, только бы от него ответа добиться!
Михаил: (размышляет) Не кипятись. И так, и эдак всё обернуться может.
Владимир: Я уверен, увёз бы её, только с этими слухами ни один поп нас не повенчает, или ещё того хуже, отец заупрямится и нарочно начнёт говорить, что мы - родня!
Михаил: Послушай, от сговора до свадьбы целый год может пройти...
Владимир: Отец хочет быстрее!
Михаил: Не меня, так другого жениха ей найдут.
Владимир: Мишель, отойди по-хорошему.
Михаил: Да не хочу я жениться! Ни на Анне твоей, ни на ком. Но посуди сам, всё равно этого не избежать. Если твой отец признается, что она вам - никто, уступлю девчонку хоть прямо у алтаря, лишь бы окрутить не успели. Если Анна окажется твоей сестрой... не перебивай... её надо выдавать замуж, я буду мужем не хуже любого другого.
Владимир: Не морочь мне голову, ты влюбился!
Михаил: Вот ещё, как будто не знаешь - барышни не в моём вкусе.
Владимир: Анна не такая, как все!
Михаил: Это для тебя! А по мне так... (пожимает плечами).
Владимир: Неужели тебе никогда не нравились девушки из хороших семей?
Михаил: Что в них хорошего, кроме семьи? Ломаки, жеманницы, взяли моду - бледнеть и киснуть. Ни одна мизинца не стоит бойкой простой девчонки.
Владимир: У наших соседей старшая дочь - очень весёлая девушка.
Михаил: Вздумал сватать меня? Нет, дружище, барышня, похожая на служанку - создание слишком необыкновенное. Предпочитаю оригиналы спискам.
Владимир: Трудно тебе угодить, но от Анны держись подальше.
Михаил: Ревнивый ты, вот от кого не ожидал!
Владимир: Влюбишься, сам поймёшь!
Михаил: Поживём - увидим.

Сцена вторая
Лиза сидит в волчьей яме и распевает.
Лиза: Лилон-лила, лилон-лила, лилон лила лиле!
Никита: (подходит к краю ямы) Барышня! Опять напроказили!
Лиза: (смеётся) Выручай!
Никита: Вам всё веселье, а вдруг бы на дно поставили колья?
Лиза: Так ведь не поставили!
Никита: Поставили ещё как, да не один, умаялся за ночь, пока вытаскивал, сердце чуяло, что за зверь попадётся!
Лиза: Всё-то ты, Никитушка, знаешь!
Никита: Будешь с Вами всё знать! И какие на деревьях сучки, и где зимой в речке раки, и как ласточки прячут гнезда, и как ос дымом пугать!
Лиза: И как маменька моя любит ругаться!
Никита: А папенька - хворостиной грозить!
Лиза смеётся.
Никита: Эх, Лизавета Петровна, отшлёпать бы Вас, как дитя малое, да рука никак не подымется!
Лиза: Эх, Никита, скучная у барышень жизнь! Зевай над пяльцами, жди, когда папенька с маменькой жениха приведут, а потом перед ним ломайся, будь хоть старый, хоть лысый!
Никита: Может, Вам молодого-красивого сватать станут...
Лиза: Так наверное, скучного... Родители смотрят, чтоб деньги были, родство и нрав начальству угодный. Какая мне радость от мужа, который на связях с приданым женится и думает о карьере?
Никита: Не угодишь на Вас, Лизавета Петровна...
Лиза: Мне бы на вольном воздухе жить, чтоб ни кумушек, ни светских манер, сама хозяйка себе, и муж чтоб такой же!
Никита: (вздыхает) Мечта есть у всякого... Я провожу Вас до дому, хватит ям на сегодня.

Сцена третья
Библиотека Корфов. Михаил зевает за книгой.
Михаил: Старики вспоминают своё, Владимир злится, барышня гаммы играет. Тоска здесь зелёная...
Входит Полина.
Полина: Кофе угодно?
Михаил: Спасибо, милая! Хоть кто-то обо мне позаботился в этом доме.
Полина: Барышня велела принести Вам чего-нибудь...
Михаил: Надо же, вспомнила!
Полина: Только вот... (смотрит на него с жалостью).
Михаил: Что там?
Полина: Не сплетница я!
Михаил: Начала - говори!
Полина: Прибавила...
Михаил: Что?
Полина: Говорит - отнеси ему кофе, может, в гостиную спускаться не станет и мне на глаза не покажется.
Михаил: Мило. Наши с ней чувства совершенно взаимны.
Полина: И Вы на ней женитесь?
Михаил: Так в высшем свете, голубушка, повелось.
Полина: Не по-людски.
Михаил: Что поделать.
Полина: Не жениться, коли невеста не нравится.
Михаил: (смеётся) Расстроишь нашу помолвку, не поскуплюсь!
Полина: На что не поскупитесь?
Михаил: Вот на что! (целует Полину). Это задаток!
Полина: Смотрю, Вы, барин, играться горазды.
Михаил: Где твоя комната?
Полина: Вот ещё, я не из таковских!
Михаил: Неужто мне в этом доме ласки не будет?
Полина: Скажите спасибо, коли прочь не погонят!
Михаил: Не огорчился бы!
Полина: Так я Вам устрою!
Михаил: Сделай милость, красавица! (пытается обнять её).
Полина: (вырывается) Пеняйте потом на себя! (убегает).
Михаил: Где найдёшь такую девушку в высшем свете? Нигде!

Сцена четвёртая
Кабинет Владимира. Молодой барон смотрит бумаги. Входит Полина.
Полина: Барин, а барин!
Владимир: (не поднимая головы) Что тебе?
Полина: Дом к свадьбе пора готовить, надо бы мастериц из деревни позвать...
Владимир: Какая свадьба ещё, что ты мелешь?!
Полина: Так ведь барышню нашу за князя сосватали.
Владимир: Тебе нос любопытный прищемят, как кошке, отучишься лезть не в своё дело!
Полина: Как так не моё? С кого спросят, коли оплошаю с приданым? И кружева на мне, и сорочки, и бельё новобрачным...
Владимир: Полина, ступай, по-хорошему тебе говорю!
Полина: Вы только скажите, назначен ли день!
Владимир: Не назначен, и не будет назначен!
Полина: Пойду спрошу у старшего барина...
Владимир: Стой!
Полина: То стой, то ступай, экая незадача...
Владимир: Ничего не готовь к свадьбе!
Полина: А барин скажет вдруг - завтра!
Владимир: Не твоя забота!
Полина: Напрасно Вы кипятитесь, барышня благодетеля не ослушается.
Владимир: (угрожающим тоном) Полина!
Полина: Нечто немило Вам, что Анна на рояле бренчать перестанет?
Владимир: В деревню отправлю!
Полина: А если не мило, могу подсобить!
Владимир: Что за глупости ты несёшь?
Полина: Вы так недовольны, что Анна замуж выходит, хотите, сделаю, что старый барин князю откажет?
Владимир: Полина, ты совсем обнаглела. Распустил отец дворню!
Полина: Коли устрою отказ, поможете с вольными мне и Никите?
Владимир: Неслыханное нахальство!
Полина: Говорите по делу! Я стариков ссорю, Вы мне - две вольные и пятьсот рублей на дорогу.
Владимир: Сейчас выдеру тебя за ухо!
Полина: Да, стало быть?
Владимир: Да! Выдеру! И в чулан запру, всё равно без дела болтаешься!
Полина: Ну так спасибочки! Значит, условились! А коли ничего у меня не получится, запрёте в чулан (убегает).
Владимир: (трёт лоб) Что это было? Ни на что не похоже! Ну, девка, совсем голову заморочила... Что я писал?

Действие третье
Сцена первая
Довольный собой Иван Иванович вкушает в кабинете любимое бренди.
И.И.: Как я всё отлично устроил! Анечка станет княгиней, а Володька, балбес, будет знать, как мне перечить!
Входит Полина.
Полина: Звали, барин?
И.И.: Ммм... Э?
Полина: Колокольчик мне слышался.
И.И.: А что Григорий тогда не пришёл?
Полина: Так Вы ж на него изволили осерчать! Боится на глаза Вам показываться.
И.И.: Да? Ну так я уже не сержусь.
Полина: (подливает ему бренди) Покорнейше благодарю, и Гришке скажу, а то он, бедняга, Вашего гостя хотел просить заступиться.
И.И.: Что за вздор! С чего это чужим мешаться в мои дела!
Полина: Та почти уж родня!
И.И.: Я - хозяин!
Полина: Истинно так! А спектаклей больше не будет?
И.И.: Как так не будет?
Полина: Старый князь над ними смеялся, над трагедью.
И.И.: Как смеялся? Он над комедью смеялся!
Полина: Нечто я комедь от трагедии не отличу?!
И.И.: Я тебе!
Полина: А вот в библиотеке его сиятельство, сами услышите!
И.И.: Сейчас спрошу, и смотри у меня!
Полина: Так он Вам и ответил!
И.И.: Замолчи, балаболка!
Полина: И смолчу, и уйду! В библиотеку, ролю учить! Всё его сиятельство скажет!
И.И.: Кыш!
Полина убегает. Иван Иванович вскакивает, ходит по комнате.
И.И.: Нахальная девка! Справим свадьбу - вышлю её из дома! Что говорила? Не может быть! Мой театр - лучший в губернии! Пойду, поговорю с Сержем...

