Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Получить Анну". Автор - Нюша.

Название: Получить Анну
Жанр: мелодрама
Рейтинг: PG-13
Пейринг: ВА
Время и место действия: современность, условный мегаполис
Примечания: не претендую на юридическую достоверность, все подстроено в угоду сюжету, много разговорной лексики, но все в пределах разумного; почти все во многом ООС, но канон мелькает


1.
Владимир Корф прошелся быстрым шагом от кресла к окну. Нервно постучал пальцами по подоконнику. Серые глаза засветились решимостью и блеснули сталью.
-Я заполучу Анну Платонову. Девчонку нужно будет заставить отказаться.
-Володя, ты с ума сошел! – Саша подошел к другу, сильно схватил его за плечо и тряхнул. – Девушка ни при чем! Нельзя же так!
-Можно, Саша, можно. Мне все можно.- И отряхнул руку Саши, как назойливую муху.
-Порой ты бываешь отвратителен. – Грустно констатировал Романов.- Есть же другой выход! Зачем вмешиваться жизнь этой девушки?
-Надо действовать, пока она ничего не узнала,- проигнорировал вопрос друга Владимир, - сколько у нас времени до оглашения дарственной?
-Двадцать первого назначен сбор всех заинтересованных сторон. Ей еще не выслали повестку. Я сам узнал час назад благодаря внутренней прослушке в кабинете Забалуева, поэтому еще толком никто ничего не знает. Платонова так вообще и не подозревает, что скоро станет богатой как Крез. Весь город сможет купить и продать. Черт! Как не вовремя…
-Да, Саш, да! Не вовремя! Девочка встала на моем пути.
-Но, быть может, ты оставишь все как есть? – с надеждой спросил Романов.
-Ты предлагаешь мне разориться к чертовой матери?
-Нет, что ты. Я не о том. Может, договоришься с Платоновой? Что с нее взять? Обычная учительница математики, правда, в элитной гимназии. Поделишься с ней крохами, от которых у нее и так жизнь до конца обеспеченной окажется. Договор заключим.
-А потом она вильнет юбкой и выскочит замуж, нарожает детей, и наследничков прибавится в геометрической прогрессии. Эта девчонка должна сразу и навсегда уйти с моего пути.
-Почему ты ее девчонкой называешь? Ей двадцать четыре, не девочка уже.
Владимир с сомнением покосился на друга и бросил быстрый взгляд на фото белокурой девушки, которое безжалостно было смято решительной рукой несколькими минутами ранее.
-Приготовь мне все о ней, вплоть от момента ее зачатия. К вечеру.
Саша молча кивнул и вышел.
Владимир устало опустился в кресло, которое нежно заскрипело под ним натуральной кожей. Разровнял скомканное фото и поднес к застывшему лицу. На фото девушка выходила из супермаркета, невысокая блондинка, довольно костлявая в мыслях поморщился Корф, лицо скрывали локоны и солнцезащитные очки.
Губы мужчины презрительно скривились. Он терпеть не мог блондинок. Отшвырнул фото подальше и нажал кнопку селектора:
-Полина, кофе.
-Владимир Иванович к вам…
-Всех вон, я занят.
А утро так хорошо начиналось. Многомиллионный контракт был уже в стадии подписания, когда адвокат со стороны Забалуева проблеял о новых обстоятельствах, которые могут изменить условия данной сделки. Партнеры занервничали. Подписание отложили на неопределенное время. Корф терял драгоценное время и свои, черт возьми, деньги!
Этими обстоятельствами оказалась девица Платонова, которая в одночасье стала владелицей контрольного пакета акций его Холдинга. Уму непостижимо! Дело всей его жизни!
Такого пинка в спину Владимир от отца не ожидал, не смотря на довольно прохладные отношения с родителем. Да, отец вкладывал немало средств, создавая фирму, но продолжал и развивал компанию до преуспевающего концерна он. Если бы он тогда не возглавил разваливающуюся фирму, сейчас она бы успешно распродалась по частям.
Удар под дых, не иначе можно назвать такое решение отца, одарившего незнакомую девчонку миллиардным состоянием, накопленным им за несколько лет упорного труда, борьбы с конкурентами, налаживанием связей за границей. Конечно, отец помог выйти на международный рынок, тут его заслуг умолить нельзя, но все же.
Корф зло покосился на вошедшую секретаршу с подносом. Полина уже привыкла к резковатому шефу, но сегодня его взгляд метал молнии, и девушка поспешила молча удалиться.
Как так могло случиться? Кто вообще эта Платонова? И фамилия дурацкая какая-то… Что у нее с отцом? Любовница? Так с этим позже, когда Романов принесет полное досье на нее. Сейчас следует подумать о Забалуеве.
«Этот прохвост непременно воспользуется сложившимися обстоятельствами. Он давно уже присматривается к пакету акций, а тут такой куш! На его месте я бы немедленно попытался выкупить у Платоновой акции за любые, любые большие деньги. Надо сделать так, чтобы девица их даже продать не смогла, хорошо бы сделать так, чтобы она вообще не узнала, что получила столь щедрый подарок!
Наши люди ее уже охраняют. Саша прослеживает контакты и к ней никого не подпустят из свиты Забалуева.

2.
Анна повертела в руках глянцевую открытку с пригласительным, на котором золотом выбито: «Благотворительный вечер», организаторы… цель… чушь какая-то!
С чего ради ее пригласили в особняк губернатора? Может ошибка?
Но пойти надо, иначе умрешь потом от любопытства, и потом мудрость гласит: «Лучше сделай и жалей потом, чем не сделать и жалеть о том, что не сделал».
Размышляя, девушка готовила чай, как любит, зеленый, листовой, с жасмином. Эта чайная церемония всегда приводила мысли в порядок. А главное – налить его в любимую белоснежную фарфоровую чашку, тогда можно будет расслабиться и пить напиток маленькими глотками, отвлечься от суетливого дня, от гула детских голосов, жужжащих в ушах.
Мысли потекли спокойнее. Слежку за собой она заметила почти сразу, здоровенные парни в штатском сегодня весь день ходили за ней и даже не пытались этого скрыть. Запугивание? Возможно предположить, что какой-то богатенький папаша решил напугать учительницу математики за двойку сына или дочки? Бред. Хотя в наше время дураков хватает.
Анна устало обвела свою квартиру взглядом и откинулась на мягкую спинку дивана. Да, ремонт удался на славу, простенькая планировка превратилась в современный дизайнерский шедевр. Все просто и лаконично, никаких загогулинок, как она любит. Острые углы, строгая геометрия, все удобства. Спокойные бежевые тона и немного ярких акцентов.
Деньги на счету появились давно. Несколько лет назад. Откуда? Кто бы знал. Анна пыталась докопаться, но вежливые банковские работники лишь уверяли, что ошибки нет, остальное их не касается. Девушка долгое время боялась использовать деньги, пока училась в университете, но после решила, что глупо отказываться от внезапного подарка судьбы. Так появилась машина, новая квартира почти рядом с работой и возможность получить второе высшее образование, о котором давно мечтала. Что ж, спасибо неизвестному благодетелю.
Анна, сколько себя помнила, была одна. Смутные воспоминания о матери почти стерлись. Остался только горьковатый вкус невосполнимой потери и несколько старых фотографий со смешной первоклассницей в огромный бантах и безмятежной улыбкой рядом со счастливой женщиной. Во второй класс она уже пошла одна, в спец школу, где дети жили и виделись с занятыми родителями лишь на каникулах. Но и каникулы худенькая девчушка часто проводила в жилом корпусе для детей. Мама болела, медленно умирала.
На похороны ее уже сопровождала старшая воспитательница, и девочка рано поняла, что осталась в этом мире совсем одна. Но чья-то незримая опека всегда присутствовала, она это чувствовала. Иногда получала подарки на свой день рождения от неизвестного дарителя. Директриса, передавая очередной подарок, объясняла это спонсорскими вливаниями и щедростью очень хорошего давнего благотворителя их школы. Но Анна прекрасно знала, что подобные подарки получает только она.
Даже после окончания школы, Анна чувствовала эту незримую поддержку. Замахнулась на самый престижный университет, подала документы на бюджет, но приемная комиссия, скривившись, чинно поясняла девушке, что бюджетных мест мало и шансы не велики, не смотря на аттестат с отличием.
Но экзамены сданы, не верящая в собственную удачу студентка зачислена, оформлена в общежитие. Тогда и прозвенел тот звонок из банка, уведомляющий об открытии счета.
Анна прикрыла глаза и медленно выдохнула. На работу теперь не нужно спешить, начался преддипломный отпуск, а это немногочисленные семинары, встречи с руководителем диплома. Можно расслабиться немного, сходить на загадочный благотворительный вечер. Одна. Без Миши. Она должна сама во всем разобраться.

3.
В роскошном особняке Корфа царил полумрак. Хозяин бесцельно бродил по богато обставленной гостиной, мучая взглядом мобильный.
Его плечи сзади обхватили холеные руки очередной любовницы. От неожиданности он вздрогнул, но тут же расслабился. Черт, он думал, что она уже ушла. Девушка, видя его натянутую кривую улыбку все поняла, и, потрепав, чего он терпеть не мог, еще влажные после душа волосы мужчины, прошептала на ушко:
-До встречи, милый.
-Прощай. – Небрежно бросил он вслед покачивающейся походке от бедра.
Наконец, ожил мобильный.
-Да, я дома. Жду.
Романов, очевидно уставший, бросил папку на столик перед Владимиром и плеснул в стакан коньяка. Тут же залпом выпил и плюхнулся на диван напротив друга.
-Давай, не томи. Вкратце, что мы имеем.
-Знаешь, Володя…
-Без лирики, Саш, - покривился Корф.
-Ладно. Без лирики. Анна Петровна Платонова, 24 года, сирота. Мать умерла, когда ей было восемь. Воспитывалась без отца. Училась в закрытой спецшколе со спортивным уклоном, гимнастика, плавание, и прочая ерунда. Эта школа под твоим отцом, Фонд регулярно отчисляет туда средства уже двадцать лет. Это значит, что возможно, твой отец знал Платонову давно. Нет, это не его побочная дочь, не кривись. Из довольно закрытых источников мне удалось узнать, что она дочь любовницы Петра Михайловича Долгорукого, близкого друга твоего отца. Что там у них происходило, нам сейчас не важно. Важен тот факт, что Долгорукий в свое время очень помог твоему отцу с деньгами для фирмы. Это наш стабилизационный фонд, Володя. По сути, это деньги Долгорукого. Поэтому наша махина по праву принадлежит Платоновой, потому как шесть лет назад перед смертью Долгорукий официально признал дочь, но ей об этом никто не сказал. По документам Петр Михайлович ее отец.
-Но почему контрольный пакет, Саш? Все Долгорукие наши акционеры с малыми долями.
-Это нужно узнать у Ивана Ивановича. Ты звонил ему?
-Звонил, но он, видимо пока вне роуминга. Там в горах всегда была плохая связь. Дозвонюсь обязательно. Как она?
-Платонова? Под наблюдением. Пока Забалуев не приближался, но активировался. По всему видно, что-то замышляет. Ты знаешь его методы, криминалом он не гнушается. Платонова в явной опасности.
-Охрану не снимать. Следить за ней даже ночью.
-Ежу понятно…
-Интересно, что задумал Забалуев?
Сашка вдруг рассмеялся.
-Ты знаешь, а он жениться задумал. Ага. Его адвокат в суде крутился, узнавал.
Владимир ухмыльнулся.
-Старый черт, все туда же. Седина в бороду, бес - в ребро. Кто счастливая невеста?
-Тайна, покрытая мраком. Пока. Мы выясним. Вот один ты у нас не женат. Даже Репнин с кем-то встречается, время для этого находит, а ты все тянешь.
-Мишка? Давно его не видел. Как дела с займом в его банке?
-Выплатили почти.
-Это хорошо. Сумма не малая. Мишка нас тогда сильно выручил. Надо встретиться как-нибудь…
-Вот завтра и встретишься, если на благотворительный вечер попадешь. Успеваешь?
-Если не будет форс-мажора, успею вернуться. В этой бывшей союзной республике у меня дел не много. К тому же самолетом. Держи меня в курсе. Привет жене.
-Папка на столе. До завтра.
Владимир лениво взял папку и стал изучать содержимое. Несколько фотографий девочки с косичками. Вот фото с выпускного, постарше. Задержался взглядом. Фыркнул. Кукла. Ни одного изъяна, словно неживая. Фото с учениками – по виду так ровесница, выглядит лучше, чем многие девицы-выпускницы. Улыбается одними губами.
«Так, это все мне Сашка уже рассказал, - пронеслось в голове Корфа, перебирая документы об удочерении, о вложенной сумме Долгоруким,- чего я не знаю?…» Красный школьный аттестат, спортивный разряд по гимнастике, грамота о втором месте по рукопашной борьбе среди юниоров. Владимир присвистнул. А мы ее еще охраняем!
Копия диплома экономиста, сейчас студентка заочница, второе высшее юридическое заканчивает экстерном. Малышка довольно целеустремленная. Если она такая честолюбивая, и далеко не глупая, то с ней будет нелегко. Будем надеяться на ее блондинистую голову. А потом ее незнание многих фактов нам на руку».
Прервал его размышления звонок мобильного. Отец.
-Да, я слушаю.
-Ты звонил, Володя? Что случилось?
Владимир еле сдержался, чтобы не заорать в трубку:
-Ты меня спрашиваешь, что случилось? Как ты мог, отец?
-Ты о дарственной? Я уверен, ты уже знаешь, почему я так поступил.
-Но почему контрольный?
-Так завещал Петр, это его решение. Ты прекрасно знаешь, что он вытащил нас из кризиса, влив немалую сумму. Он ее так и не забрал, потому что не хотел нашего разорения. Он всю жизнь чувствовал свою вину перед дочерью, перед смертью взял с меня слово позаботиться о девочке.
-Мы ему ничего не должны! Его семья – акционеры в достойных долях. Сейчас я остаюсь ни с чем!
-Успокойся, Володя. Ты всегда был только моим исполняющим обязанности, я должен был так поступить. Ты знаешь, что у тебя есть выход, отделяйся. Средств у тебя на это более чем достаточно.
-Я не хочу дробить свое детище, отец! Ты прекрасно понимаешь, что много потеряю, разделившись.
-Смирись. Ты не обеднеешь. А фирма по праву будет принадлежать Анне. Или сотрудничай с ней.
-Никогда, слышишь! Я пальцем не пошевелю, если холдинг пойдет ко дну при ее руководстве, а даже станцую Джигу на их обломках!
-Ты упрямый мальчишка!
Владимир нажал отбой. Швырнув телефон подальше, посмотрел на свое перекошенное лицо в зеркале и отправился спать.