Сцена вторая
Князь Оболенский читает в библиотеке. Входит Полина с подносом.
Оболенский: Что тебе, голубушка?
Полина: Изволите чаю? Фрукты из оранжереи? Пирожки?
Оболенский: Не откажусь, милая, до обеда ещё далеко (берёт пирожок).
Полина раскладывает принесённое на столе.
Полина: А монолог Джульетты? (прижимает руки к груди и закатывает глаза).
Оболенский: (поперхнувшись) Боже упаси! Аппетит напрочь испортишь!
Полина: Как же так, я старалась, учила...
Оболенский: Иди лучше на кухне старайся.
Полина: Барин хвалит меня!
Оболенский: Что он понимает, твой барин!
Полина: Он и Шакеспеара знает, и Молиера, и Авпарида!
Оболенский: (хохочет) Бедолаги переворачиваются в гробу!
Полина: Наш театр - лучший в губернии!
Оболенский: Какие в вашей губернии театры! Смех один!
Полина: Так мы комедии ставим!
Оболенский: Над вашими комедиями хочется плакать, над трагедиями - смеяться!
Полина: Даже когда барышня выступает?
Оболенский: Что барышня? Какая актриса из барышни? Что за блажь - выставлять будущую княгиню на сцене! Хорошо, хоть в вашем анекдотическом театре, дальше уезда её не видали! А театр - костюмы на, с позволения сказать, артистах мешками сидят, декорации - мазня коновала, голоса - Боже мой, только на базаре ругаться! Ничего барон в театральных делах не понимает, а туда же...
И.И.: (вваливается в комнату и кричит) Что? Я?! Не понимаю?!!
Полина благоразумно ретируется.
Оболенский: Жан, я хотел сказать...
И.И.: У меня - артисты в мешках?!
Оболенский: Жан, послушай...
И.И.: Декорации - мазня коновала? Я сам разрисовывал!
Оболенский: (с трудом подавив смех) Ну... Цвета ярковаты...
И.И.: Для костюмов из Петербурга вызывал двух портных и модистку!
Оболенский: Вызывал, верю...
И.И.: А на репетиции - помощника твоего! Он хвалил!
Оболенский: Вот мошенник! Извини, вырвалось...
И.И.: Мой театр - лучший в губернии!
Оболенский: Я другие не видел...
И.И.: Все покажу, сам поймёшь!
Оболенский: Уволь, Иван, если твой - лучший...
И.И.: Нет, ты все должен увидеть!
Оболенский: Я тебе верю, что твой - лучший в уезде!
И.И.: В губернии!
Оболенский: Какая разница!
И.И.: Что? Почему? Что ты хочешь сказать?
Оболенский: (закипает) Как мне надоел твой нелепый театр!
И.И.: Мой театр - нелепый?!
Оболенский: Да!!! Додумался - на декорациях к «Отелло» ромашки намалевать! Мавр воет, как волк на луну, Дездемона счастлива, что её, наконец, придушили! Ромео шпагой машет, как кочергой, Джульетту вырядил королевой Елизаветой, в «Мещанин во дворянстве» только служанка на человека похожа, потому что служанка и есть! Неделю гощу у тебя, свету не взвидел от твоих пьес!
И.И.: Ты ничего не понимаешь в театре!
Оболенский: Я, директор императорских театров, не понимаю?!
И.И.: Тебя по знакомству назначили, чтоб ты в серьёзные дела не совался!
Оболенский: Театр - несерьёзное дело?
И.И.: Баловство!
Оболенский: У тебя - сплошное недоразумение, а у меня...
И.И.: Мой театр - отличный театр!
Оболенский: Только ноги моей в нём не будет!
И.И.: Ах вот как? Не отдам Анечку за твоего Мишку!
Оболенский: Получше ему невесту найду, чем побочная дочь!
И.И.: Ищи, ищи, вся губерния знает, что Репнины в долгу, как в шелку!
Оболенский: Князь Репнин - не какой-нибудь немецкий баронишка!
И.И.: Я - баронишка?! Видеть не хочу ни тебя, ни твоего обормота!
Оболенский: У тебя - обормот, а мой племянник - положительный молодой человек!
И.И.: Не положишь ему содержание, будет пшик!
Оболенский: Нынче же съедем! (выходит из комнаты).
И.И.: (вдогонку) Скатертью дорога!

Сцена третья
Оболенский врывается в комнату Михаила.
Оболенский: Собирайся, уезжаем скорей!
Михаил: А помолвка?
Оболенский: (машет рукой) Забудь! Барон совсем ума решился на старости лет.
Михаил расцветает.
Оболенский: Далеко не поедем. Рядом живёт мой друг Пётр Михайлович, остановимся у него. За Лизаветой Петровной приданого меньше дают, но княжна Долгорукая!
Михаил снова скучнеет.
Оболенский: Наташа помолвлена с младшим князем, ничего, если в один день венчаться, то можно. В карете через час встретимся (уходит).
Михаил: Не одна, так другая! И зачем старику непременно хочется меня женить? Пойду, может, попрощаюсь с Полиной.

Сцена четвёртая
Полина трёт пыль в гостиной. Входит Михаил.
Михаил: Какая удача, что я застал тебя!
Полина: Выгнали Вас?
Михаил: Пустое! В этом доме мне одно удовольствие было - с тобой поболтать.
Полина: Теперь куда новую невесту искать?
Михаил: Дядя уже присмотрел у Долгоруких.
Полина: Лизавета Петровна?
Михаил: Она самая. Владимир, чудак, девчонку расхваливал, чтобы меня от своей Анны отвлечь, только княжна и в половину не такая красивая, как ты, Поленька.
Полина: Сравните тоже - барышня и дворовая!
Михаил: Никакого сравнения нет! Я отродясь такой красотки, как ты, не видал! Ну, прощай, может, свидимся (уходит).
Полина стоит, задумавшись.

Сцена пятая
Владимир в своём кабинете. Входит Полина.
Полина: Барин, ну что, заслужила я вольную?
Владимир: Ты о чём, Полька?
Полина: Сговор расстроился, поссорились старики!
Владимир: Не врёшь?!
Полина: Не слышите, нечто, как дом весь гудит? Да в окно хоть взгляните, вон, карета стоит, господа уезжают!
Владимир: Отлично! (смотрит на Полину) Ты здесь причём?
Полина: Так я ж расстаралась! Вы забыли обещанное, обижаете сироту!
Владимир: Не причитай! Ты утром мне голову этим морочила?
Полина: Не морочила, как сказала, всё так и сделала! А Вы обещанное исполнять не хотите! (зажмурилась и трёт глаз уголком фартука).
Владимир: Что меня угораздило наобещать?
Полина: Вольные нам с Никитой и тыщу рублей на дорогу!
Владимир: Какой я щедрый, оказывается, кто бы подумал!
Полина: (насупившись) Обижать сироту - грех!
Владимир: Обидишь тебя! Ладно, деньги дам из своих, вольные отец завтра подпишет, придумаю для него что-нибудь.
Полина: Благодарствую, барин, век за Вас буду молиться!
Владимир: Хитрюга ты, Полька, молись за себя!
Полина хихикает и убегает.
Владимир: Одного жениха выгнали, подсоблю и другим!

Действие четвёртое
Сцена первая
На кухне у Корфов.
Полина: (хвастается) Эк ловко я нам с Никиткой добыла вольные!
Никита: Ловка, кто ж спорит? Только куда теперь?
Полина: Погоди, дай отдышаться!
Никита: Тысяча - деньги немалые, а на всю жизнь не хватит. Замуж пойдёшь?
Полина: Все идут, чем я хуже?
Никита: Какое там хуже, лучше, таких днём с огнём не найти! Я бы посватался, только... (вздыхает).
Полина: Знаю про зазнобу твою, как ни разбогатей, не подступишься.
Никита: Чего уж там, понимаю, только всё одно на других и смотреть не могу. Ты девка славная, найдёшь, кому никто, кроме тебя, нужен не будет.
Полина: (вздыхает) а вот знаю я, кто мне нужен...
Никита: Нечто гость наш недавний? Брось блажить!
Полина: Сам-то!
Никита: Что верно, то верно, других легче лечить... И что нам поделать теперь?
Полина: (сердито) А что? Смотреть, как моего милого с твоей зазнобой будут венчать!
Никита: Эх! Где наша не пропадала! Одну ты свадьбу расстроила, придумаешь, как вторую?
Полина: Поможешь, Никитушка?
Никита: Я весь твой, ты сообрази только, чай, с детства смышлёней меня!
Полина: Ну ты, Никита, груздем назвался, назад оглобли не поворачивай!
Никита: Хоть в воду, хоть в огонь с тобой ради Лизаветы Петровны!

Сцена вторая
В гостиной Долгоруких хозяева принимают дядю с племянником.
Оболенский: Пётр Михайлович, Марья Алексеевна, добрался я до ваших сторон, никак не мог обойти с визитом!
ПМД: Породнимся мы скоро, грех не навестить!
МА: (разливая чай) Как вас Иван Иванович отпустил? Мы уж не чаяли вас принять, пока весь местный репертуар не изучите.
Оболенский: Вырвались, слава те, Господи!
Михаил: Да уж...
МА: У нас никаких представлений! Разве что Лизонька на гитаре сыграет.
Михаил: (в сторону) И здесь начинается! Не рояль, так гитара!
МА: Лизонька, доченька! Кто там, барышню позови! Она у нас непоседа.

Вбегает Лиза.
Лиза: Папенька, маменька, посмотрите, какую я в саду нашла гусеницу! В коробочку положу, листочками кормить буду, пока из неё не вырастет бабочка!
МА: Лиза, не веди себя, как ребёнок! Нынче гости у нас, князь Сергей Степанович Оболенский с племянником, князем Михаилом Александровичем Репниным.
Лиза делает реверанс.
Михаил: (встаёт и целует ей руку) Счастлив познакомиться, мадемуазель.
Лиза: Вы брат Наташи? Мы почти что родня, пожалуйста, без церемоний!
МА: Лиза!
Лиза: Что, маменька? Михаил Александрович - не жених, зачем с ним жеманиться?
Оболенский: Осмелюсь напомнить, прелестная барышня, что свадьбу сыграть не успели, посему мой племянник - ваш преданный кавалер. (нарочито шутливо) в один день венчаться можно.
Лиза: (скучнеет) сегодня погода прекрасная.
Михаил: Солнышко - как Ваши глазки, розочки - как румянец...
МА: Как Вы галантны! Лизонька, покажи гостю наш сад.
Лиза: Как прикажете, маменька.

Михаил и Лиза выходят.
Оболенский: Княжна - само очарование, сколько в ней жизни! Чувствую, мой племянник будет пленён.
МА: В добрый час! Посоветую быть решительней. У Лизоньки кавалеров довольно, нескольким женихам отказали, несколько на примете.
Оболенский: Кто бы мог усомниться!
ПМД: Наша дочь всем хороша - и родство, и приданое!
МА: Предводитель дворянства сватался на прошлой неделе!
ПМД: Мы ему отказали - хоть и уважаемый человек, разница в летах велика.
МА: И соседу нашему, Корфу, пришлось отказать. Как Иван Иванович мечтал сына на Лизе женить, но за такого сорвиголову - никогда!
ПМД: Зимой у нас балы не хуже столичных!
МА: В сезон поедем в Санкт-Петербург, уж там от поклонников отбоя не будет!
Оболенский: Мой Мишель - молодой человек положительный, по службе на хорошем счету, мой наследник.
МА: И близкий друг нашего сына!
ПМД: Недурно бы вдвойне породниться!
Оболенский: Сама судьба за нас, мои дорогие друзья! Слышал я, что вы Лизавету Петровну в детстве с князем Писаревым сговорили, и надо же ему было на Кавказе погибнуть!
МА: Ах, такое поместье, и кому нынче достанется!
Оболенский: Увы, не Лизавете Петровне.
Пётр Михайлович и Марья Алексеевна горько вздыхают.
Оболенский: Ну, так по рукам?
МА: Пусть ваш племянник за Лизонькой поухаживает, мы только рады...
Входят Лиза и мокрый до нитки Михаил.
МА: Ах, что такое?!
ПМД: Лиза, опять?
Оболенский: Мишель!
Михаил: Всё хорошо, дядя, всё отлично, прекрасно, не беспокойтесь.
Лиза: (с трудом сдерживается, чтобы не рассмеяться) Я попросила Михаила Александровича достать из пруда кувшинку...
МА: (хватается за голову) Лиза! Я запретила тебе к пруду подходить!
Лиза: Так я не со стороны лужи, куда Андрей Платонович на прошлой неделе свалился, а с другой, у мостков! Такая беда - доска подломилась, когда Михаил Александрович наклонился к воде.
Михаил: (в сторону) Доски научились летать и пинаться...
ПМД: Какая беда, я непременно выясню, кто за мостиком не уследил.
Михаил: Не беспокойтесь по пустякам, Пётр Михайлович! Пойду переоденусь, с вашего позволения (уходит).

Пётр Михайлович и Марья Алексеевна смотрят на Лизу.
Лиза: (невинно) Кувшинки в пруду такие красивые, я хотела к обеду поставить на стол.
Оболенский: У вас развито чувство прекрасного, дорогая!
ПМД: Каких она прекрасных женихов разогнала!
МА: Лизанька, сыграй на гитаре!
Лиза: (берёт инструмент) Приди ко мне в чертог златоооой...
Оболенский: (еле удерживается, чтоб не заткнуть уши) Очень недурственно, но я, если не возражаете, передохну немного перед обедом.
МА: Конечно, Сергей Степанович, будьте как дома!
Оболенский уходит.
МА: Лизаааа! Что ты опять вытворяешь?!
Лиза: У меня, маменька, горло простыло!
ПМД: Так в старых девках останешься!
Лиза: Всё лучше, чем за нелюбимого!
МА: Чем тебе Михаил Александрович не приглянулся? В первый раз видишь, и уже нос воротишь!
Лиза: Говорит вздорные комплименты и хочет жениться на деньгах.
ПМД: Скоро тебя ни с каким приданым не будут брать!
Лиза: И отлично!
ПМД: Кыш к себе! А то поучу хворостиной!
Лиза убегает.
ПМД: Что нам, Маша, с ней делать? Сорванец в юбке!
МА: Всё твоё воспитание!
ПМД: Не виноват я, что ты Андрюшу избаловала, как девчонку!
МА: Вечно я у тебя виновата!
ПМД: Теперь уж всё равно, кто виноват... Может, Лизе скучно в уезде, вывезем в свет...
МА: Вдруг она в Петербурге за свои повадки возьмётся? Да и доходу мало в этом году, скоро Андрюшу женить...
ПМД: Вечно у тебя отговорки!
МА: А тебе лишь бы вырваться в Петербург, Москву, подальше от дома!
ПМД: Зачем ты всё время ворчишь?
МА: Ах да, ты и дома найдёшь, с кем развлечься!
ПМД: Душенька, лет двадцать прошло, а ты меня старым грехом попрекаешь!
МА: Спутался с дворовой соседа, на смех всему уезду! Ладно бы со своей, с кем не бывает, хоть слухи бы не пошли!
ПМД: Маша, один только раз! Молодой был дурак!
МА: Теперь старый, а ума не прибавилось!
ПМД: Полно Машенька, это уж скучно! Подумай, как егозу нашу пристроить.
МА: Что тут думать, Репнины разорились, Оболенский на ком хочет, на том племянника женит. Главное - умасливать старика, дело и слажено.
ПМД: Лиза...
МА: Что Лиза? Надо её приструнить! Ладно, за Андрея Платоновича не хотела идти - он ей в отцы годится. А князь Репнин - молодой, поживёт у нас недельку-другую, глядишь, и сосватаем их.
ПМД: Дай-то господи!
МА: Шум во дворе, никак, кто-то приехал?