4.
Анна с трудом представляла, как припарковать свой скромный Пежо в этом потоке из шикарный машин. Выход нашелся сам собой. Стоило подъехать к аллее особняка, как вышел услужливый парковщик, галантно подал ей руку и отвез машину на парковку сам.
Девушка огляделась. По широкой аллее, устланной темно-зеленой материей, не спеша двигались роскошно одетые гости, сверкая нарядами и бриллиантами. Анна улыбнулась – парад тщеславия. Забавно. Похоже, жалеть о вечере не придется. Понаблюдать за местной элитой будет весело. Вот бы еще узнать, кто ее пригласил…
Ах, вот кто! Еще веселее!
К девушке почти сразу подошел Андрей Платонович Забалуев.
-Анна Петровна, приветствую.
-Так это вам обязана, Андрей Платонович?
-Да, голубушка, мне. У меня к вам дело. Не удивляйтесь. Весьма деликатное. Да-да. Позвольте мне проводить вас в зал и там мы все обсудим.
Забалуева она знала давно, этот важный чиновник часто появлялся у них в гимназии, пафосно выступал на праздниках годовщин, верно, имел какие-то дела с директором учебного заведения. Перед ним стелились, заискивали, ибо он обладал определенным влиянием в высших эшелонах власти города.
Именно к нему пришлось обратиться Анне за помощью в проблеме, возникшей с экстернатом второго высшего. С ректором университета те были давние знакомые и рекомендации, данные Анне Забалуевым, сыграли свою роль этой проблеме. Ректор пошел на уступки и для нее, скрепя зубами, составили индивидуальную программу. «Как мало сейчас значат одаренность и профессионализм, и как же важны знакомства!» - грустно размышляла тогда Анна.
Андрей Платонович предложил ей бокал шампанского. Анна поблагодарила и выжидающе посмотрела на него.
-К чему весь этот антураж, Андрей Платонович? Давайте к делу.
-А у вас деловая жилка, Анна Петровна. Ну, хорошо, не буду вас томить. Дело вот в чем, не удивляйтесь, но мне придется теперь вас попросить об одолжении. У меня возникли обстоятельства, при которых необходимо быть женатым человеком. Да-да, голубушка, есть и такие обстоятельства у чиновника моего ранга, - Забалуев важно приосанился. – Я прошу вас стать моей женой.
Анна едва не подавилась шампанским, сдерживая смех и удивление, но Забалуев быстро добавил:
-Фиктивно, милейшая Анна Петровна, фиктивно. Мне нужен всего лишь месяц. Потом развод. Подумайте, какие перспективы откроются перед вами, когда я дам вам свою фамилию! К тому же вы меня очень обяжите, согласившись. Это вам ничего не будет стоить, поверьте!
-А вы не думали, что это будет немного странно выглядеть со стороны?
-Посмотрите вокруг. Вы видите что-либо странное?
Да, вокруг было множество пар пожилых лысеющих джентльменов с девицами модельной внешности, увешанных дорогими украшениями.
-Так вы согласны помочь мне в столь щекотливом деле? Поверьте, ваша жизнь не изменится, если вы того сами не захотите. Всего лишь месяц.
-Вы гарантируете месяц?
-Конечно, голубушка, - воспарил Забалуев. - Подпишем необходимые бумаги, все как вы захотите. При разводе вы получите вознаграждение, весьма щедрое! Я не поскуплюсь.
-Я могу подумать?
Чиновник сник, глазки забегали, размышляя.
-Можете, но ответ мне нужен уже сегодня до конца вечера. – Немного резковато подытожил Забалуев. – А сейчас мне пора, я оставлю вас ненадолго, речь, знаете ли. Обязанности.
И поцеловав руку девушке, важно удалился к сцене.
Анна оторопело проводила глазами новоявленного жениха.
«Вот это кульбит! Шампанское тут не поможет… Интересно, что скажет Миша на мой фиктивный брак? Но не пойти на подобную сделку, значит поставить под угрозу диплом. И кто знает, на что еще способен этот скользкий тип? Да, он все продумал, мне отказываться сейчас не резон. И я, как агнец, должна пойти на заклание. Очень хочется верить, что на всего на месяц!»
Ее мысли прервал внезапно подошедший высокий молодой человек.
В толпе Корф сразу узнал Платонову. Как же не заметить? Серая мышка среди распушивших хвосты павлинов! Простое строгое серое платье без намека на декольте, чуть ниже колена. Из украшений лишь сверкающие аквамарином огромные глаза и ремень клатча через плечо, отделанный чем-то блестящим. Ну, еще серебристые туфельки на шпильке. Все это он охватил одним взглядом. «Девочка явно требует вложений. Но если ее приодеть, причесать ее дурацкий пучок синего чулка, может получиться нечто. Нечто…» - осекся, разглядев, с кем беседует Анна.
Подождал, пока Забалуев отойдет от девушки. Легонько оттолкнул сопровождающую его девушку, повисшую у него на руке, буркнул что-то вроде извинений, стремительно направился к Анне.
-Вечер добрый, сударыня. Владимир Корф. – И отвесил шутовской поклон.
-Анна Платонова. - Мягкий кивок головы в ответ. - Добрый, коли не шутите. – И отвернулась от него, желая не продолжать знакомство и хорошенько собраться с мыслями для принятия предложения, столь щедро сделанным Забалуевым. Похоже на этот вечер ей ухажеров достаточно.
Владимир скрипнул зубами и проследил взглядом за Анной. Она смотрела на сцену, где распираясь от важности, разглагольствовал Забалуев.
-Вы знакомы с господином Забалуевым? – Снова попытался разговорить девушку Владимир, не имея пока особого плана как поступать дальше.
-Да, знакома. - Довольно холодно отозвалась Анна, мучительно тяготясь присутствием статного щеголя в Армани.
-Не желаете прогуляться по саду, Анна. Мне бы хотелось с вами кое-что обсудить.
-Не желаю. Спасибо.
-Отчего же? Боитесь меня?
Анна внимательно посмотрела ему в глаза и усмешка на мгновение исказила нежные черты лица.
-Господин…
-Корф, - Подсказал Владимир, сжимая кулаки в карманах брюк.
-… Корф, я не дочь богатого папаши, не имею бизнеса, ни чей деловой партнер, поэтому советую вам обратить внимание на вышеперечисленных и оставить простую смертную своим мыслям. Да, и я вас не боюсь.
«А следовало бы, маленькая колючка», - мелькнуло в голове мужчины, и он продолжил.
-Это хорошо. Но я не отступлюсь, мне нужно с вами поговорить наедине.
-Зачем?
-А может, вы мне понравились, и я стесняюсь толпы, чтобы признаться вам в своих чувствах? – шутливо растягивая слова, опутывал Корф.
Анна в картинном удивлении распахнула глаза и выдохнула:
-Не может быть!
-Ну, знаете, как бывает, звезды в небе выстроились в определенный ряд, в голове что-то щелкнуло… как там дальше у романтиков? – с кривой усмешкой произносил Корф.
-Да, согласна, звезды сегодня явно в ударе, - ответила своим мыслям Анна. – Но вынуждена разочаровать вас: я с вами никуда не пойду. Мои звезды мне уже на сегодня все сказали.
«Неужели Забалуев уже успел что-то предпринять? Этому не бывать!» - Мелькнуло в голове мужчины, и он перестал притворно улыбаться.
-Вы пойдете со мной,- отрезал Корф тоном, не терпящим возражений.
-Потащите силой?- серьезно спросила девушка.
-Если не пойдете добровольно, то силой.
Она быстро прикинула его весовую категорию, окинула оценивающим взглядом довольно внушительную фигуру и поняла, что силы явно не в ее пользу. Он, словно прочитав ее мысли, ухмыльнулся.
Анна вздохнула. Была – ни была! И применила старый, как мир, трюк. Как бы невзначай бросила взгляд за его плечо, расширила в ужасе глаза и охнула. Корф резко развернулся в сторону, куда смотрела девушка и, не увидев ничего подозрительного, повернулся.
Анны след простыл. «Фу, ты черт! Попался как мальчишка! Но какова!» - из горла вырвался гортанный смешок вперемешку с гневным рыком.
Все еще улыбаясь, набрал начальника службы охраны:
-Никита, объект Платонова. Захват, желательно вне дома. Бесшумно. Да, и полегче там.
В трубке что-то согласно булькнуло.
Забалуев уже окончил речь и пропал из поля зрения.

5.
Анна, юркнувшая за колонну, слышала только обрывки разговора Корфа по телефону, но и этого было достаточно, чтобы понять, ей нужно скорее убираться отсюда. Не стоит полагаться на скользкого Забалуева, они, возможно, вместе. Спросив у проходящего официанта, в какой стороне находится парковка, бросилась туда. Бросилась – сильно сказано, разве побегаешь в этом узком платье и на шпильках?
У машины ее уже ждали. Те самые, что ранее следили за ней, громилы. Не успев скрыться, сзади ее грубовато схватили чьи-то руки и подвели к остальным. Высокий светловолосый парень стал отзваниваться:
-Владимир Иванович, Платонова у нас, на парковке. Понял.
Анна решила узнать, что же будет дальше. Вырываться бесполезно. Узнавать что-либо у этих людей тоже. Они лишь исполнители.
Через пять минут к ним подъехал огромный черный внедорожник и Анну посадили на заднее сидение.
-Куда же вы так быстро исчезли? – насмешливо поинтересовался знакомый голос совсем рядом.
Анна повернулась, смерила Корфа презрительным взглядом и отвернулась к окну. «Пока этот самодовольный болван что-то говорит, нужно бы запомнить дорогу» - подумала девушка, пытаясь сквозь плотную тонировку окна запоминать в темноте хоть какие-нибудь ориентиры.
-…Анна, вы меня не слушаете? Решили отмалчиваться? Ответьте, что от вас хотел Забалуев?
Девушка решила снизойти до ответа:
-Жениться на мне хотел.
-Что?.... – онемел разговорчивый спутник. - Вы серьезно?! – и расхохотался в голос.
-Что смешного?- обиделась Анна, подмечая за окном мост.
Отсмеявшись, Владимир вдруг задумался. «Вот прохвост! А ведь идея-то шикарная! В брачном контракте можно все оговорить, все вроде прозрачно, вполне законно. Чудненько». Бросил быстрый взгляд на девушку. «Не проста. Сидит с незнакомыми людьми, не знает куда едет, а выглядит вполне спокойно, не истерит, беспечно ногу на ногу забросила. А ножки у нее ничего… Черт. Жениться что ли?»
Анна с удовольствием отметила, что ее маленькое Пежо неотрывно следует за ними.
Скосила глаза на спутника и встретилась с ним взглядом. Разглядывает.
Машины въехали за железные ворота, и Анна заметила охранников на КПП. Довольно длинная дорога к особняку с подсветкой фонариков, широкое крыльцо из белого мрамора.
Владимир подал руку и помог выйти из высокой машины. Узкое платье не давало сделать широкий шаг, и Анна ловко спрыгнула. Корф галантно взял ее руку под свою и проводил в большую гостиную.
Девушка осмотрелась немного брезгливо, роскошь просто кричала из каждого угла. Как можно жить в этом музее? Кругом отвратительные завитушки в золоте!
Когда расселись друг против друга, Владимир предложил ужин, выпивку, но Анна, мотнув головой, резко прервала его:
-К делу, господин Корф.
Он поморщился. Каменная что ли? Другая бы уже млела от романтического похищения и раздевала его, срывая одежду, а эта сидит и сверлит его своими огромными глазищами.
-Что вам нужно от меня? – недоброжелательно поинтересовалась девушка, прервав его мысли.
-В это возможно трудно поверить, но я тоже хотел бы жениться на вас. – Буднично пояснил Корф.
Теперь расхохоталась Анна. Ее смех задел за живое, и Владимир заиграл желваками.
-Сколько чести, за один вечер! – не унималась Анна.
-Я вполне серьезно.
Успокоившись от смеха и даже смахнув слезу, девушка спросила:
-Вам-то зачем?
-А что вам говорил Забалуев о браке?
-Предлагал фиктивный брак на месяц. У него там какие-то обстоятельства на трудной службе госчиновничества, - не удержалась от ехидного замечания Анна. – У вас тоже обстоятельства?
-Угу, - буркнул Корф, - еще какие…
-Почему я? Вам-то найти невесту, я думаю, не проблема! Вы еще не лысеете как Андрей Платонович.
«Ага, все же заметила, что я мужик в самом расцвете», - возликовал про себя Корф.
-Мне нужны вы. Соглашайтесь, Анна. Наш брак будет тоже фиктивным, договор подпишем, пойду на все ваши условия.
-Нет, мне это не нужно, спасибо. – Спокойно ответила она.
-Моя кандидатура хуже Забалуева? – вскинулся Владимир, повысив голос.
-Я в некотором роде обязана Забалуеву, он мне однажды помог. Поэтому потребовал мзду таким нелепым предложением.
-Если вы станете моей женой, Забалуев не посмеет более от вас что-либо требовать, вы станете неприкосновенны.
-Я же не всю жизнь буду вашей женой? Что будет со мной после развода?
-Я могу вам гарантировать защиту от этого человека.
-Приставить ко мне ваших амбалов? Нет, это не выход. Ваше предложение меня не заинтересовало.
-Я думал, что вы уже поняли, что я всегда добиваюсь своего… ну что ж, не хотите по- хорошему…
-Снова примените силу? В ЗАГС меня потащите? Вы серьезно?! – удивилась девушка.
-Даю вам время подумать до утра. Вас проводят в вашу комнату. Спокойной ночи.
Анна вскочила.
-Вы не имеете права.
-Вы даже представить себе не в силах, сколько я имею прав в этом городе. - Равнодушно бросил через плечо раздраженный ее сопротивлением Корф и вышел.