Входит лакей.
Лакей: К вам князь Писарев! Принять изволите?
ПМД и МА вместе: Ах!
ПМД: (мелко крестится) Он же помер!
Лакей: Не могу знать, барин, приехал живёхонький. При нём денщик страхолюдный, всех девок перепугал.
МА: Верно, горец... Проси!
Лакей впускает усатого гусара. За хозяином входит здоровенный мужик в кавказском костюме, надвинутой на глаза папахе, с чёрной бородой и зверской физиономией.
Гусар: Пётр Михайлович, Марья Алексеевна! Счастлив Вас видеть!
ПМД: Ммм... Ээээ... Очень рад.
Гусар: Марья Алексеевна, дозвольте ручку! Вы за десять лет нисколько не изменились!
МА: А Вас и не узнать, Сергей Александрович!
Гусар: Я нынче муж, а не мальчик! Впрочем, оставим писакам высокий штиль, я очень рад снова приехать в Двугорский уезд!
МА: Садитесь, голубчик... Мы тоже рады, только (смотрит на мужа).
ПМД: Э... До нас дошли некоторые слухи...
Гусар: Что я пал смертью храбрых? Не сподобился, хотя на волос был от такой чести. Чуть не погиб, чуть не попал в плен, спасибо, Ахмет - верный слуга, меня живого среди убитых нашёл, выходил, а в полку уж похоронили.
МА: Так это ошибка!
Гусар: Конечно! Я жив, здоров, в отпуске и жажду увидеть Лизавету Петровну!
МА и ПМД молчат. В дверях появляется Михаил.
Михаил: (размышляет про себя) у Корфов хоть тихая барышня, целыми днями не видно, не слышно, кроме рояля... А здесь - караул! (увидел гусара и в изумлении застывает).
МА: Михаил Александрович, Вам не доводилось в столице встречать князя Писарева?
Михаил: Так это же… (прерывает себя на полуслове и быстро подходит к гусару) Серж, дружище! (обнимает гусара) Как я рад, что ты вернулся с Кавказа!
МА: Так Вы отлично знакомы! Сергей Александрович, будьте как дома!
ПМД: Да, мальчик мой, это судьба!
МА: Лизонька, Лиза!


Действие пятое
Сцена первая

В гостиной Долгоруких.
МА: (потчует гостя лёгкими закусками) Любезный Сергей Александрович! До обеда ещё далеко, перекусите слегка, чай, с дороги проголодались!
Гусар: Мне, Марья Алексеевна, после походов никакие дороги не страшны, а вот хороший стол ещё больше ценю!
ПМД: В моё время дрались с французами, с самим Наполеоном! Нынешнему поколению не повезло - дикари какие-то, что за противник!
Гусар: Не скажите, Пётр Михайлович, хитрые они, ловкие... Того и гляди, устроят засаду! Помнится, по весне на перевале устроили - каждый камень будто взорвался.
ПМД: Корф Володька точно так же рассказывал!
Гусар: А ещё они только и смотрят, как отставшего всадника подкараулить!
Михаил: Ты, Серж, с Владимиром на Кавказе встречался?
Гусар: Конечно! Вместе натолкнулись на шайку, против нас - семеро, и в пистолеты палили, и саблей махали, в конце за кинжалы взялись, и всех разогнали!
Оболенский: Постойте, Корф точно так говорил за обедом, о Вас - ни слова!
Михаил: Вы, дядя, разве Корфа не знаете - всю о себе да о себе.
Оболенский: О тебе говорил, об Андре Долгоруком, о князе Мышкине и графе Пышкине, а вот о Писареве - ни слова! Постой, Мишель, я помню отлично - наш дорогой Сергей Александрович на Кавказ угодил, когда барон уже столице с Его высочеством ссорился!
Гусар: Так я не один год был на Кавказе, в отпуск приехал, и обратно потом!
Оболенский: Неужели?
Гусар: Первый раз - по секрету от моего дяди, потому Вольдемар и помалкивал!
Оболенский: По секрету от шефа жандармов?!
Михаил: Конечно! У нас в полку пари заключали - кто ловчее его проведёт!
Оболенский: Племянник всех превзошёл...
Гусар: Кому, как не родне, слабости родного дяди знакомы!
Оболенский: (тихо Михаилу) Ты не таков, я надеюсь.
Михаил: (тоже тихо) Не сомневайтесь, дядюшка, на нового здешнего гостя я совсем не похож.
Оболенский: Чем ты так доволен? Невесту того и гляди уведут!
Михаил: Не судьба мне двугорские барышни.
ПМД: Сергей Александрович, как здоровье Вашего дяди?
Гусар: Отлично! Александр Христофорович портит здоровье другим, а сам - как огурчик!
МА: Имением не думаете ли заняться?
Гусар: Надо бы... Но если удачно женюсь, хозяйство родственникам жены охотно доверю.
МА: Близким родственникам!
Гусар: Само собой! Тестю, тёще. Лишь бы взялись.
МА: За таким имением присмотреть - одно удовольствие! Где же Лиза?!
ПМД: Сейчас, Машенька, сам приведу... Сергей Александрович, она у нас немного дикарка.
Гусар: На Кавказе я к дикаркам приучен, нахожу в них особую прелесть.
Оболенский: Неужели горцы знакомили Вас с дочерьми?
МА: Сергей Степанович, полноте, что за допросы?
ПМД: Верно, друг мой, наш дорогой гость успеет всё рассказать!
МА: Скоро мы Вас, Сергей Александрович, не отпустим! Прежде всех наливок отведаете!
ПМД: И на охоту! Обязательно на охоту!
Михаил: Завтра, кажется, собирались...
ПМД: (холодно) Разве? Ну так завтра гостю с дороги выспаться нужно, отложим на день другой. Сейчас приведу Лизу (выходит).
МА: Наша дочь - девица весёлая, пошутить любит, характер живой, но душа добрая.
Гусар: Обожаю резвушек!
Пётр Михайлович приводит Лизу.
ПМД: Вот, изволите видеть, опять камушки в пруд бросала.
Гусар: И в кого, Лизавета Петровна, Вы целились - в принца-лягушку?
Лиза: В лягушку, которой никогда не стать принцем!
МА: Ох... Лизанька, познакомься с Сергеем Александровичем Писаревым! Мы совершенно напрасно считали, что он погиб на Кавказе.
Гусар: Позвольте... (прикладывается к ручке и незаметно подмигивает княжне).
Лиза внимательно рассматривает гусара.
МА: До обеда осталось всего ничего. Доченька, ты цветы на стол поставить хотела, вот смотри, Танька уже срезала розы.
Гусар: Не буду мешать вашим делам по хозяйству. Позвольте, по саду немного пройдусь, привычка Кавказа - всюду разведывать местность.
МА: Да-да, голубчик, конечно, а после обеда и с Лизонькой.
Михаил: Серж, помнишь, ты говорил... (увлекшись беседой, выходит вместе с гусаром).
ПМД: Сергей Степанович, как нынче дела в императорском театре?
Оболенский: Невпроворот дел, надолго нельзя отлучаться. Скоро поеду в столицу.
МА: Какая жалость, что Вы к нам ненадолго, но служба есть служба. Кузнец наш, наверное, успел проверить и Вашу карету, и как подкованы лошади, так что можете собираться в путь, когда Вам будет угодно.
Оболенский: Всенепременно завтра с утра мы вместе с племянником перестанем мешать вашему новому жениху.
МА: Что Вы, что Вы, не понимайте превратно! Помолвка хотя и старая, но до свадьбы ещё далеко, Бог весть, кто Лизоньке придётся по сердцу.
Оболенский: Прекрасно вижу, кто по сердцу вам, и со сборами тянуть не намерен. Мне нужно письмо написать, до обеда как раз успею (встаёт и уходит).
МА и ПМД: (хором) Лизонька!
Лиза: Папенька, маменька, вы меня за князя Писарева хотите отдать?
МА: Дай-то Господи!
ПМД: Лучше жениха не найти!
МА: Мы тебе много воли давали, пора за ум взяться!
ПМД: Сколько хлопот с тобой, отец с матерью дурного не посоветуют!
Лиза: Хорошо, обещаю его не сбрасывать в пруд.
МА: И клей не заливать в сапоги!
ПМД: Уголь, уголь в карманы не класть!
МА: На балу не привешивать хвост!
ПМД: Не смеяться над лы.... Слава Богу, не лысый он.
МА: Молодой, красавец, богат!
ПМД: Герой, гусар, на Кавказе служил!
Лиза: Хватит! Не надо кричать! Если угодно вам, папенька с маменькой, буду с новым женихом любезной и ласковой. Только чтобы вам угодить (уходит).
МА: Не придумала ль новых проказ?
ПМД: Почему Лиза всех прогоняет? Не влюблена ли?
МА: В кого? Всех знакомых подняла на смех.
ПМД: Что за комиссия, создатель...

Сцена вторая
В саду Долгоруких Михаил и гусар зашли за кусты, где их не видно.
Михаил: Полина, Полинка, я тебя сразу узнал! (обнимает гусара)
Полина: Тише, услышит кто! Или увидят, как мужчина обнимает мужчину! Пустите!
Михаил: Не услышат, а увидят – полбеды, нас же считают друзьями! (шутливо хлопает Полину по плечу).
Полина: Я ж тебя! (даёт сдачи)
Михаил: Справный получился гусар!
Полина: Еле дышу, так затянулась!
Михаил: Есть что прятать! (проводит рукой по обтянутой мундиром груди девушки).
Полина: Кыш! (ударяет его по пальцам) Я и у барина вам руки распускать не давала, здесь и подавно!
Михаил: Как ты додумалась? Где достала мундир?
Полина: Молодой барин нам с Никиткой дал денег и вольные, за то, что я вашу с Анькой свадьбу расстроила!
Михаил: И там ты поспела! Ну, хитра!
Полина: Здесь Вам тоже не быть в женихах!
Михаил: Ну и отлично! У Долгоруких – не барышня, а петарда!
Полина: Не угодишь Вам.
Михаил: Ты знаешь, кто мне угодит, только я подневольный похуже, чем ты была у своего барина. На ком дядя скажет, на том и женюсь.
Полина: Эк у вас, у господ, всё за деньги!
Михаил: Я бы обошёлся без денег, сестру не хочу оставлять без приданого.
Полина: Была бы причина!
Михаил: Не веришь? Ну так вот что тебе скажу – сумеешь обойти моего дядю, чтобы разрешил на тебе жениться, и потом слово обратно не мог взять, весь век только на тебя буду смотреть.
Полина: Ох уж господские ваши повадки! Поверишь – дня не проживёшь!
Михаил: Где ты громилу-кавказца нашла?
Полина: Так то Никитка, бывший корфовский конюх.
Михаил: (хмурится) Никитка? Что у тебя с ним? Почему вольную вам двоим дали?
Полина: Ишь ты, ещё не жених, а уж ревнуешь!
Михаил: Не шути со мной!
Полина: Что тут шутить, миленький! Никитка – мой братец молочный, в доме у него свой интерес.
Михаил: Не Лизавета ль Петровна?
Полина: Так тебе всё и скажи!
Михаил: Ну, да мне всё равно, лишь бы он с тобой не крутил.
Полина: Нам продержаться бы, пока твой дядя уедет!
Михаил: Я на всякий случай Владимира предупрежу, он ведь с Писаревым тоже знаком, как бы тебя ненароком не выдал.
Полина: Спасибочки и на том! Ладно, к обеду пора нам. Ты не очень-то веселись, заподозрят неладное.
Михаил: Как скажешь, Поленька моя ненаглядная.
Полина: Первым ступай, а я подойду к Лизавете Петровне, она вон к пруду идёт.

Сцена третья
Полина в гусарском костюме подходит к Лизе.
Полина: Вы прелестно выглядите, любезная Лизавета Петровна, среди садовых цветов!
Лиза: Смотрите, что там за птица!
Полина: Где? (оборачивается)
Лиза: (быстро подкрадывается и срывает с Полины усы) Поля! Корфовская служанка? Тебя Владимир послал?
Полина: Вот и нет! Отдайте! Или выдать хотите?
Лиза: Бери. Папенька с маменькой хотят с новым гостем сосватать, а осрамятся – глядишь, и оставят меня в покое. Только бы старый князь и племянник уехали, до того мне тебя выдавать ни к чему.
Полина: (прилаживает усы обратно) Вот и славно! Мне тоже их бы прогнать, а больше не надо.
Лиза: В дом, что ли, под ручку пойдём? То-то маменька с папенькой удивятся!
Полина: Погодите, давайте, в беседку зайдём, там один человек хочет с Вами поговорить, а я покараулю, чтобы кто не прознал.

Сцена четвёртая
Лиза ждёт в беседке. Входит горец.
Лиза: Ой, что тебе?
Горец: Нешто не признали, Лизавета Петровна?
Лиза: Никита!!!
Никита: Не шумите так, голосок у Вас звонкий.
Лиза: Никитушка, что ж вы с Полиной затеяли?
Никита: Скажите, Лизавета Петровна, мил ли Вам князь?
Лиза: Ни капли не мил, не хочу за него!
Никита: Ну так прогоним его, всяко легче.
Лиза: Никитушка, родной, один ты на белом свете мой друг!
Никита: (вздыхает) Спасибо на добром слове.
Лиза: А дальше-то как? Раскроется дело, твой барин тебя не накажет?
Никита: Так вольные ж мы с Полинкой!
Лиза: Правда?
Никита: Чистая правда! Молодой барин в Аньку влюблённый, никаких женихов к ней не хочет пускать. Полина придумала, как князя отвадить, за то нам обоим вышла награда.
Лиза: И ты теперь можешь куда хочешь уехать?
Никита: Куда глаза глядят! Только глядят они в Вашу сторону…
Лиза: Никита… возьми меня с собой. Здесь всё надоело, не за того, так за другого просватают, и сиди сиднем за вышиванием, сплетничай, в корсет затягивайся для балов.
Никита: Лизавета Петровна, я бы счастлив, да не по-людски это – убегать да скрываться. В каждом встречном видеть погоню, имечком родным друг дружку не называть.
Лиза: (вздыхает) Знать, не судьба…
Никита: Эх, была не была! (обнимает и целует Лизу) Возьмём судьбу за вихры! Полинка, вон, на князя позарилась, чем я хуже?
Лиза: (целует Никиту) Надо придумать, чтоб папенька с маменькой слова поперёк сказать не могли.
Никита: Придумаем! Я, как поцеловал тебя, Лизанька, весь как на крыльях!
Лиза: Не улетай далеко!
Никита: Не дальше, чтоб для нас с тобой раздобыть чудо! Чтоб твои батюшка с матушкой честь-честью благословили!
Ещё раз целуются и выходят из беседки.

Сцена пятая
За обедом у Долгоруких.
Полина: У вас кухарка отличная! Благодарю, Марья Алексеевна, давно так хорошо не обедал!
МА: Верно, в полку да на постоялых дворах что за обеды!
Полина: Чуть не забыл, Петру Михайловичу с Кавказа письмо… где ж оно? Ахмед, принеси, пока не забыли! (Марье Алексеевне) Гляжу на Лизавету Петровну, всё забываю.
МА: (довольно улыбается) А что за письмо?
Полина: Просили с оказией передать, почта не очень надёжна. Купчиха там одна померла, дела вела какие-то в Двугорском уезде, сказала, князь Долгорукий всё знает и непременно исполнит.
МА: Странно, однако… (подозрительно смотрит на мужа).
Полина: Вот и Ахмет! Извольте, Пётр Михайлович, Ваш конверт, почти не помялся в дороге.
ПМД: (вскрывает конверт и хватается за сердце) Ох…
Все: Что там?
ПМД: Триста тысяч!!!

Немая сцена.