6.
Анна огляделась: просторная комната совмещала в себе гостиную и спальню, за внутренними дверями, вероятно, ванная. Так и есть.
Оконная рама легко поддалась, и девушка посмотрела вниз. Да, второй этаж, но высокие потолки первого этажа, делали второй – третьим. Пробьемся. Вот и выступ, дальше водосток, под водостоком – мягкий газон. Великолепно.
Туфли в сторону, чулки - туда же, только мешают, платье… Анна резко рванула подол по боковому шву, и платье разошлось почти до пояса. Сойдет. Добраться бы к машине, а там… Выехать за ворота, думаю, не составит труда. Охрана видела Пежо гостя Корфа.
Вот, еще препятствие – москитная сетка! Выбить - шумно, разрезать! Поискав глазами в комнате что-либо, способное разрезать пластиковую сетку, Анна на минуту запаниковала. Эврика! Из пучка волос извлекла шпильку – маленькое техническое дамское чудо, погнула с первой попытки, следующая шпилька пошла в ход, потом еще, пока сетка поддалась, и девушка уже руками дорвала остатки.
Освободившись, волосы тяжелым жгутом хлестнули спину до пояса. «Пусть болтаются, времени уже нет их заплетать» - думала Анна, ступая на довольно широкий выступ за окном. Маленькими шажками добралась до водостока и перевела дух. Труба водостока оказалась очень гладкой, но с частыми перехватами, укрепленными в стене. Девушка ловко перебирала руками перехваты, помогая себе босыми ножками, спокойно спускаясь все ниже. Когда до газона оставалось около метра, Анна оторвала руки и спрыгнула.
Не успев развернуться, чьи-то сильные руки схватили ее и прижали к себе. Анна пискнула от неожиданности, но нос почуял знакомый дорогущий одеколон, и сникла.
-Не хотите, значит, по-хорошему? – тяжело дыша, прошептал Корф, все еще сильно прижимая девушку к себе.
Анна вскинула голову и встретилась с ним взглядом.
-Отпустите меня.
-Нет. – Но руки разжал.
Девушка тут же отпрянула и обхватила свои плечи руками.
Владимир невольно залюбовался: хороша! Растрепавшиеся волосы мягкой волной спадали по спине, в разорванном платье виднелось стройное бедро, босые ступни были по – детски крошечными. Глаза сверкают. Носик вздернут. Он вспомнил, как у него перехватило дыхание, когда он увидел ее на выступе у окна. А ведь случайно вышел покурить. Вот и бросай после этого вредную привычку! Польза пока на лицо.
-Пойдемте, поздно уже. Хотя, как вы пойдете… - и потянулся, чтобы поднять девушку на руки.
-Я сама.
Анна тряхнула гривой волос и гордо прошествовала мимо нахмуренного Корфа к крыльцу. Он поплелся сзади.
Улыбнулась озадаченному охраннику, сидевшему у дверей ее комнаты, и нарочито громко хлопнула дверью перед носом хозяина.
Владимир в голос выдохнул, как-то обреченно покачал головой и отправился в свою спальню.

7.
Утром его разбудил звонок мобильного. Сашка бодрым голосом сообщал:
-Ну что, жених? У меня все готово, вези паспорта!
-Угу. Жди.
Живо вскочил. Еще нужно заехать к Анне домой и забрать ее паспорт. Дубликаты всех ключей Анны уже подготовили.
К двенадцати часам дня Владимир был уже женатым человеком со всеми документами, подтверждающими этот факт. Романов скрупулезно составлял брачный контракт, а новоявленный муж ловил себя на мысли, что представить себе даже не может, что скажет Анна по этому поводу. В душе появлялся неприятный холодок, не согреваемый даже пониманием, что холдинг отныне и навечно его.
-Саш, оставь еще место для претензий с ее стороны. Нужно узнать ее условия.
-Угу. Как поступим с имуществом, нажитым в браке? Ты ей вообще что рассказал?
-Ничего пока. Вопрос об имуществе, под которым мы будем иметь ввиду ее акции, решим кардинально, никаких дележей, сделай так, что бы она могла получить при разводе только деньги, оговори даже сто процентную надбавку к реальной стоимости.
-Но раз так, к чему эта возня с браком? Предложил бы ей продать акции?
-Мне нужны гарантии. Забалуев уже едва не увел у меня власть в холдинге, снова бы попытался что-то предпринять. У меня нет времени разгадывать загадки его изощренного ума. Жена будет рядом, пока я не дам ей развод. Да, оговори и этот пункт – только при обоюдном согласии сторон.
-Понял. А что с Анной?
Корф резко поднялся и заметался по кабинету.
-Анна, Анна, Анна… Я сейчас домой. Саш, если будет что-то важное - звони.
Романов давно не видел друга в подобном замешательстве.
-Что-то не так? Корф?
-Все не так! – рыкнул в ответ Владимир. – Она слишком самостоятельна, умна. Маленькая смелая девочка…. Ты знаешь, она вчера пыталась сбежать от меня. Дважды! И второй раз ей это почти удалось! Вылезла в окно второго этажа!
-Да ну! – искренне восхитился Сашка. – Вот дает!
-Я поймал ее уже на земле, случайно.
-А где она сейчас?
-В особняке, заперта пока, - и с улыбкой добавил, - охрана всю ночь глаз с ее окон не спускала, все в полной боевой готовности. Хворостов так вообще весь в напряжении после ее выходки. Так опростоволосился!
-Вот это девушка! С виду - пигалица, а как всех построила! Тебя тоже?
Корф усмехнулся, но промолчал и быстро сменил тему разговора:
-Александр Николаевич, займись контрактом.
Романов проводил друга насмешливым взглядом и уткнулся в ноутбук.

8.
Анна проснулась рано. Все утро ее не отпускало дурное предчувствие. «К чему бы это?- горько усмехнулась своим мыслям девушка. – Все же благополучно! Это же не меня закрыли на замок, не меня замуж хотят сразу двое незнакомых мужчин, один из которых лысый противный Забалуев, другой – самоуверенный, наглый Корф. Хорошо, что замуж нельзя дважды выйти, одной проблемой меньше. И чего они так всполошились? Неспроста все это. Зачем им обоим брак со мной? Именно со мной? Есть что-то, чего я не знаю. Оба ведут какую-то свою игру, где я сейчас пешка, но дерутся оба как за королеву. Корф так вообще напролом, очертя голову. Может, есть еще кто-то третий? Нет, Мишу подозревать глупо, мы с ним познакомились полгода назад, и о свадьбе пока речь не заходила».
Анна прошлась по комнате, обошла столик с давно остывшим завтраком так и не тронутым и снова подошла к окну. Охранник внизу напрягся. Анна послала ему воздушный поцелуй и беспечно помахала рукой. Тот только что не упал от удивления, от его обескураженного вида Анна расхохоталась.
Хотелось чая, зеленого, с жасмином, хотелось домой. Пряча грусть за внешним весельем, Анна приготовилась ждать. А что оставалось делать? Корф, очевидно, все уже решил, с его деньгами навязанный брак – не проблема. Наверняка, она уже замужняя дама. Нужно думать о том, как быть дальше. «Во-первых, Миша. Как объяснить ему мое замужество? Если сама до конца не знаю этих причин. Во-вторых, Корф. Муж, который объелся груш. Корф… где же я раньше слышала эту фамилию? Может, я что-то путаю, но точно не из светских новостей, не из экономических вестников, где его фамилия мелькает регулярно, намного раньше».
Дверь открылась, и в комнату вошел хозяин. Резко замер под взглядом Анны, но девушка отвернулась, и он медленно подошел сзади вплотную, наклонился и обжег шею девушки дыханием:
-Поздравляю тебя с законным браком, дорогая!
Ее тело заметно напряглось. Владимир стоял настолько близко, что мог разглядеть, как от негодования стали подрагивать ноздри ее маленького носика, резко выдыхая воздух. Но девушка упорно молчала.
Он был готов к потоку всевозможной брани, истерике, даже к оплеухам, но она словно окаменела. Тогда он обхватил ее руками и прижал к своей груди напряженную спину девушки.
-Давай поговорим.
Анна отстранилась, отмахиваясь от его рук, которые стали уже поглаживать ткань платья на талии. Села в кресло, осторожно, будто оно было хрустальное, и всем видом дала понять, что внимательно его слушает.
-Нам нужно обсудить брачный контракт. Мой адвокат сейчас его составляет. Конечно, подобные дела решаются до свадьбы, но у нас немного необычные обстоятельства… - запнулся на полуслове, увидев ее усмешку, - у тебя есть условия, которые ты бы хотела добавить в контракт?
Анна продолжала сидеть неестественно прямо и смотреть в никуда. Она, конечно, ожидала подобного, но все же на душе было муторно, противно. Даже тошнота подкатила к самому горлу. Она медленно встала и налила себе воды из графина в стакан, при этом мучительно размышляла, что же ей теперь делать со всем этим. Несколько глотков живительной прохлады вернули ясность мысли.
-Мне нужно видеть весь договор. Когда составите, привезете мне его домой. Прощайте.
И обогнув застывшего Владимира, вышла из комнаты. Беспрепятственно покинула дом, быстро нашла свою машину во дворе с ключами в зажигании и клатчем на переднем сидении. Охранники всей вахтой отсалютовали хрупкой блондинке в белом Пежо и выдохнули.

9.
Анна оказалась не похожа на женщин, которых Владимир Корф когда-либо знал.
Нет, он, конечно, встречал довольно много умных женщин, приходилось иметь с ними дела, многие были красивы, но ни одна из них не отказывала ему ни в чем. И, черт возьми, был уверен, что любая женщина мечтает выйти замуж за подобного ему! Богат, очень богат. Молод и не урод.
Для случайных, ни к чему не обязывающих связей по его желанию у него были любовницы. Красавицы модели, актрисы. И в каждой чувствовалась какая-то фальшь, каждая хотела от него выгоды: деньги, знакомства, продвижения по карьерной лестнице. Все они сливались в красивое месиво, мелькали и не запоминались. Ни одна даже не позволила проявить мужскую сущность завоевателя: все, как одна, отдавались сразу и безоговорочно. Многие сами искали знакомства с ним, иногда создавалось впечатление, что он знатная добыча для охотниц на богатых мужей. Смешила их уверенность в своей неотразимости, ради которой он должен был валяться у них в ногах, их уловки с мнимыми беременностями.
Но никогда в кругах, где ему приходилось вращаться, не сталкивался женщиной, подобной Анне. Она что-то пробуждала в нем, что-то давно забытое, домашнее. Что-то притягивало к ней, несмотря на ее холодность и полное игнорирование его неотразимой персоны, каким он привык себя считать.
Для него стало открытием, что, оказывается, существуют женщины, не желающие Владимира Корфа. Вообще никак. Хоть сколько ни тряси эту маленькую колючку, хоть весь мир брось к ее стройным ножкам, она не обратит на него внимания. А после того, что он провернул с ней – тем более.
Вот она, казалось бы, власть над ней – законный брак! Ан, нет, эфемерная радость - она теперь его вообще видеть не хочет. Он получил Анну Платонову, как и планировал, но лишь по документам. А ему почему-то хотелось ее целиком: подчинить, обладать, владеть. Завоевать, в конце концов! Хотелось бы видеть восхищение в холодных глазах, ну, или, если уж на то пошло, хотя бы приветливую улыбку при встрече. И этому был бы сейчас рад безмерно.
Да что происходит? Чего так раскис? На подвиги тянет…
Холдинг теперь его, остается подождать оглашения дарственной и развод, при котором он получит весь пакет акций в полное законное пользование. Отчего ж ему так плохо?!
Работа всегда приносила удовлетворение, уверенность в завтрашнем дне. Он привык добиваться своего и самого лучшего. Современный мир бизнеса не терпит сантиментов, а требует холодный расчетливый ум, быстрые решения и не всегда достойный моральный облик.
В начале, возглавив фирму отца, приходилось иметь дело с людьми, чей внутренний мир и поступки были далеки от совершенства, да, что там, просто с негодяями, которые ради денег, готовы были переступить через твой труп.
Сейчас многое изменилось в сфере бизнеса, деловой этикет, некое подобие правовой защищенности государства. Чиновники притихли, самоуправства не допускают, но люди по своей сути редко меняются. Он привык действовать жестко, но черту никогда не преступал.
Можно сказать спасибо отцу, за воспитанный с детства «нравственный стержень», как тот это называл. Некую грань, через которую он никогда не переступит.
Вот сейчас ему казалось, что он балансирует на этой грани. Черт. Муки совести, что ли? Он ничего не должен этой девчонке, это она ворвалась в его мир и перевернула все с ног на голову. Нужно признать хотя бы самому себе, что все немного не так. Он злится на отца, а мстит Анне. А ведь девушка ни в чем не виновата. Ее жизнь и так была не волшебной сказкой, видно, что малышка привыкла полагаться только на себя, и это вызывало в нем глубокое уважение. И в то же время, ее независимость его раздражала, вернее, нежелание Анны пойти ему навстречу. Редкое качество для женщины, которая понравилась Владимиру Корфу.