Действие шестое
Сцена первая

В столовой Долгоруких все взбудоражены и смотрят на Петра Михайловича.
МА: (берёт письмо, читает и хмурится) Простите, господа, речь о семейных делах.
Полина: Так мы с Лизаветой Петровной пройдёмся по саду.
МА: Прошу Вас, Сергей Александрович, расскажите подробности! (выразительно смотрит на остальных).
Оболенский: Пойду, прилягу после обеда.
Михаил: Я Корфа обещал навестить перед отъездом.
Лиза уходит, хихикая и без объяснений.
МА: Сергей Александрович, Вы эту, как её, Марфу, хорошо знали?
Полина: Да как сказать. Муж её был подрядчиком, овдовев, она в Пятигорске лечилась, там и умерла. Деньги ссужала охотно, проценты драла. Болтали, что очень богата, даже клинья к ней подбивали, но дело ничем не кончилось.
МА: Наследство правда большое?
Полина: Говорили тысячах о трехсот... Да я толком не слушал, деньги не мне ведь.
ПМД: Я её знал! Она дворовой Корфа была!
МА: Не только дворовой!
ПМД: Машенька, некогда попрекать! О таких деньгах речь!
Полина: Вы, Пётр Михайлович, так взволновались, будто с тех денег и Вам причитается.
Марья Алексеевна и Пётр Михайлович переглядываются.
МА: (решительно) Вы, Сергей Александрович, человек уже свой, будьте любезны, прочтите!
Полина: (читает) «Любезный мой князь Пётр Михайлович! Помните меня али нет, а я Вас не забыла. Сколько лет в тоске слёзы лила, и по любви своей, и по доченьке нашей. Господь смилостивился, послал мне хорошего мужа, а других детей не послал. Хотела я перед смертью могилку девочки моей навестить, и узнала - живёт и здравствует моя Поленька, в дворовых у Корфа. Слезами горючими обливалась, не спала дни и ночи - как там моя доченька мается в подневольных. Совсем сдала, чую, помру скоро, не успею с Кавказа до Двугорского уезда добраться. Одно могу - духовное завещание написать, другой родни нет ни у меня, ни у мужа покойного. Пусть моя Поленька станет вольная и богатая, а если Вы, князь, родную кровиночку по закону признаете, сделаете её благородной дворянкой, вам с тех денег причитается треть, сто тысяч ровнёхонько. С тем и прощаю Вам, злосчастная Ваша Марфа.».
МА: Что скажете?
Полина: Что тут сказать? Девка с приданым не засидится.
ПМД: Машенька...
МА: Сраму на весь уезд!
Полина: За такие деньги любой в уезде вытерпел бы срам и похуже.
ПМД: Вы и представить себе не можете, какие в нашем уезде сквалыги! За копейку удавятся.
МА: Ты за сто тысяч готов в семью ввести дворовую девку?
ПМД: Это же как приданое Лизы!
Полина: Воля ваша, только о конфузе в вашем семействе и так, и эдак узнают. История удивительная - вчера дворовая, нынче - богатая наследница.
МА: Корф, старый подлец, за вольную с неё золотые горы потребует!
ПМД: А если я Полину признаю - Ивану Ивановичу шиш с маслом! Мою дочь в крепостных держать не посмеет!
МА: Даже если свои сто тысяч возьмёшь, у байстрючки всё равно денег больше останется, чем у настоящей княжны Долгорукой!
Полина: Марья Алексеевна, не волнуйтесь! Понимающий человек разницу не забудет. Не говоря уж о воспитании.
ПМД: Иван дворовых для театра хорошим манерам учил и французскому. Может, Полина худо-бедно себя умеет держать.
МА: Вот именно, худо и бедно!
Полина: Уважаю Вашу твёрдость, сударыня! Местные низкие люди будут смеяться, но принципы денег дороже!
МА: Смеяться? Это ещё почему?
ПМД: Что отказались от сотни тысяч! Полина княжеской дочерью всё равно прослывёт, её принимать так и будут.
МА: Невозможно, недопустимо!
Полина: Так повелось, Марья Алексеевна, одним - деньги, другим - благородство.
МА: Никогда! Никто не посмеет поднять князей Долгоруких на смех! Что это за Полина?
ПМД: Статная, видная горничная.
МА: Я не о внешности, старый болван! Скромная? Своё место знает? Поймёт, что для неё приданое больше лизиного - неприлично? Что ей и за пятьдесят тысяч нужно благодарить небо?
ПМД: Поймёт, всё поймёт, я ей сейчас объясню! Машенька, тотчас к Корфу поеду!
МА: (сквозь зубы) Поезжай.
Полина: Я с Вами, Пётр Михайлович! Владимира не видел ещё, и, думается мне, лучше не заходить в дом, а с Володей договориться, чтобы он девушку выпустил. Иван Иванович, я слышал - упрямец.
ПМД: Правильно, так и надо! Если дочь будет жить у меня, барону придётся смириться. Не станет же он звать в мой дом исправника!

Сцена вторая
На кухню Корфов украдкой входят Пётр Михайлович и переодетая гусаром Полина.
Полина: Видите, князь, как удачно всё складывается! Я здешнюю кухню помню с тех пор, как мальчишкой гостил у Корфа и вместе с ним сливки для кота воровал.
ПМД: Экие вы были проказники!
Полина: Подождите пока, а я мигом (уходит).
ПМД: Кто бы подумать мог, что так обернётся! Иван, подлец, мою дочь прятал, вырастил простой девкой, а Марфа разбогатела! (утирает пот). Маша долго пилить будет, но ничего! Лизу отдам за Сергея Александровича - прекрасный молодой человек! Полину тоже пристрою. За кого? (размышляет) зря с Репниным так холодно обошлись, кто бы подумал, что у меня на выданье будет ещё одна дочь! Или нет, княгине придётся выезжать в свет, она, чего доброго, нашу семью опозорит дурными манерами. Лучше за провинциального дворянина в глуши...
Входят Варвара и Полина в женском платье.
Варвара: Вот, Ваше сиятельство, привела девку, как молодой барин велели.
ПМД: Не смей так называть мою дочь!
Полина: Ах!
ПМД: Да, Поленька, я сегодня только узнал!
Полина: Я всю жизнь мечтала найти папеньку али маменьку, счастье-то какое! (трёт глаза уголком фартука).
ПМД: Ну, Поленька, плакать не нужно, езжай сейчас со мной, с твоим барином я сам разберусь.
Полина: Я на прошлой неделе от него откупилась! Меня лавочник сватает, денег дал, только до свадьбы я при Варваре.
ПМД: Хорошо, что ты вольная, а лавочник тебе нынче не пара.
Полина: Как прикажете, батюшка!
ПМД: Где там Сергей Александрович? Возвращаться пора.
Варвара: Молодой барин велели кланяться и передать - с другом они второй год не виделись, до завтрашнего дня не отпустят. Князь прощения изволил просить.
ПМД: У Корфа никакого понятия о приличиях! Ну ладно, поедем.

Сцена третья
В гостиной Долгоруких.
ПМД: Вот, Машенька, привёз я Полину.
Полина: Дозвольте ручку, Ваше сиятельство!
МА: (морщится) Неотёсанная девчонка совсем без манер!
Полина: Нечто я своё место не понимаю? Не равняться же мне с законной княжной!
МА: (в сторону) Она простушка? Отлично! (вслух) Если ты - скромная девушка, так и быть, разрешу тебе жить в нашем доме.
Полина: Премного благодарю!
Входят Оболенский и Михаил.
Оболенский: Надеюсь, не помешали... Как здесь горничная Корфов вдруг очутилась? Уж не собрались ли вы, по примеру соседа, завести крепостной театр?
ПМД: Нет, что Вы! Это ммм... Моя дочь.
Оболенский: Как интересно! Не она ли Вам обошлась в триста тысяч, о которых Вы давеча говорили?
МА: (мрачно) Мы бы очень хотели, чтобы дело прошло как можно тише. Этой девице назначено хорошее приданое, разумеется, не за наш счёт - такого ущерба семье я бы не потерпела.
Оболенский: Вот как? Позвольте полюбопытствовать, как же такое чудо произошло? Я стал невольным свидетелем, мы почти что родня, какие тут тайны!
МА: Пётр Михайлович!
ПМД: Маша?
Полина слушает разговор, со смиренным видом глядя в пол.
Михаил: Дядя, всё ясно. Раз приданое даёт не Пётр Михайлович, значит, кто-то из материнской родни. Вы сами жаловались - крепостные иногда так богатеют, что денег у них больше, чем у господ.
Оболенский: Те триста тысяч?
МА: (кисло) Разумеется, из них - хлопоты по удочерению, то да сё... Девку надо обтесать, чтобы её можно было ввести хотя бы в провинциальное общество. И вдруг на самом деле наследство окажется меньше?
Оболенский: Понимаю. Теперь у вас в доме две завидных невесты.
МА: Прежде, конечно, Лизонька, а ту, вторую, пока прошение подадим, пока хлопоты...
Оболенский: Спешить, значит, не станете. Ну так нам с Михаилом завтра уезжать рано, я хотел пожелать всем спокойной ночи и пойти отдыхать.
МА: Спокойной ночи, Сергей Степанович!
Оболенский и Михаил уходят.
МА: Я за сегодня тоже устала, ужинать не хочу, (слугам) приготовьте этой... барышне комнату и ждите дальнейших распоряжений (уходит).
ПМД: Ты, доченька, теперь дома, устраивайся, как тебе будет удобно. Поужинаем сейчас с Лизой, и тоже на покой разойдёмся.
Полина: Дозволите после ужина по саду пройтись, у меня голова кружится от всего...
ПМД: Конечно, как хочешь.

Сцена четвёртая
В комнате Оболенского.
Оболенский: Чувствую, рожки да ножки Долгорукие из полининого наследства оставят, для приличия самую малость.
Михаил: Зато у неё будет имя.
Оболенский: Без приданого имя прельстит только выскочку. И, потом, все будут знать - княжна не рождённая, не привенчанная, а так, от купчихи, бывшей дворовой.
Михаил: Вас послушать - удочерение гроша ломаного не стоит.
Оболенский: Почти. Главное - всё известно. К Полине будут одинаково относиться с документами или без. На службе у мужа могли бы возникнуть проблемы, но если похлопотать, пустить в дело связи, на формальности закроют глаза.
Михаил: Вы уверены?
Оболенский: В моём опыте можешь не сомневаться. Куда серьёзнее - воспитание и манеры, вернее, их полное отсутствие (размышляет). Девчонка бойкая, глазки блестят, чувствую, себе на уме. Может за год и научиться достаточно, чтобы её было не стыдно вывести в свет. Из провинции такое иногда появляется!
Михаил: Держу пари, Долгорукие хотят привлечь женихов слухами о приданом, Полину научат держаться потише, дескать, девица скромная, шагу без приказа не смеет ступить, и обдерут обоих, как липку.
Оболенский: Гм... Она действительно скромная? Не делай вид, что не понимаешь, мне прекрасно известно, какой у тебя вкус. Добился от неё что-нибудь?
Михаил: (касается рукой щеки и ухмыляется) Немного...
Оболенский: Но ты ей понравился?
Михаил: Надеюсь, она по руками била, а встреч не бежала.
Оболенский: Отлично! Мишель, ты сделаешь мне большое удовольствие, если пренебрежёшь в этом случае предрассудками.
Михаил: Триста тысяч и Вас взволновали?
Оболенский: Ну... Деньги не главное... Да что от тебя мне таиться, Петра Михайловича с удовольствием щёлкну по носу.
Михаил: Обойтись без его согласия?
Оболенский: Уговори девчонку бежать и сразу венчаться! Ох уж вытянутся физиономии дражайших князей Долгоруких! Признание твоей жены в обществе, в полку и обучение Полины хорошим манерам я беру на себя.
Михаил: Как скажете, дядюшка, я – Ваш послушный племянник!
Оболенский: Ступай, а я лягу уже.
Михаил: Пойду в сад, вдруг Полина захочет погулять перед сном.
Оболенский: Чувствую, вы с ней быстро поладите.

Действие седьмое
Сцена первая

В столовой Долгоруких старшее поколение завтракает.
МА: Что это твоя новая дочь, Пётр Михайлович, опоздала? Избаловалась у Корфов, у них прислуга ленивая, дерзкая!
ПМД: Умаялась она, бедная, переволновалась вчера.
МА: Она переволновалась? Я, княгиня Долгорукая, волновалась, а к завтраку рано спустилась!
Оболенский: Молодёжь такова - любит поспать. Мишель отсыпается после казарм, Лизавета Петровна пользуется девичьей свободой.
МА: Полине не следует подражать вольностям настоящих благородных людей.
Лакей объявляет о визите чиновника.
МА: Зачем он приехал? Что за новости? Проси!
Входит чиновник.
МА: Здравствуйте, Фрол Лукич! Прошу, угощайтесь, чем Бог послал!
Чиновник: Покорнейше благодарю, Ваше сиятельство (садится). До меня сегодня дошло удивительное известие...
МА: Какое?
Чиновник: О прибавлении в Вашем почтенном семействе.

Марья Алексеевна и Пётр Михайлович молчат, князь Оболенский положил на тарелку добавку сметаны.
Чиновник: Слышал, Вы, Пётр Михайлович, решили признать побочную дочь.
ПМД: (вздыхает) В нашем уезде ничего не укроется... Кто Вам доложил?
Чиновник: Значит, правда? А я думал - анонимному письму можно ли верить...
МА: Дня не прошло, а кто-то в наши дела сунул нос!
ПМД: Мы, Фрол Лукич, хотели повременить с оглаской...
Оболенский жуёт бутерброд с видом «ничего не вижу, не слышу, не знаю».
Чиновник: Не тревожьтесь, я никому не сказал...
Марья Алексеевна и Пётр Михайлович улыбаются.
Чиновник: Кроме супруги.
МА и ПМД: (общий стон) Олимпиады Никифоровны!
Оболенский: (наслаждается) Ваша супруга, Фрол Лукич, дама очаровательная.
Чиновник: Мою Олимпиаду Никифоровну все уважают.
Оболенский: Она, конечно, никому не расскажет...
Чиновник: Ни-ни!
Оболенский: Кроме самых близких и надёжных друзей!
Чиновник: Всё местное дворянство - наши друзья.
Оболенский: Не сомневаюсь, Фрол Лукич, ни капли не сомневаюсь!
Долгорукие сидят мрачные. Входит Михаил под руку с Полиной.
МА: Что это за вольности?!
Михаил: Позвольте представить вам княгиню Репнину!
МА и ПМД: Ах!
Оболенский: Молодец! Наша порода!
Михаил: С Вашего благословения, дядюшка!
МА: Вы женили племянника на бывшей дворовой?
Оболенский: На дочери князя Долгорукого! Олимпиада Никифоровна не даст соврать.
ПМД: Серж, ты решил меня провести?
МА: Триста тысяч увёл из-под носа!
Оболенский: Всего-навсего сотню, любезная Марья Алексеевна! Двести вам и не причиталось.
Долгорукие смотрят злобно.
ПМД: Полина, как ты могла?!
Полина: Я, батюшка, рассудила - княгиню Вам признавать будет сподручнее, хлопот меньше, не говоря о расходах. Дабы Михаил Александрович не успел передумать, согласилась сразу венчаться. Не угодила - прошу прощения, мне теперь голова - муж!
Чиновник: У вас нынче праздник, а мне пора.
Оболенский: Поклон Олимпиаде Никифоровне!
Чиновник: Непременно! (уходит).

Лакей докладывает о визите семейства Корфов.
МА: Только их не хватало!
ПМД: Машенька, должно быть, и Сергей Александрович с ними приехал, неловко сказать, что нас нету дома.
МА: Ладно… Проси!
Входят Иван Иванович, Владимир и Анна.
И.И.: Доброе утро соседи! Мне какие-то чудеса рассказали, решил самолично проведать.
МА: (сквозь зубы) Никаких чудес, дело семейное…
ПМД: Ты, Иван, постыдился бы, родную дочь от меня столько лет прятал!
И.И.: Эээ… ты узнал? Я – ради спокойствия Марьи Алексеевны.
МА: Спасибо, сосед, вот и вышло мне нынче спокойствие!
ПМД: Марфа перед смертью мне написала.
И.И.: Марфа? Где её письмо столько лет затерялось?
ПМД: Почему затерялось? Сергей Александрович вручил лично в руки, и про завещание рассказал.
И.И.: При чём здесь Сергей Александрович? Какой Сергей Александрович? Что Марфе-то завещать?
МА: Женщинам подобного сорта везёт, одного дурака нашла – князя, другого – купца.
Полина: Не говорите дурно о маменьке!
ПМД: Иван, ты глуп! Я тебе русским языком объясняю – Марфа разбогатела, умерла и оставила завещание в пользу Полины!
И.И.: Ну да, она давно умерла, только причём здесь Полина?
ПМД: Не давно, а с полгода!
И.И.: Какие полгода, лет двадцать! Анечку родила и померла родами!
ПМД и Владимир: (хором) Анечку?!
Владимир: Аня – дочь Петра Михайловича?
И.И.: Ап… ап…
Владимир: Всё, отец, больше никаких женихов! Всех спущу с лестницы! (обнимает Анну).
ПМД: А как же… мои триста тысяч?!
Оболенский: Князь Писарев ведь сказал… Где он?!
Владимир: Почему вы смотрите на меня, откуда мне знать? Я и не слышал, что Серж с Кавказа вернулся.
ПМД, МА и Оболенский: Как?
ПМД: Он же к вам вчера в гости зашёл и на ночь остался!
Владимир: Не видел его.
Оболенский: Мишель!!!
Михаил: Дядюшка, я ничего не знаю.
ПМД: Что случилось?
Лакей приносит письмо.
МА: Дай я посмотрю! (читает) Ах! (хватается за сердце).
ПМД: Дай мне! Письмо от Сергея Александровича… с Кавказа… «Любезные Пётр Михайлович и Марья Алексеевна! Хоть я и жив, но жениться на Лизавете Петровне никак не могу. В плену влюбился в черкешенку, имел успех. Как благородный человек, со вчерашнего дня я женат, иначе её братья грозили повесить меня за то место, о котором при дамах не говорят. Прошу прощения и кланяюсь. С.А.П.» (роняет письмо и падает в кресло).
Владимир: (подбирает письмо) Рука Сержа, я отлично знаю её!
Оболенский: Господи! (вставляет в глаз монокль и присматривается к Полине) Какой я болван! (хлопает себя по лбу).
Михаил: Воля, дядюшка, Ваша, а я женился, как Вы пожелали.
Оболенский: Ты сделал вид, что узнал его, и меня обморочил!
Михаил: Почему сделал вид? Полина с Сержем похожи, вдруг его батюшка гостил в Двугорском уезде?
Оболенский: Владимир, Вы отлично знаете Писарева. Скажите, есть между ним и Полиной хоть капля сходства?
Владимир: (в сторону) У каждого по два уха, два глаза, один нос… (громко) Одно лицо!
ПМД: А, Серж, решил мене обхитрить, сам попался? Не рой яму другому!
И.И.: Я запутался, что здесь происходит?
Владимир: Я на Анне женюсь, остальное неважно.
И.И.: Я хотел её удочерить и выдать за князя!
Владимир: Удочерите Полину, и будет у Вас в зятьях князь!
И.И.: Непочтительный сын!
Владимир: Какой есть.
И.И.: Анечка, ты ведь послушная девочка?
Анна: Послушная, дядюшка, всю жизнь Владимира буду слушаться (делает книксен).
И.И.: (горестно) Дети, дети!
Оболенский: Племянник!
МА: Сами вырастили таких!
Оболенский: У Мишеля родители есть.
И.И.: Он весь в тебя! Ты от барышень всю жизнь шарахался, так и не женился, за простыми актёрками бегал!
Оболенский: А Володька – в тебя! Ты в кадетском корпусе дрался, первым курить стал и сбежал с бесприданницей!
ПМД: Андрюша мой – всем на зависть! Весь в меня! (выпячивает грудь).
И.И. с Оболенским: Подкаблучником будет в тебя!
ПМД: Я – не подкаблучник!
МА: Что?!
ПМД: Я – свободная птица!
Оболенский: Браво, Пьер! Не бойся жены!
И.И.: Жена да убоится своего мужа!
МА: Убоится?! Весь уезд у меня ходит по струнке, чтобы я убоялась старого дурака?!
И.И.: Марья Алексеевна, только с кочергой осторожнее…
ПМД: Вот, Иван, ты и струсил!
И.И.: Я струсил?! (пятится к двери).
Оболенский: Не бегство, а тактическое отступление! Пьер, Жан, идёмте в трактир!
Старики убегают. Марья Алексеевна гонится за ними, размахивая кочергой.
Владимир: Уф… Мишель, нынче будешь шафером у меня.
Михаил: Не могу, Володя, я сам только что из-под венца.
Владимир: Тогда посажённым отцом. Полина – твоя княгиня?
Михаил: Угу. С благословения дяди.
Владимир: Поздравляю, получил ты жену по своему вкусу, и с роднёй не поссорился. Ай да Полина! Поедем в церковь скорее, где одна свадьба была, там и вторую пару быстро окрутят.