10.
-Наташа, привет. Мне нужна твоя помощь.
-Что случилось, Аня?
-Ничего смертельного. Не волнуйся. Скажи, у тебя есть знакомый толковый адвокат?
-Аня, не пугай меня. Скажи, зачем адвокат?
-Мне в работе над дипломом пригодилась бы помощь. Ну, так как?
-Есть. Мишкин друг, Сашка Романов. Он с Корфом работает. Звонить?
-Погоди. С каким Корфом?
-С тем самым неотразимым Владимиром Корфом. Он у нас в городе один такой. Они же с Мишкой учились все вместе, одна банда. Так звонить?
-Нет, Наташ, извини, что потревожила. Передумала я. Сама справлюсь.
-Странная ты какая-то. Анна? Приехать? У меня есть твое любимое шампанское!
-Да, Наташ, приезжай, буду рада.
Анна обреченно отбросила трубку на диван. Прошлась по комнате. «Господи, есть в этом городе человек, который не знает Корфа? Даже Миша… друг. Оказался вдруг! Что делать? Чернышевского перечитать? А вот пускай этот друг и объясняет другу, почему насильно заставил выйти замуж девушку друга. Вот так. Запутанно, но верно. А мне лишь останется ожидать реакции Миши.
Скорей бы Наташа приехала».
С Наташей Репниной, сестрой Миши, они познакомились еще в спецшколе. Правда Наташа училась только в выпускных классах, но это не помешало двум, казалось бы, разным по темпераменту девочкам накрепко сдружиться. В общежитии Наташу поселили в комнату к Анне, вместо гордячки Оли Калиновской, которая давно просилась поменяться с кем-нибудь местами и переехать «от скучной Аньки».
А скрепил их с Наташей союз случай. К Анне тогда проявлял интерес мальчик из старшего класса – Андрей Долгорукий. С ним было интересно, но Анна могла предложить только дружбу. Андрей с удовольствием принял такой поворот событий, потому что на горизонте замаячила Анина одноклассница – Наташа. Анна, словно купидон, помогала двум влюбленным. После окончания школы их дружная троица распалась: Андрей уехал учиться куда-то за границу, а Наташа поступила в ВУЗ другого города. Они часто созванивались.
А год назад Наташа рассказала, что открыла спа-салон в родном городе. Так Анна снова обрела подругу.
-Давай, рассказывай, что там у тебя.- Допрашивала Наташа, выкладывая из пакета шампанское, коробки с шоколадными трюфелями, кисти винограда и сыр Рокфор. – Все как ты любишь. Бокалы давай. Да, не стой истуканом, Аня!
Анна засуетилась. Стол преобразился.
Сидя напротив, Наталья гипнотизировала взглядом подругу.
-Да, ничего ужасного. Замуж вот вышла…
Наташа медленно осушила полный бокал шампанского.
-Так, все по порядку давай. Хочу услышать не только конец этой истории.
-Наташ, а это и есть начало и конец всей истории. Вчера меня пригласили на благотворительный вечер к губернатору. Об этом потом, - Анна предотвратила вопрос, готовый сорваться с Наташиных губ. - Оттуда меня насильно увез Корф, запер в своем особняке, а сегодня в обед поздравил с законным браком.
Наташа медленно встала и начала методично нарезать сыр, ломтиками, потом их же – соломкой, а ее, наконец, - кубиками. Анна наполнила ее бокал и поднесла подруге. Та снова осушила до дна.
-Не спрашивай, зачем и почему, я сама не знаю.
-Адвокат зачем?
-Корф составил брачный контракт, хотела услышать мнение специалиста. Ты ведь сама понимаешь, что он затеял это неспроста.
Наташа порезала весь сыр и оглянулась в поисках чего-нибудь не нарезанного.
-Подлец. – И устало присела на стул, поигрывая ножом.- Миша знает?
-Нет еще. Никто не знает. Вот думаю, говорить ли вообще кому, все равно скоро развод. Надеюсь…
-Ань, ты вообще как?
-Плохо, Наташ. Тошнит от этого всего.
Девушки молча выпили еще. И еще.
-На вечер меня пригласил Забалуев, помнишь, я тебе рассказывала, как он помог мне с поступлением. Там чинуша предложил мне замужество, но господин Корф его опередил.
-Господи! Да что происходит-то? Аня?
-Самой бы разобраться…
-Сашка наверняка все знает. Но будет молчать - адвокатская этика и все такое… - поморщилась Наташа. – Что дальше?
-А дальше – жду договор, изучаю. И продолжаю жить как жила.
-Ты Корфа раньше встречала?
-Вчера познакомились.
-Подлец.
-Наташ, ты повторяешься.
Девушки долго еще обсуждали случившееся. Уходя, Наташа попросила:
-Держи меня в курсе. Мишке сама обо всем скажешь.
-Спасибо тебе.

11.
Сашка Романов специально увязался с Корфом, хотелось лично, так сказать «в живую», посмотреть на девушку, перед встречей с которой признанный сердцеед начинал нервничать. Романов слишком давно и хорошо знал Владимира, что бы отличить за его внешним спокойствием и непроницаемым лицом бурю эмоций.
Вот и сейчас Корф стоял перед ее дверью и задумчиво вертел в руке дубликаты ключей Анны. Бросил на друга быстрый взгляд и нажал кнопку звонка. Даже курьер, державший охапку роз, резко переложил цветы в другую руку, почуяв нервозность ситуации.
В дверях появилась невысокая девушка в серых спортивных брюках и белоснежной футболке, лицо сначала казалось удивленным, но после застыло, увидев перед собой Корфа. Кивком головы пригласила делегацию в гостиную. Это была огромная комната, поделенная на зоны: в углу слева пристроилась кухня со встроенной техникой, узкий барный стол с высокими стульями. Чуть правее, у окна – небольшой обеденный стол с низким уютным торшером. По центру - огромный угловой диван и кресла нежного кофейного оттенка огибали низкий диванный стол. Справа полки с книгами, панель плазменного телевизора на стене, под которым - длинная тумба с ящиками. Влево от прихожей была дверь, очевидно, в спальню.
Курьер поспешил исчезнуть, вручив цветы хозяйке. Анна тут же заботливо переложила их в черный мусорный пакет и выставила у порога.
Теперь и Сашка напрягся. Решил предоставить все полномочия тому, кто заварил эту кашу и сейчас расхлебывает.
-Вы привезли договор? – наконец, прервала затянувшуюся паузу хозяйка.
-Да, вот он. – Корф протянул девушке флешку.
Анна устроилась с ноутбуком в кресле, внимательно изучая договор, но Владимир отвлек ее:
-Вы можете изучить его в течение дня, подготовить претензии или дополнительные условия. Анна…- запнулся, начавший было уверенно Владимир.
Девушка вопросительно посмотрела на него.
-Я понимаю, что ситуация немного необычная,- и достал из кармана пиджака бархатную коробочку, назначение которой угадать было не сложно,- вот, примите от меня подарок в честь знаменательного события… - голос совсем стал тихим.
Анна не двигалась, смотрела на него, не мигая.
-Это кольцо, - начал глупо пояснять Корф очевидное, доставая из коробочки драгоценность. – Наша регистрация прошла очень стремительно…
Тут Сашка не выдержал и громко фыркнул, как скаковая лошадь, но тут же замолчал, пригвождённый взглядом друга. Анна одобрительно посмотрела на Романова и спокойно ответила Владимиру:
-Я не приму его.
-Почему? – резко повысил голос Владимир и уже с деланным равнодушием добавил, - Оно ваше, делайте с ним, что хотите.
И поставил бархатное чудо с колечком перед ней на столик.
Анна взяла ее и, распахнув окно, не дрогнувшей рукой выкинула коробочку.
-Мне пора. – Тут же отозвался Сашка, вскакивая с дивана. Он вдоволь насмотрелся, ему нервы поберечь надо, у него жена беременная…
-Я провожу вас, - отозвалась хозяйка и прошла за Сашей в прихожую.
У дверей Романов замялся.
-Анна, простите…
-Вам не за что извиняться.
- Жаль, что мы познакомились при таких … странных обстоятельствах.
Анна примирительно протянула руку, и Романов тихонько пожал ее.
-Вы удивительная девушка. Я знаю, что скоро мы с вами станем коллегами по профессии, если нужна будет хоть какая-нибудь помощь, обращайтесь запросто, - и протянул визитку.
-Спасибо, Саша.
Романов просиял и исчез за дверью.

12.
Анна застала Корфа, внимательно разглядывающего висящую на стене репродукцию картины Дали «Завтрак», казалось, был очень увлечен.
-Никогда не понимал эту абстракцию. Странное представление о любви.
-Вы просто никогда не любили. – Отрезала Анна, усаживаясь в кресло.
-Ты же меня совсем не знаешь!
Девушка поморщилась.
-К делу. У вас есть еще, что мне сказать?
Владимир прошелся по комнате и сел, наконец, в кресло напротив нее.
-Я бы хотел, чтобы в дополнение к договору ты выполнила еще одну мою просьбу. Мне нужна видимость брака, но без твоего участия это не возможно. Мне нужно, чтобы ты хоть иногда сопровождала меня на мероприятия, ужины. Совсем скоро известие о нашем браке станет известно прессе, мне нужен только положительный пиар в этом случае, поэтому прошу тебя быть верной женой. Справишься?
-Не знаю, - честно ответила Анна, - у меня есть свои дела, которые я не собираюсь откладывать для ваших мероприятий. Я не собираюсь что-либо менять в своей жизни из-за ваших прихотей. И тем более мне не хотелось бы вашего вмешательства в мою личную жизнь.
-Я согласен, что тебе необходимо заниматься своими делами, я и не прошу многого. Обещаю не сильно напрягать тебя обязанностями жены, буду подстраиваться под твое расписание. А по поводу личной жизни… у тебя есть кто-то? – неприятная догадка резанула.
-Да. Пока есть. Но после моего внезапного замужества я в этом уже не уверена.
-Можешь сказать ему правду, во всем винить меня.
-Я думаю, что эту правду придется объяснять вам. Это Миша Репнин.
Корф устало откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Так паршиво он себя давно не чувствовал. Непонятно, что его больше расстроило: что Анна уже кому-то принадлежит, или что она не принадлежит ему. А тут еще Мишка, друг.
-Аня, он знает уже?
-Нет пока, ведь мне нечего ему рассказывать. Это вы затеяли все это и не говорите мне правды, для чего вся эта кутерьма с браком?
-Аня, - скривился Владимир,- давай на «ты», глупо, право слово, мне выкать…
-Я знаю вас три дня.
-Прошу тебя.
-Хорошо, без церемоний, тем более особого уважения я к тебе не испытываю.
-Я возьму Мишу на себя.
Анна поджала губы, но промолчала. После недолгой паузы, спросила:
-Я должна узнать причину твоего поведения, зачем все это было?
Владимир встал, обошел ее кресло и облокотился на спинку. Сказать правду сейчас? В принципе можно, он уже ничего не потеряет. Ничего, кроме Анны. Навсегда. А ему этого не хотелось. Скрывать все равно долго не получится, через три недели оглашение дарственной и вступление ее в законную силу. Что сказать ей?
-Я пока не могу тебе сказать, что меня толкнуло на этот поступок. Но дело сделано. Отступать поздно. Хоть я уже жалею, что поступил с тобой так. Если бы на твоем месте была бы другая…
Анна горько усмехнулась:
-И как мне это понимать?
-Ты мне нравишься, Анна…
-Я должна обрадоваться этому факту?
Владимир разозлился. На себя, за свою минутную слабость, за глупую сентиментальность, которая вдруг прорвала броню холодности и равнодушия. Он ужасно не любил слабости и незащищенности. Тщательно создавал образ железного человека, так легче, проще. А тут вдруг все рассыпалось прахом перед этой хрупкой девушкой, которой нет до тебя никакого дела. Винить в ее равнодушии можно только себя. Снова сев в кресло напротив, Владимир принялся пристально разглядывать девушку.
Анна внутренне поежилась от его взгляда, встала и прошла к кухонной зоне гостиной. Спустя время Владимир последовал за ней и уселся на барный стул. Наблюдая за ее размеренными движениями рук, заваривающих чай, стал лениво ощипывать кисть винограда из большого блюда с фруктами.
-Могу я узнать по поводу пункта в договоре, где говориться о совместно нажитом имуществе в браке. Мы что-то собираемся наживать? – Анна села напротив с белоснежной чашкой чая, такой же хрупкой, как и она сама.
«А малышка уловила самую суть! Поразительно!» - но вслух сказал:
-Это стандартный пункт брачного договора.
-Но у нас необычный брак. Что мы сможем нажить за месяц фиктивных отношений?
-Мало ли… это просто страховка. Я вот тут подумал, можно пока не сообщать прессе о моей женитьбе, просто дать информацию о том, что у меня появилась девушка. Взамен я прошу твоего согласия сопровождать меня некоторых мероприятиях и ужинах. Как тебе это?
-Согласна, если это не будет мешать моим планам. Нам с Мишей лишняя шумиха не нужна.
Корф нахмурился.
-Прекрасно. Тогда я требую: на время нашего брака у тебя не может быть никаких отношений с Репниным и тогда можно вообще ничего не сообщать прессе.
-Тогда мне нет необходимости сопровождать тебя.
-Нет. Этот пункт я оставлю. Для себя. Мне так хочется. Иначе не получишь развод.
Анна усмехнулась. Господин Корф хочет конфетку, и он ее получит. Как ребенок, ей Богу! Ни в чем не привык себе отказывать, не считаясь при этом с чувствами других людей.
-Зачем тебе это?
-Я тебе уже сказал: ты мне нравишься,- как можно безразличнее попытался сказать Владимир. – Что такого? Мне приятно видеть тебя рядом с собой. – Вдруг ухмыльнулся и заговорщически предложил, - Может, влюбишься в меня и бросишь Репнина?
Анна от такой наглости даже не нашлась сразу, что ему возразить, просто удивленно подняла свои тонкие бровки и распахнула широко глаза.
-Да ты, ты… - воздуха не хватало от возмущения, а приличные слова как назло вылетели из головы, остались только неприличные.
Мужчина ликовал: наконец, хоть какие-то эмоции в его сторону! Пусть негативные, но все же – для него! Подался вперед всем телом и продолжил:
-А что? Чем я плох? Узнаешь меня получше, поймешь, что я вполне умею быть обходительным.
Анна не выдержала и засмеялась.
-Господи, неужели я произвожу впечатление глупой девицы? Или ты настолько глуп, потому что считаешь, что я после всего, что ты проделал, я захочу лишний раз видеть тебя, а тем более общаться!?
Корф резко вскочил со стула и вплотную подошел к девушке. Она спокойно допила глотком остатки чая и задержала чашку у лица, выдерживая его тяжелый взгляд. Он было собрался что-то сказать, но резко вырвал мешавшуюся чашку из ее рук и поставил на стол. Фарфор тут же треснул и раскололся от резкого движения. Весь пыл Владимира куда-то улетучился, и он виновато посмотрел на хозяйку чашки.
-Это моя любимая чашка… - грустно констатировала смерть любимицы Анна.
-Прости, я не хотел, - стал оправдываться Владимир, - я куплю тебе новую, еще лучше.
Анна улыбнулась, беззлобно рассматривая растерянность Корфа и успокоила:
-Не стоит, это из сервиза, у меня еще есть такие же.
Он вздохнул и снова сел напротив.
-Так ты принимаешь такие условия? Они в контракте не будут оговариваться, под честное слово, так сказать.
-Да, принимаю. Контракт подпишу.
Владимир довольно улыбнулся.
-Это мой номер телефона, - быстро набрал ее с мобильного и дождался ответа ее телефона, - звони, если что в любое время суток. Мне пора.
И буднично потянулся к ней с поцелуем через узкий барный стол.
Анна отодвинулась.
-В щечку… - нагло уточнил он.
Девушка отрицательно махнула головой. Владимир снова стремительно обогнул стол и приблизился:
-Сам возьму… - быстро чмокнул ее в щеку и вышел.

13.

Собрались друзья у Мишки Репнина. К Корфу ехать далековато, на окраину города, а Романов – семейный человек. А они хотели посидеть по-мужски, как в старые добрые времена.
Коньяк разлит, мясная закуска из ресторана расположена на столе. Первый тост поднял Романов:
-За Володьку! Мишка, он женился! – с места в карьер бросился Сашка.
Миша неприлично удивился:
-Да ну?!
Корф уничтожил взглядом Сашку, но молча выпил. Миша не унимался:
-Володя, даже обидно. Почему я узнаю последним? Кто она?
Корф почувствовал легкую грусть. Они все еще слишком трезвые для неприятных разговоров. Но вдруг выход нашелся.
-Да, что там я. Вот Сашка у нас скоро станет отцом.- Наполнил стаканы Владимир.
Миша переключился на Романова. Тот сел на своего любимого конька – беременность Маши.
«Все, если его не останавливать, можно часа три спокойно пить. Сейчас мы выслушаем подробную лекцию о первом триместре… О, уже второй! Интересно, я еще об этом не слушал. За это надо выпить! Когда у меня жена будет беременная… Так, стоп!» – Владимир молча выпил сам и снова налил себе и друзьям. – «О чем это я? В принципе же это когда-нибудь случится, так вот: о беременности жены я буду осведомлен лучше нее, спасибо Романову».
Когда уже была достигнута определенная кондиция, и воспитание Миши уснуло крепким сном, а Сашка уже начал повторятся, втолковывая о том, что тошнота по утрам уже прошла, Репнин снова обратился к Корфу:
-Так ты женился?
-Да, – неохотно ответил тот. – Но брак по расчету.
Сашка хотел было вставить свои пять копеек в диалог друзей, но суджук никак не хотел быстро прожеваться и рот оказался занят на радость Корфу, который услужливо подставил блюдо с колбаской ближе к другу.
Мишка протяжно вздохнул.
«Вот оно! Ага, сейчас наш Мишель начнет рассказывать. Послушаем, что он скажет об Анне»- подумал Владимир, пережёвывая лимон.
-А я вот, знаете ли, встретил недавно девушку, - Мишка махнул ветчиной в воздухе, - которая перевернула мою жизнь!
Сашка поинтересовался:
-А что за девушка? Это ты ее от нас прятал, партизан!
-Нет, та… ее Аня зовут… - мечтательно начал Репнин,- так вот эта – совсем другая!
«Черт, не надо было ему столько наливать! О чем это он? Есть еще одна?» - шевелил извилинами Корф.
-Не понял… у тебя их две? – хохотнул Сашка. – Это больше на Володьку похоже! Мишка колись!
-Так я вам и объясняю: сначала была Аня, ну, она и есть, как бы…- очертил стаканом круг в воздухе. - А недавно я влюбился, понимаете, по-настоящему!
Владимир активизировался:
-За это надо выпить!
-Ура!
-Нет, погодите… - Миша не договорил, и стаканы опустились. – С Аней неудобно как-то… но она, как лед, ей Богу! Вот я ей звоню, а она даже не перезвонит никогда! Или я затянул с ухаживаниями?
-Нет, нет, что ты,- кинулся уговаривать Корф, поглядывая на задремавшего Сашку со стаканом, - все правильно, не судьба просто. А кто другая?
-Лиза Долгорукая, ты же ее знаешь, ураган в юбке! Обожаю ее, - грустно заключил Репнин.
-Миш, ты чего? Слушай сердце.
-А как же Анна?
-Ты с ней говорил уже?
-Нет, совесть мучает, что я с ней так поступлю.
-Лучше все рассказать и спокойно строить отношения с Лизой.
-Ты прав, Володя. Завтра позвоню ей…
-Кому? – заволновался уже плохо соображающий Корф.
-Анне… расстанемся. А потом Лизе и сделаю ей предложение! – и стукнулся стаканом о стакан довольного Владимира.
Сашка на звук стаканов проснулся и осушил коньяк.

14.
Анна вскочила с постели. Нет, ей не послышалось, в дверь действительно звонили. Бросив взгляд на часы, нахмурилась. Почему-то она уже поняла, кто там, за дверью.
-Аааааанечка… а это я!
Поддерживая нетрезвого Владимира за руку, в прихожую вошел охранник.
-Извините, Анна. Владимир Иванович приказал к вам.
-Никита, свободен.- Он уже пристроился на низкой скамеечке в прихожей и сам умудрился снять пижонские туфли.
Охранник шепнул девушке:
-Не бойтесь, он не буйный. Если что, звоните,- и положил на столик визитку.
-Спасибо, Никита. – Устало сказала Анна, закрывая за охранником дверь.
Владимира она нашла в ванной, уже без пиджака и в почти снятой рубашке, которая болталась на поясе. Он сосредоточенно мыл руки с мылом. Тщательно, как хирург перед операцией.
-Чем обязана? – с насмешкой поинтересовалась девушка.
Он посмотрел на нее мутным взглядом и вздохнул:
-Соскучился, - и, фыркая, начал умываться.
Анна протянула ему полотенце. Тот благодарно буркнул и, пошатываясь, стал вытираться. Из полотенца раздалось покаянное:
-Аня, я подлец…
-Ценное замечание! – подавила смешок девушка и вышла.
Пока Анна готовила раствор с таблеткой Алка-Зельтцера, Владимир исчез из ванной. Она прошлась по квартире, гадая, где затих нетрезвый Корф.
Нашла его в своей постели, он сумел все-таки снять рубашку, но силы, видимо его покинули, пока снимал носки. Он так и завалился в брюках, уткнувшись лицом в подушку.
-Эээй, алкоголик? Ты что собираешься здесь ночевать? – осторожно поинтересовалась Анна.
Из подушки донеслось глухое согласие. Анна совсем растерялась:
-А как же я?
Владимир пошевелился, и приподнял голову:
-Иди ко мне… - и плотоядно улыбнулся.
-Да что б тебя… - и в отчаянии топнула ногой.
Отобрала одну подушку и оправилась на диван.
Проснулся Владимир довольно рано, сначала огляделся, не понимая где уснул, но узнав местность, растянулся в довольной улыбке. Голова сразу загудела, омрачая радость. Покрутился в постели и зачем-то взял с тумбочки толстенную книгу, которую, видимо, читала Анна: «Хождение по мукам» Ох, как точно! Прямо в тему. Открыл книгу наугад и усмехнулся, прочитав заголовок «Хмурое утро». С трудом поднявшись, кряхтя и вздыхая, вышел в гостиную.
Анна, свежая и бодрая, уже активно что-то печатала на ноутбуке. Подняла на него глаза и заулыбалась, но не приветливо, нет, Владимиру показалось – злорадно.
-С добрым утром, Владимир Иванович!
-Угу.
-Помнишь, где ванная?
Он поплелся в душ, просматривая в телефоне пропущенные звонки, и набрал Никиту:
-Никита, привези мне вещи, да и побриться. Да, к Анне.
Пока он принимал душ, Анна тихо вошла и положила свежие полотенца, не удержалась и бросила быстрый взгляд в мутное стекло душевой кабины.
-Подглядываешь? – как гром среди ясного неба прозвучал насмешливый голос сквозь шум воды.
Анна чуть не подпрыгнула от неожиданности.
-Я полотенце принесла. – Прозвучало довольно спокойно, как ей показалось, и выскочила из ванной комнаты.
Когда он освеженный, но в одних брюках вошел в гостиную, Анна снова с непроницаемым лицом сидела перед ноутбуком. Не отрывая глаз от экрана, махнула рукой на стол:
-Там лекарство, если хочешь.
Владимир залпом осушил стакан. По-хозяйски распахнул холодильник.
-У тебя же есть нечего, - грустно констатировал он, разглядывая бутылочки с питьевым йогуртом, замороженные овощи в пакетах, одинокий лимон.
Анна в это время засобиралась, бросая телефон и ключи в сумочку, прихватывая какие-то папки.
-Я редко готовлю. Времени нет. – Спокойно ответила девушка, выходя в прихожую.
-А ты куда?- поинтересовался Владимир, делая большой глоток йогурта и следуя за ней по пятам.
-А тебе нужно это знать?
-Да, мне интересно.
-В университет. У меня консультация с руководителем диплома.- Застегивая туфельки, быстро проговорила девушка.
У дверей он схватил ее за талию и легонько притянул к себе, снова целуя в нежную щечку, и тут же отпустил растерявшуюся Анну.
-Пожалуйста, отвечай мне, когда я буду звонить, - услышала девушка уже на пороге.

15.
Анна осторожно отложила телефон и провела ладонью по щекам. С удивлением увидев влагу, подумала: «Я что, плачу?»
Голос не дрожал, когда она уверяла Мишу, что все правильно, да, им хорошо было вместе, но чего-то не хватало, и заверила его в вечной дружбе. Сколько у нее уже таких друзей?
Миша… думалось, что, наконец, она нашла мужчину, с которым можно связать свою жизнь, добрый, деликатный… не то, что ЭТОТ! Странно, но сейчас ей вспомнились подзабытые слова Ольги Калиновской, которая ее утешала после первого неудавшегося школьного романа:
-Ты очень-очень красивая, Анька, но холодная какая-то! Мужики таких не любят, только дружат. Тебе нужно такого парня, чтобы он тебя растормошил, понаглей, чтобы сам научил тебя любить. Этот Сережка – рохля, не твое!
Анна горько усмехнулась. А где ее? Миша был достаточно настойчив… что опять не так? Что в ней не так?
«Опять слезы? Как же я давно не плакала!» - и с упоением уткнулась носиком в диванную подушку и разрыдалась.
Оторвала голову от подушки, когда уже комната погружалась во мрак вечера. Оказывается, задремала.
Кто-то звонил в дверь. Видеть никого не хотелось. Ну их всех. Но после паузы дверь открыли ключами. О, Господи! Только его не хватало.
Владимир ворвался в гостиную и замер, разглядывая в сумраке силуэт девушки на диване.
-Ты плачешь? Аня?
Анна выпрямилась и промолчала.
Корф прошел к торшеру, гостиная осветилась мягким светом. Он несмело подошел к девушке.
-Что случилось, Аня? Тебя кто-то обидел?
-Уйди, пожалуйста. – Устало проговорила она и поднялась, чтобы уйти.
-Не уйду. – И обхватив ее за плечи, мягко усадил ее ватное тело обратно на диван.
Сам присел перед ней, разглядывая ее покрасневший носик.
-Скажи, что случилось?
-Что случилось? Это ты меня спрашиваешь? – голос начал возмущенно подрагивать.- Ты… ты ворвался мою жизнь, все перевернул, ходишь тут как хозяин! И у тебя хватает наглости спрашивать меня, что случилось?
-Так это из-за меня ты плакала?
-Много чести…
-А что тогда?
-С тобой не хочу это обсуждать.
-Хорошо, - примирительно сказал мужчина, разглядывая профиль ее лица, - не будем.
-Уходи…
-Нет.
-Ты, ты, – огромные глаза засверкали от возмущения, - ты такой… - и затихла, подбирая слова.
-Какой?
-Наглый, самоуверенный и … вообще невыносимый! – выпалила Анна ему в лицо.
-А я себе нравлюсь и таким. – С мягкой улыбкой ответил ей оппонент, любуясь ее минутной вспышкой гнева.
Анна криво улыбнулась и шмыгнула носом.
-А знаешь что… поедем куда-нибудь, поужинаем. А то у тебя холодильник пустой, а я есть хочу, - мягко уговаривал Владимир.
Анна в ответ лишь отрицательно качнула головой.
-Аня… развеешься.- Все еще просительно увещевал Владимир.
-Не хочу.
-Почему?
-Потому что с тобой.
Корф резко встал. Мягкая улыбка сползла с лица, глаза потемнели. Он схватил и поднял девушку под руки, как пушинку, и, глядя в ее испуганные глаза, легонько встряхнул. И сам испугался. Аккуратно вернул ее на диван, и резко развернувшись, прошелся по гостиной.
Подошел к ней с готовыми сорваться с губ словами, но развернулся и вышел. В прихожей хлопнула дверь. Анна вздрогнула, как от удара. Вот он, наконец, ушел, как она хотела, но почему же сейчас она почувствовала жуткое одиночество?
Девушка вновь зашмыгала носиком и уткнулась в диванную подушку.