Сцена вторая
В доме Корфа молодые празднуют две свадьбы.
Владимир: Выпьем за наше счастье!
Михаил: Второй тост – за Сержа Писарева, он жив и тоже женат!
Полина: Осталось Лизавету Петровну пристроить, а то всех женихов отобрали!
Владимир: За хорошего жениха Лизавете! И хватит, ночь скоро.
Михаил: Где старики наши?
Владимир: Не бойся, здесь все свои, кто-нибудь да присмотрит.

В гостиную входит одетый по-господски Никита, держа Ивана Ивановича на плече, Петра Михайловича и Оболенского под руки.
Никита: Добрый всем вечер! (сгружает барона в кресло, князей – на диван).
Анна: Дядюшке плохо!
Никита: Ничего, Аня, к завтрему будет как новенький!
Владимир: Что с ними случилось?
Никита: Пустое! В трактир с перепугу ввалились, я дверь от Марьи Алексеевны держал! Ей надоело – ушла, а старики меня угостили и пригласили сыграть с ними в карты.
Владимир: Тебя?
Никита: А что? Чем я не игрок? Правила знаю, одет как полагается, меня за приезжего из благородных все принимают.
И.И.: Иду с красной!
Никита: Полноте, Иван Иванович, всё отыграли!
ПМД: У меня козырной туз!
Никита: Не туз, а шестёрка! Нехорошо в рукаве карты прятать!
Оболенский: Пьер, ты всегда жульничал!
ПМД: Не всегда! Так, с друзьями!
Старики приходят в себя.
Никита: Вот и славно! Я думал уже вас холодной водой обливать.
И.И.: Меня – холодной водой?! Бррр….
Оболенский: Какая наглость! Ты кто?
Никита: Ваш племянник!
Оболенский: Откуда?! Сколько у меня племянников?
Никита: Дело нехитрое. Бедного родственника, чай, признать не хотели, а нынче богатый я, не побрезгуйте.
И.И.: Ты же мой конюх!
Никита: Не конюх, а инкогнито!
И.И.: Выучил я вас всех на свою голову!
Никита: Не печальтесь, мне теперь кстати, в обществе покажусь честь по чести.
Оболенский: В каком ещё обществе?
Никита: Для начала – в уездном, а потом мы с Лизаветой Петровной в столицу пожалуем, с вашими рекомендациями.
Оболенский: Сколько я выпил?
Никита: В здравом уме и твёрдой памяти были, когда признали во мне племянника! И трактирщик подтвердит, и урядник, и все, кто сегодня там был!
ПМД: С кем-кем ты в столицу собрался?
Никита: С дочерью Вашей, Лизаветой Петровной. Вы проиграли пятьдесят тысяч и нас благословили. Выкуплю я из заклада Хворостово родное, там жить и будем.
И.И.: Хворостово? Какое ещё Хворостово?
Никита: То, что Вы у моего батюшки отняли (грозит пальцем). Нехорошее дело было, неправедное!
И.И.: Кто-нибудь, облейте меня холодной водой!
Никита: Не спешите трезветь, хуже будет, как вспомните, что Пеньково мне проиграли!
Оболенский: Пеньково? Было Пеньково!
Никита: Вот, князь – человек благородный, он не обманет, за правду свидетелем выступит!
И.И.: А, Серж, решил за мой счёт племянника обогатить?
Никита: Слава Богу, Вы вспомнили, что я – князев племянник!
Оболенский: Ладно… не жалко. У меня племянников много, если двоюродных посчитать.
ПМД: Не мог я Лизу тебе проиграть!
Никита: Зачем проиграть? Честь-честью разрешили посвататься, чтоб угол у Вас появился, где можно спрятаться от супруги.
И.И.: Правда, Пётр Михайлович, чистая правда! Ты на весь трактир закричал, что отдашь Лизу тому, кто тебя от Марьи спасёт!
ПМД: Ох… (сникает). Что она скажет…

На пороге появляется Лиза.
Лиза: Кто скажет? А что я скажу – неинтересно?
ПМД: Лизонька, ты здесь откуда?
Лиза: Волновалась за Вас, папенька. Маменька всегда говорила: пропадёт отец – у Корфа ищи, вот я и пришла.
ПМД: Маменька где?
Лиза: Вернулась домой очень сердитая, на слуг накричала и легла спать, сказала, с утра Вам покажет…
ПМД: Лизонька, за тебя сватается племянник Сергея Степановича.
Лиза: Он ведь на Полине женился!
ПМД: Нет, другой, этот! (показывает на Никиту).
Лиза: Ах!
ПМД: Пойдёшь за него, доченька?
Лиза: Охотно пойду.
ПМД: Вот и чудесно. Только… маменькиного благословения не жди, сразу венчайся. Где две свадьбы, там и три справят.
Лиза: Как прикажете, папенька! (уходит с Никитой).
Михаил: Ну и дела!
Владимир: Дела наши нынче отличные!
Михаил: У меня – точно!

Входит Марья Алексеевна.
МА: Спрятались? Думали, не найду?
ПМД: Машенька, ты ведь спишь!
МА: Размечтался! За моей спиной вздумал шутки шутить?
ПМД: Какие там шутки…
МА: Лиза где? Мне сказали, она к Корфам поехала.
ПМД: Ммм… ээээ…
МА: В темноте будто шляпка мелькнула её.
ПМД: Не волнуйся, за ней присмотрят.
МА: А, я разглядела конюха Корфов, второго такого богатыря в уезде не сыщешь.
ПМД: Не конюха, а племянника Сергея Степановича, лизиного жениха!
МА: Племянник? Какой племянник? Ума ты решился, отдать дочь за конюха! Догнать!
Владимир: (удерживает её) Что Вы, Марья Алексеевна, заладили – конюх да конюх, вдруг кто поверит? Племянник Сергея Степановича в такой бедности вырос, что для дворянского звания неприлично. Одевался попроще – лучше новый кафтан, чем жилет с чужого плеча. А теперь разбогател – и отличный жених!
МА: Смотрите у меня все! Узнаю, что пытались надуть, всем покажу!
ПМД: Конечно, Машенька, будет по-твоему (в сторону) уеду завтра же в Хворостово, зять меня в обиду не даст.
Владимир: Выпейте, сударыня. Сын помолвлен, дочь замужем, что ещё Вам желать?
МА: Чтоб вы все провалились!
Владимир: Отлично, пейте, не бойтесь. До кареты Вас донесут.
МА: Негодяи!
Владимир: Конечно!
МА: Поеду спать, а уж завтра…
Владимир: Кто-нибудь там, проводите княгиню! (старикам) Спокойной вам ночи! (Михаилу с Полиной) А вам – беспокойной! (уходит вместе с Анной).
Полина: Ну как, муженёк, я неплохо устроила?
Михаил: Лучше придумать нельзя!
Полина: (к зрителям) Здесь, благородное собранье, конец «Крестьянке из Пеньково».

Конец.

Форум "Бедная Настя"