16.
-Аня, ты дома? Я приехать хочу.
-Буду дома через час. Наташ, я в пробке стою на Садовой.
-Жди, я буду.
Анна перестроилась. Вот уже четвертый день от Корфа не слуху, ни духу. Не звонил. Но цветы регулярно присылает охапками. Разные. Но участь их постигает одинаковая – мусорка. Его упрямство все так же раздражает.
Подписанный договор она передала через Сашу Романова, который все так же был с ней мил и предлагал дружескую помощь. Позабавило, как он с гордостью рассказывает о беременности жены. Так трогательно!
Но с тайной, которой покрыт брак с Корфом, не продвинулась ни на йоту. Она продолжает жить как прежде, с той только разницей, что Миша больше не звонит. Диплом продвигается, руководитель доволен, тому, как она с головой окунулась в учебу, в гимназии готовятся к последнему звонку, выпускным экзаменам.
Нельзя сказать, что Анна не думала о Корфе. Теперь о нем напоминали не только выброшенные цветы, но и оставленные в ванной бритвенные принадлежности, теплые скупые слова поддержки, ощущение сильных рук, пытающихся вытряхнуть из нее упрямство. Сердце уже рвалось к нему, но разум доминировал, подсказывая, что от этого человека лучше держаться подальше, услужливо напоминал, при каких обстоятельствах они познакомились и что из этого вышло. Какую игру ведет он? Какая выгода от их брака? Как узнать?
Уже на парковке увидела подъехавший Лексус Наташи. Подруга хмурилась. Увидев Анну, тут же бросилась к ней и крепко обняла.
-Ну, все, все, Наташ. Пойдем в дом, люди смотрят…
Девушки расположились за столом, Анна разливала чай и размещала коробки с конфетами и крошечными печеньями.
-Ты знаешь, Ань, никогда Мишке не прощу тебя…
-Зря ты так. Может оно к лучшему. Миша сейчас как?
-Мишка жениться собрался!
-Вот как… Он же не узнал о моем фиктивном браке? Просто Корф пообещал с ним поговорить.
-Нет, Миша ничего не знает. А что у тебя с Корфом?
-Все без изменений, никакой ясности. Контракт я подписала, вот все жду какого-то подвоха. Но пока – ничего.
-Странно это все. А может попытаться узнать у Забалуева, ведь он тоже хотел на тебе жениться. Корф его опередил, значит, Забалуев на него зол, может в отместку проговорится. Как думаешь?
-А это хорошая мысль! Можно попробовать. Уж не знаю, кто их них опаснее для меня. Забалуев скользкий тип, я не пошла ему навстречу, он может мстить.
-Хочешь, поедем вместе? Так безопаснее.
-Спасибо, Наташа. Очень хочу. Созвонимся, как соберусь и договорюсь о встрече.
Наташа замолчала, но видно было, что ее еще что-то беспокоит, и она не решается сказать.
-Ну, что там у тебя еще? – подтолкнула собеседницу Анна.
-Миша… он устраивает вечеринку в честь своей помолвки. В субботу. Просил тебя пригласить. Пойдешь? Я пойму, если не пойдешь.
Анна вздохнула.
-Пойду. К чему скрываться? Пожелаю ему счастья с другой. А кстати, кто другая-то?
-Лиза Долгорукая. Знаешь ее?
-Нет. Она с Андреем родственники?
-Родные брат и сестра. Она милая девушка. Ань, точно пойдешь?
-Ты же будешь рядом?
-Ну… - протянула загадочно Наташа и улыбнулась.
-Что? Наташ!
-Буду рядом, но надеюсь не с тобой! – И довольно рассмеялась, рассматривая озадаченное личико подруги. Пояснила,- Андрей приехал и будет на вечеринке. Он звонил мне еще из аэропорта, как только прилетел.
-Это же прекрасно! Рада за вас.
-Знаешь, что? Приезжай-ка в субботу, прямо с утра ко мне в салон, я тебя там расслаблю хорошенько, оттуда и поедем вместе в ресторан. Захвати с собой платье.
-Договорились.

17.
Владимир отложил телефон, так и не нажав кнопку вызова на имени Анна. Еще вчера, вернувшись из командировки, хотел поехать к ней. Раздражение на самого себя и сложившуюся ситуацию копилось и изредка вырывалось на подчиненных. Романов стойко выдерживал вспышки недовольства друга, остальные уже привыкли к хмурому шефу.
А тут еще счастливый Репнин со своей вечеринкой… Пригласительный на двоих – супругов Корф! Черт!
Да что ж такое-то!? Чего растерялся? Обычная девушка, даже жена! Нет, все не так: и девушка необычная и не жена в нормальном смысле этого понятия. Ведь и не позвонит даже! А он ведь волнуется, места себе не находит. Хочется знать о ней все: что ест, как спит, во что одета, о чем думает эта упрямая девчонка. Останавливает лишь одно: то, как он поступил с девушкой, навязанный силой брак, контракт и его условия. А точнее то, что он получит при разводе с Анной. Контрольный пакет акций его Холдинга. По сути ее Холдинга. Радоваться бы надо, а вот радости не ощущается с момента последней встречи с Анной.
Можно подумать, что возможно изменить в сложившейся ситуации? Если одобрить развод сейчас, то акции он теряет, не уверен, что Анна согласится их продать, а еще больше, что продать ему. Этого он уж точно не переживет! Пусть все остается как есть. Пока. Что с Анной… она по-прежнему ему не доверяет, и не подпускает близко. Откровенно поговорить? Поймет ли она, простит ли?
Одно вдохновляет, Мишка женится, а это значит - Анна сейчас свободна. Интересно, как она переживает разрыв с Репниным?... «Господи.. вот почему она плакала тогда! Она узнала! А мне не сказала ничего… почему? Боялась?» - в голове загудело от навязчивой надежды на призрачное потепление в отношениях с Анной.

18.
Наташа решила, что если уж не может до конца излечить грусть Анны, то хотя бы реабилитировать тело. Девушки прошли сеансы массажей, расслабляющих ванн, косметические процедуры. К вечеру, перекусив в кафе тут же, в салоне, отправились к стилистам.
К моменту выхода в зеркале на Анну смотрела довольно бодрая девушка в черном платье в пол, отделанным серебристой тканью на широком поясе, скромном декольте. Анна не любила слишком откровенные наряды, кричащие и сексуальные, поэтому на чуть расклешенном к низу платье не было выреза. Серебристые босоножки и клатч завершали образ. Парикмахер, увидев шикарную копну волос было размахнулся накручивать сложную прическу, но Наташа, хорошо знавшая вкусы подруги, выбрала для нее пушистую замысловато заплетенную косу, которая элегантно легла на плечико красавицы.
Сама Наташа облачилась в корсетное платье малахитового цвета со струящейся легкой юбкой. Каштановые волосы собрала в высокую волнистую прическу.
Усевшись в машину Анны, девушки расслабленно переговаривались:
-Там зал большой, в центре у окна будет стоять стол для помолвленных и их родителей, а по бокам будут столики на четверых. Аня, я не знаю, куда тебя посадил Мишка, но сядешь с нами за столик.
-С кем с вами? – спросила Анна, следя за дорогой.
-С Андреем и мною, - нетерпеливо пояснила Наташа, - смотри… вот, гад, подрезал!
На дороге из серебристой Тойоты посигналили, и водитель с пассажиром приветливо помахали. Сначала обогнали девушек, потом пристроились рядом.
-Развлекаются парни.
Парни не унимались. Прижались сбоку и в открытое окно пытались познакомиться. Анна отмахнулась, покачав головой, Наташка забавлялась во всю: кривляла им рожицы, хохотала их шуткам. Ребята культурно навязывали знакомство, не хамили, были вполне симпатичными. На повороте у светофора они взмолились, увидев, что девушки сворачивают и им больше не по пути. Наташа с сожалением пожала плечиками и помахала расстроенным мужчинам.
Дорожное приключение немного отвлекло Анну от мыслей о предстоящей встречи с Мишей. Она увидит его впервые после их разрыва. Для девушки это будет своеобразное испытание: что она почувствует, увидев его, будет ли это больно, или же все, что случилось, не было ошибкой?
Девушки по всем правилам, конечно же, опоздали. На парковке их задержал охранник, извиняясь, просил переставить машину в другое место. Он поблагодарил за отзывчивость и проводил девушек к ресторану. Гости в зале еще не садились за столики, а стояли группками, беседовали.
К вошедшим девушкам тут же подошли Миша и Лиза, он поцеловал сестру и улыбнулся Анне, представил невесту. Лиза как-то с особым интересом, но довольно дружественно разглядывала Анну. «Неужели ей известно о нас с Мишей? Тогда почему не ревнует, а очень даже наоборот?» Миша и Лиза, извинившись, отошли встречать остальных опоздавших.
Наташа шепнула, что пойдет и переставит таблички с именами на столиках, чтобы не запутать остальных гостей и ускользнула.
-Аня, здравствуй! Как же я рад тебя видеть!
-Андрей! – Девушка бросилась в раскрытые объятия старого друга.- Я тоже рада тебе!
-Ты стала еще красивей! Анечка! Ты уже познакомилась с моей сестрой?
-Да, Миша нас представил.
-Аня, мне нужно будет с тобой очень серьезно поговорить, только не сейчас, может позже? Это очень серьезная новость для тебя, да и для нас, Долгоруких.
-Что случилось? Что-то плохое?
-Нет, что ты, наоборот! Очень хорошее, не волнуйся. Отдыхай. Мы обязательно поговорим, а сейчас, извини, но мне бы найти одну ускользающую красавицу…
Андрей снова приобнял Анну и поцеловал в щеку. Она шутливо толкнула его в сторону показавшейся Натальи, и Андрей с благодарной улыбкой растворился в возрастающей толпе гостей.
Вдруг Анна почувствовала за спиной чье-то присутствие: чего-то высокого и до боли знакомо пахнущего одеколоном. Слишком близко, чтобы ошибиться. У самого ушка девушки раздался тихий голос:
-Моя супруга тоже здесь? Удивительно. Благословляешь союз Миши?
Анна медленно развернулась к Владимиру лицом:
-Я не сержусь на Мишу и желаю ему счастья.
-Как благородно.
-Это большое счастье найти в нашем огромном мире свою половину. Я рада за них. А ты чего такой мрачный, завидуешь?
-А чего мне завидовать?
-Не всем же везет жениться по любви.
Владимир шумно выдохнул и, обойдя Анну, снова стал за ее спиной, шепнув на ухо:
-Я вполне доволен выбором жены, Анечка.
И чуть отодвинулся, вполне довольный собой. Хорошее настроение, исчезнувшее за последние дни, вернулось. Анна здесь, рядом. «Маленькая колючка!» -счастливо улыбнулся он своим мыслям.
Гости стали рассаживаться за столики. Анне уже помахала рукой Наташа, приглашая за столик. Увидев это, Владимир грубо смял картонку с вензелями «Супруги Корф», понимая, что Анна предпочла общество друзей. Андрея он знал лично, с сестрой Миши был поверхностно знаком. Но выход тут же нашелся. За их столом было одно свободное место. Недолго думая, он направился к ним, пожав руку Андрею и поздоровавшись с Наташей, он уселся рядом с Анной и уверенно заявил удивленной Репниной:
-Мы вместе. – И поцеловал руку застывшей Анне.
Андрей лишь ухмыльнулся, но промолчал, одобряя такой расклад.
Началась официальная часть вечеринки.

19.
Когда по залу разлилась медленная мелодия, зовущая пары потанцевать, Анна осталась за столиком одна. Владимир отошел намного раньше, увидев Романова, который заехал ненадолго поздравить друга с помолвкой. Наташа и Андрей ушли танцевать.
Анна обдумывала сегодняшнюю встречу с Мишей и пришла к выводу, что все не так страшно, как ей казалось: боли не было, неприятного осадка тоже. Еще один друг.
Разглядывая танцующие пары, она вдруг встретилась взглядом с Корфом, который танцевал с какой-то девушкой. Не отрывая глаз от Анны, он нежно провел рукой по обнаженной спинке партнерши, наклонился и легко поцеловал ее в шею. Девушка прильнула к Владимиру ближе, а он не сводил глаз с той, что сидела напротив.
Анна выдержала его взгляд с бесстрастным лицом, отсалютовала ему бокалом с шампанским и сделала глоток.
Шампанское не помогло, ком в горле не исчез. Как только он отвел глаза, мягко поворачивая партнершу в танце, Анна вышла из зала.
Когда Владимир вернулся к столику, он понял, что Анна куда-то пропала. Поискал ее глазами среди гостей. Не нашел. И бравое настроение пропало. Идиот.
Хотел заставить ее поревновать… Чего добился? Анна равнодушна к нему, к чему ей ревновать? Дважды идиот.
Если бы только он знал, как он был неправ! Анна, сидя в машине, бесилась и не узнавала себя. Какое-то незнакомое ей чувство душило и разъедало душевный покой. «Господи, да что происходит? Ну, потанцевал несносный Корф с девушкой, поцеловал ее… Ну и что с того? Отчего же так неприятно?! Наверно, оттого, что спектакль был разыгран лично для меня!» Девушка мысленно одернула себя. «Все, хватит. Нужно взять себя в руки! Соберись, Аня, ты же сильная!» - кричал разум. Сердце тихо постанывало.

20.
Воскресное утро Анна решила провести дома, а там видно будет. Фактор «Корф» еще никто не отменял. Позвонил Андрей, хотел приехать, поговорить. Они так и не обсудили на вечеринке его хорошую новость, ведь Анна внезапно уехала.
Владимир, по-хозяйски гремя ключами, направился в гостиную. Из кухонной зоны доносились звуки музыки и тихое шлепанье босых ножек в такт джазовой мелодии Армстронга.
Анна ловко ловила шумовкой из кастрюльки вареники с вишней и складывала их в большое блюдо. Бросила на Владимира быстрый взгляд. Явился! На запах что ли? Грустный какой-то… Молча переложила несколько вареников в тарелочку, присыпала сахарной пудрой, сдобрила ложкой сметаны.
Владимир помялся у арочного входа и прошел к столу. Анна, не проронив ни слова, уселась напротив и прямо руками начала аппетитно уминать вареник. Сок вишни слегка испачкал тонкие пальчики, и девушка быстро слизнула сироп. Владимир сглотнул и тихо попросил:
-А мне можно?
Она, жуя вареник, указала испачканным пальчиком на оставшиеся вареники. Тот взял целое блюдо, поискал сахар, присыпал и тоже сел за стол рядышком, обмакивая свои вареники в сметане с тарелки Анны. С таким аппетитом он уже давно не ел, вспомнилась стряпня домработницы Варвары из далекого детства.
Вареники исчезали один за другим. Оба жевали и переглядывались. «Вполне мирно сидим» - грустно отметил про себя Владимир и вздохнул. Анна уже пила ароматный чай из очередной фарфоровой чашки. «Интересно, а сколько чашек у нее в сервизе?» - почему-то подумалось ему. «А, какая разница, ее этим все равно не прошибешь, - мысленно отмахнулся Корф, - хоть все чашки перебей!» Анна за последнее время вымотала его, малышка с железными нервами и упрямым характером. И ведь никак не найдет подход к ней.
-Аня.
Анна подняла глаза от чашки и вопросительно взглянула на него.
-Чаю можно?
-Можно. – Поднялась, наливая чай и подавая ему ароматный напиток, пересела напротив. – Что-то еще? – спустя время вполне буднично поинтересовалась девушка.
-Угу. – Ответил Владимир, довольный, что Анна, наконец, с ним заговорила.
Допил чай одним глотком и подошел к ее стулу. Наклонился и потянулся поцеловать:
-Спасибо, все было очень вкусно!
Анна уже не отстранилась и сама подставила щеку, зная его привычку. Все равно не отвертишься. Он с удовольствием это отметил, чмокнул, но не отступил, а наклонился ниже и прикоснулся к губам. Ее губы дрогнули.
Она что, ему ответила?!
-Аня… - судорожно выдохнул он и снова осторожно прильнул к губам девушки, захватывая рукой ее затылок.
Ответила… Боже…
Звонок в дверь прогремел как гром среди ясного неба, и Анна резко отстранилась, уперев ладошку в его грудь.
-Да ну, их всех к черту! – мягко уговаривал Владимир, глядя ей в глаза и поглаживая пальцами ее щеку.
Анна мотнула головой, поднялась.
-Это Андрей, мы договаривались. – И ушла открывать дверь.
Андрей прошел в гостиную и с удивлением уставился на Корфа, который гремел какой-то посудой у стола.
-Привет, - пожал руку Владимиру и обратился к Анне, - извини, не знал, что у тебя гости.
-Это не гость,- обреченно махнула на Корфа рукой девушка, - это муж.
-Какой муж?- не понял Андрей.
-Законный,- буркнул Владимир и уселся рядом с Анной на диван.
Анна поспешила объяснить:
-Об этом потом, Андрей, это долгая история. Если в двух словах, то фиктивный брак.
-Таааак, понятно, что ничего не понятно. Но раз тут все по-семейному… Ну хорошо, я не за этим сюда пришел. Аня, понимаешь, в чем дело, - Андрей улыбнулся и поправил очки, - ты моя сестра.
В образовавшейся тишине было слышно, как тикал Ролекс Корфа.
-Как это возможно, - удивленно прервала молчание Анна.- Этого не может быть!
-Я понимаю твое удивление, Аня. Мы и сами долго пребывали в шоке. Это все Лиза. Она переворачивает весь дом, готовясь к свадьбе. Так вот. В бумагах отца мы нашли дневник и документы, из которых поняли, что у отца когда-то давно была любовница, твоя мать. Ее же Марфа звали?
Девушка качнула головой.
-В редких записях дневника говорилось о Марфе и дочери, Анне. Потом документы, о том, что отец разыскивал вас, папка от частного детектива. Видимо, твоя мать порвала с ним отношения и скрывалась. После копия свидетельства о смерти твоей матери. Тебя тогда определили в нашу закрытую школу. Ты никогда не задавала вопрос, почему ты, сирота, попала в элитную спецшколу? Так вот. Отцу кто-то помогал, тайно опекая тебя. Сам он не хотел афишировать свое участие в твоей судьбе. Перед смертью, отец удочерил тебя, но не успел тебе сообщить. Нам тоже ничего не рассказывал. А может, не хотел расстраивать маму, она уже тогда сильно болела. Так что Аня, ты наша сестра по отцу!
Анна во все глаза рассматривала Андрея, как будто видела его впервые. Даже забыла про Владимира, у которого от напряжения застыло лицо.
-Аня? Что скажешь?...- Андрей присел к ней рядом и взял за руки. – Мы с Лизой и Соней очень рады, что у нас теперь появилась сестричка, - мягко уговаривал он, поглаживая Анну по волосам, - такая красивая, умная и уже совсем взрослая.
Анна судорожно всхлипнула и наклонила голову на плечо Андрею. Владимир отправился за стаканом с водой для Анны.
-Ну что ты, Анечка. Не плачь… Все хорошо. У тебя теперь есть семья.
Анна подняла влажные глаза на Андрея и благодарно улыбнулась.
-Я рада, правда. Рада, что так все получилось. – И вдруг рассмеялась, - а помнишь, в девятом классе ты в меня влюбился?
Андрей тоже заулыбался.
-Помню, наверно, гены. Ничего не поделаешь!
Подошел Корф и протянул воду девушке. Она отпила глоток.
-Спасибо. – И протянула ему стакан.
Он большими глотками допил воду. В голове метались тревожные мысли. «Значит, Долгорукие узнали об Анне раньше, чем была оглашена дарственная моего отца. Что же еще им известно? Черт, как не вовремя, только-только у нас стали налаживаться отношения!» Он бросил взгляд на Андрея и Анну, они о чем-то говорили, прислушался, а, школьные годы вспоминают.
Прошелся по гостиной и вышел, никем не замеченный. С этим мужчиной он мог оставить ее с легким сердцем.

21.
Наследующий день Владимиру потребовалось ненадолго уехать. Позвонил жене, как примерный семьянин, и предупредил Анну. Упрямица соизволила даже поговорить с ним и пожелать счастливого пути!
Как только вернулся, прямо из аэропорта поехал к Анне. В машине вспоминал разговор с Романовым. Тот уверил, что Андрей никак не мог узнать о дарственной, эта информация оставалась секретной до официального оглашения. А значит, у него есть еще время подумать, как выпутаться из этой ситуации, так, чтобы не потерять Анну. Честно признался себе, что его сейчас более волнуют отношения со своей маленькой колючкой, чем эти чертовы акции.
Но доехать так и не удалось. Позвонил Сашка и требовал его присутствие в переговорах. Намечалась крупная сделка, очень выгодная. Скрипя зубами, приказал Никите поворачивать с офис.
Через пару часов он уже открывал своими ключами дверь квартиры Анны. Девушка была дома, обложила стол раскрытыми книгами и что-то увлеченно печатала. Как же он соскучился! Даже ее неизменный пучок на голове его сейчас не раздражал.
Подошел ближе и заулыбался, когда Анна привычно подставила ему щеку для поцелуя. Приручается.
-Как съездил?
-Спасибо, нормально. Только по тебе очень скучал. А ты скучала?
Анна усмехнулась, но промолчала.
-Знаешь, что… а давай поедем, поужинаем. Мне хочется тебя накормить вкусным ужином, напоить чем-нибудь, разговорить, - начал делиться своими коварными планами Корф. – Ты занята, Аня?
Анна слушала его речи, слегка улыбаясь. А она уже стала смиряться с его наглостью! Вот ведь загадочная человеческая способность – привычка! Или что-то еще?
-Почти закончила. Если подождешь полчаса, то, пожалуйста, используй свое право мужа. Я про ужин. – Уточнила девушка, заметив нахальную ухмылку на лице Владимира.
Он послонялся по квартире, выпил йогурт, сделал несколько звонков.
-Я готова. – Наконец, произнесла Анна, вставая из-за стола и потягивая затекшие плечики.
Владимир встрепенулся.
-Тебе нужно переодеться, - решил он, разглядывая ее бежевые брюки и шелковую кофейного цвета блузу. Давай заедем в магазин, купим тебе что-нибудь сногсшибательное?
Анна решительно покачала головой.
-Никаких магазинов. Если тебя не устраивает мой вид, я никуда не поеду.
-Упрямая маленькая колючка… - он что, это вслух сказал?
Да, сказал, потому что увидел улыбку на нежном личике.
-Хорошо, - взял ее руку и потащил за собой.
Когда Анна сообразила, что он идет в спальню, попыталась освободить свою руку.
-Не дергайся, - строго приказал он. – Хотя… - бросил взгляд на кровать и расцвел в улыбке,- а ты о чем подумала?
Анна, наконец, освободила руку и сердито уселась на пуф возле трюмо.
Владимир раздвинул зеркальные двери ее платяного шкафа и огляделся. Перебрал вешалки с одеждой, почесал подбородок.
-Ань, скучноватое у тебя все какое-то. Давай ревизию сделаем?
Анна рассердилась.
-Меня все устраивает. Если тебя нет, то ты знаешь, где дверь у этой квартиры.
-Не злись. Ты мне нравишься, а вот твои вещи нет. Все слишком строго, бледно.
-Я ничего не буду менять в угоду тебе!- и скрестила руки на груди, воинственно глядя в его глаза.
Но в Корфа уже бес вселился. Он достал из шкафа темно серый брючный костюм и бросил на кровать. Побродил по комнате, открывая ящики комода, трюмо и с ликованием извлек маникюрные ножницы. Присел на кровать и, глядя ей в глаза, начал чикать ножницами по брюкам. Получалось с трудом.
Анна сначала округлила глаза и приоткрыла рот от неожиданности, но после рассмеялась. Подошла к нему, все еще улыбаясь, ласково потрепала волосы на его затылке и произнесла:
-Развлекайся. – И вышла из спальни.
Владимир застыл от нечаянной ласки, надо же, как приятно, а ведь ему никогда не нравилось, когда его волосы трогают женщины. Но тут же вернулся к прерванному занятию. Ткань поддавалась плохо, но он усердно, с отчаянием, кромсал брюки на лоскутки.
Анна скоро вернулась и протянула ему большие портновские ножницы.
-Ими удобнее.
Побежденный бес, поджав хвост, убежал, захватив с собой весь Корфовский задор.
-Прости. – Поднялся и подошел к девушке.
-Ничего. Предлагаю сделку, господин Корф.
-Я весь во внимании.
Анна приблизилась и потянула лацкан его пиджака на себя. Поднялась на носочки и легонько поцеловала его в губы.
-Теперь я могу носить то, что захочу? – и отстранилась.
-Если ты и впредь будешь меня так убеждать - что угодно!
-Вот и славно. Пойдем?

22.
В машине Владимир, поглядывая на притихшую спутницу, спросил:
-Чего молчишь? Давай поговорим.
-Не хочу лишний раз ссориться с тобой.
-К чему же ссориться?
-Хорошо. Поговорим. Ты мне скажешь, наконец, зачем женился?
Корф прикусил язык. Состроил жалобное лицо и попросил:
-Аааня, давай не будем об этом в этот вечер. На меня еще действует твой поцелуй. Не хочется говорить о делах.
-Как мало тебе надо!
-Не много и не мало. Всего лишь ты. - Будничным тоном парировал Владимир, разглядывая ее легкое смущение.
-Зачем?- не унималась Анна.
-Если я тебе сейчас начну рассказывать подробно зачем, то, боюсь, покраснеешь не только ты, но видавший виды Никита.
-С тобой совершенно невозможно разговаривать серьезно!
-В этот вечер, Анечка, никаких серьезных разговоров. Договорились?
Вроде подействовало. Маленькая колючка примирительно затихла.
В ресторане старались не затрагивать неприятную тему их брака. Иногда получалось.
-Аня, йогурта в меню нет…
-Эликсир правды тоже не наливают… ограничимся насущным.
-Насытным…
-Кофе на ночь? Ты сумасшедший, это вредно для сердца, если оно у тебя есть.
-Уже нет. Подарил, знаешь ли, одной маленькой колючке.
-Тогда забери мое, зачем мне два?
-А оно вкусное?
-Если подогреть…
От подобного безумного диалога Владимир чувствовал себя на седьмом небе. Вот оно - счастье. Все так просто.
Если бы не было так сложно. Ложка дегтя мучительно горчила, сверлила мозг и мешала радоваться в полной мере.
Домой вернулись уже за полночь. Выйдя из машины, Корф обнял слегка хмельную Анну за талию. В лифте, улыбаясь, поинтересовался:
-Ты чего так напилась?
Анна, висевшая у него на руке, подняла на него глаза и возмутилась:
-Сам же подливал все время!
-Ты такая забавная, когда выпьешь. Совсем не колючая и беззащитная.
-Это мы еще посмотрим, какая я беззащитная….
Намек был понят в первого раза, не дурак.
Придерживая девушку, он порылся в карманах и открыл двери своими ключами. Анна устало опустилась на скамеечку в прихожей и с наслаждением сняла туфельки на шпильках. Потерла уставшие стопы и философски изрекла:
-И кто придумал эти орудия для пытки женщин? Наверно мужчины…
И прошла в ванную.
Владимир снял пиджак и расстегнул рубашку почти до пояса, расслабленно откинулся на спинку дивана.
-Ты еще здесь? – искренне удивилась Анна, появившись из ванной в забавной, похожей на детскую, пижаме с зайчиками. – Я думала, ты уехал.
-А кто же будет целовать тебя перед сном? Укрывать одеялком? – улыбнулся Владимир.
-Еще колыбельную мне спой или сказку расскажи… - проворчала девушка, отправляясь в спальню.
Он устало поднялся и последовал за ней. Скинул рубашку, подумал и оставил брюки. Прилег рядом с притихшей девушкой поближе и легко поцеловал в носик. Потом еще раз. Анна сморщила его и тихонько чихнула.
Улыбаясь, поправил ее одеяло, и прошептал:
-Спокойной ночи, Аня…

23.
На следующий день Корф решительно ворвался в свой офис, рыкнул Полине вызвать к нему Романова и исчез за дверью своего кабинета.
Дел предстояло очень много. В двух словах объяснил запыхавшемуся Сашке, что решил отделяться от Холдинга, предоставив Анне полные права по контролю пакета ее акций. До оглашения дарственной оставалось меньше недели, и ему хотелось успеть до этого срока. Закипела работа, Сашка взбудоражил весь свой отдел, Корф сидел у телефона, лично обзванивая директоров дочерних предприятий, Полина рассылала телефонограммы и готовила необходимые документы.
Уже в восемь вечера посмотрел на часы и набрал Анну.
-Аня, я сегодня не смогу приехать. И завтра, скорее всего, тоже.
-У тебя что-то случилось?
-Просто много работы,- ответил Владимир, отмечая ее взволнованность.
-У тебя точно все в порядке?
-Да, скоро у нас все будет в порядке.
-Это касается нашего брака?
Малышка как всегда уловила самую суть.
-Не будем говорить об этом по телефону. Я хочу тебе все-все рассказать лично, при встрече. Договорились?
-И тайная завеса падет?
-Угу. Ань?
-Что?
-А ты умеешь прощать?
-А как ты думаешь, если я до сих пор с тобой разговариваю?
-Аааанечка.
-Не расслабляйся. Измену я не прощаю.
Он рассмеялся.
-Маленькая колючка! Подставляй щеку! Буду целовать!
Теперь улыбалась Анна, он чувствовал, что улыбалась, и громко чмокнул в телефон.
На следующий день все почти было готово: документация подготовлена, предприятия были уведомлены о не заключении новых договоров до особых распоряжений. К вечеру Сашка довольно улыбался, подготавливая для Анны всю информацию о Холдинге, и хлопал Корфа по плечу.
-Володя, уверен, ты не пожалеешь о том, что сделал. Ты еще будешь отца благодарить за такой подарок.
-А ты прав! Вот как ему удается? Всегда поражался: вмешается в мою жизнь, я побешусь, а потом оказывается, что он был прав.
-Все отцы такие. Мой тоже. Ведь мой брак с Машей именно он устроил! Буквально: женил. А теперь не знаю, как его благодарить.
-А мне не только отца, а еще, получается, Забалуева благодарить надо.
-Не, этого типа мы благодарить не будем. Лучше за ним присмотреть тщательнее, ведь скоро оглашение, может что-нибудь выкинуть. Я усилил слежку.
-Хорошо.
И отвлекся на звонок мобильного. Анна. Не поверил. Что-то случилось!
-Да, Аня.
-Владимир, это Наташа Репнина. С Анной беда. Нам нужно увидеться как можно скорее.
-Да, конечно. А что с Анной? - язык не слушался: во рту все пересохло.
Сашка вскочил с места.
-При встрече, я за рулем, нельзя терять ни минуты. Как тебя найти?
-Ты в центре? Подъезжай к офису. Дорогу знаешь?
После утвердительного ответа Наташи, нажал селектор:
-Полина, охрану внизу предупреди, чтобы пропустили ко мне Репнину и проводили, чтоб не блуждала.
-Что там? – Романов прошелся по кабинету.
-Не знаю пока, но мне это не нравится.
Через полчаса в кабинет влетела Наталья. Сашка налил ей из графина воды, и она благодарно осушила.
-Все по порядку, - строго предупредил Корф, видя, как девушка не знает, с чего начать.
-В обед мы с Анной поехали к Забалуеву.
Мужчины переглянулись, но не стали перебивать взволнованную рассказчицу.
-Мы хотели узнать правду о твоей женитьбе на Анне. Забалуев ее принял. Там я ждала ее в приемной около полутора часов. Я, правда, выходила в холл поговорить по телефону. Когда уже устала ждать, попросила секретаря Забалуева, чтобы та узнала, долго ли еще они будут беседовать. Секретарь мне сообщила, что Забалуев ушел уже. Я стала звонить Ане, а мобильный оказался в сумке, под столом у Забалуева, когда я ворвалась в пустой кабинет. Меня выставили, но сумку Анны я забрала - ничего не пропало. Кроме хозяйки. Я сначала подумала: разминулись. Поехала в университет, чтобы сумку вернуть, а там о ней уже два дня ничего не слышали. Я поехала в гимназию, там тоже самое! Заехала к ней домой – дома она не была, консьерж сказал. Ее машина на парковке.
Я сразу к тебе.
Владимир с хрустом переломил карандаш в руке.
-Ну, что вы молчите?- повернулась к Корфу,- надо же что-то делать!
Сашка с полувзгляда понял друга и набрал начальника внутренней системы безопасности. В те несколько минут, пока Романов разговаривал, Владимир осознал, как ему стало страшно. Он не просто испугался за Анну, а до боли, до пустоты в голове. «Держись, малышка. Я все переверну, но найду тебя, даже на краю земли. Ты только держись!»
В кабинет вошел высокий молодой парень и начал докладывать:
-Сегодня, в 14.30 люди Забалуева вынесли с черного входа белокурую девушку без сознания и увезли. Наши проследили машину до черты города, но там она оторвалась, заметив слежку.
-Это все?- спросил Романов.
-Да. Забалуев вернулся в Департамент, больше никуда не отлучался.
-Я убью его. – Без эмоций произнес Корф.
Сашка тревожно посмотрел на друга.
-Надо подключать отца. Забалуев давно у него, как кость в горле. - Пролистывая номера телефонов на мобильном, говорил Романов. - Вот теперь тот не отвертится. Вы свободны, - обратился он уже к молодому человеку. - Слежку за Забалуем усилить, здесь уже криминал, поэтому обо всем сразу докладывать.
Наташа опустила голову на руки.
-Это я виновата, – сокрушалась девушка. – Зачем я потащила ее к этому негодяю?!
Владимир посмотрел на нее и вздохнул.
-Нет, Наташа, ты не виновата. Если уж искать виновных, то нужно начинать с меня.
-Так, перестаньте, вы оба! – закричал на них Сашка. – Не хватало тут еще вас реабилитировать. – Потянулся к звонившему мобильному. – Да, пап, звонил. У нас тут такое дело к тебе…

24.
Анна очнулась и долго не могла понять, где находится. Огляделась и вспомнила. Забалуев! Вот мерзавец! Это же его рук дело. В кабинете, пока она обдумывала полученную информацию, тот подошел сзади и закрыл ей лицо чем-то резко пахнущим.
Осмотрела одежду. В порядке. Ничего не болит. Даже очень хорошо себя чувствует, выспалась.
Осторожно, чтобы не шуметь, поднялась с убогой лежанки с голым матрасом. Мебели больше не было. Комнатка была крошечной, сумрачной. Окно забито толстенной фанерой. В темном проеме виднелась еще одна комната. Анна подошла к проему и выглянула – никого. Эта комната была чуть больше, тоже с заколоченным окном. Что-то вроде кухни. Прямо из стены торчал кран, под ним ржавая раковина.
Увидела выключатель. Да будет свет! Слабый, но и на том спасибо. Огляделась еще раз: обшарпанные стены, дверь в туалет. В углу рычал старый холодильник. Открыла: батон колбасы, сыр, консервы с крышкой-клапаном. На холодильнике в пакете хлеб. Рядом несколько бутылок минеральной воды. Так, голодом ее морить не собирались.
Прислушалась к глухим звукам над собой. Она в квартире! Значит, можно шумом привлечь соседей. Но звуки раздавались лишь под потолком, а это значит, что квартира была на первом этаже. Отчаянно рванулась к окну, где должны быть трубы отопления, по которым можно постучать, но трубы были срезаны.
В крошечной прихожей бросилась к входной двери. Та была оббита мягким дерматином и не издала почти никакого звука, когда Анна забарабанила кулачками по ней. Зачем-то дернула ручку. Конечно, заперто! Глупая. Достала из пучка волос шпильку, но обнаружила, что замок с этой стороны двери отсутствует. Наверно, с той стороны навесной.
Снова села на лежак, поджав колени. Нужно ждать.
Есть время подумать о том, что услышала от Забалуева. Он с ехидной улыбочкой сообщил ей много интересного. Оказывается, что скоро она должна стать владелицей компании Корфа, контрольный пакет перейдет к ней по дарственной отца Владимира. Странно, глупо. Понятно теперь, почему сначала Забалуев, потом и Корф захотели на ней жениться. Корф при разводе получает ее пакет, а она деньги по условию брачного договора. Большие деньги.
«Ясно, о каком прощении Владимир говорил при последнем разговоре! Боялся, что не прощу его поступок. Вот глупый! Неужели он до сих пор думает, что эти огромные суммы для меня так важны? Почему сразу не открыл всей правды? Мне его фирма и даром не нужна. А, забыла, кстати, даром. Но не нужна. Он привык общаться с людьми, подобными Забалуеву, вот и повел себя как последний подлец. Испытав на себе его настойчивость, упрямство, понятно, что он хотел вернуть компанию себе любой ценой. Сокрушался, что на месте владелицы оказалась я. Однако, нужно признаться, брак со мной его радовал. Терпел меня, ухаживать пытался. Не отступал.
В последние дни он был занят, что же он опять задумал? Говорил, что решает проблему, связанную с нашим браком. Ох, эти мне тайны его! В печенках! Выберусь отсюда, и разговаривать с ним буду только через детектор лжи! Нет, сначала стукну побольнее. По лицу бить не буду, нет. Это унизительно. Куда бы его ударить? В пах? Нет, это слишком интимно. Еще подумает, что я на что-то намекаю. Подзатыльник? Боюсь, не дотянусь. Куда же?...»
Тревожный сон сморил девушку.

25.
Сколько она уже здесь? Точно более двух суток, а дальше уже время текло как-то странно, и не ощущалось совсем.
«Интересно сколько Забалуев будет меня держать здесь? Что за это время он успеет предпринять? Лишь бы Владимиру не навредил! Если для Корфа важна его компания, то он будет бороться за нее с Забалуевым, как бы чего не вышло из этого плохого».
Вспомнила вдруг то утро, когда проснулась рядом с ним. Долго разглядывала в сумраке раннего утра его спокойное лицо. Подумалось тогда: «И за что мне ТАКОЕ счастье привалило!? За какие грехи? Вот скажи мне, громко сопящий, зачем женился? И что в нем такого… до замирания сердца». Решила встать раньше его, все равно ей скоро уезжать в университет. Осторожно выскользнула из-под одеяла и ушла. С тех пор они уже не виделись.
Отщипнула уже черствый батон хлеба и запила водой. Бездействие убивало.
«О моем исчезновении уже наверняка знают, ищут. Куда же этот пройдоха меня завез?»
Вдруг со стороны дверей послышался слабый шум. Анна прислушалась. Показалось?
Нет. Дверь точно кто-то открывал!
Девушка вскочила. На пороге появился Забалуев с двумя громилами.
-Приветствую, любезная Анна Петровна. А я за вами! - бодро сообщил Андрей Платонович. – Скоро все решится, и вы будете свободны, если будете благоразумны. Поэтому ведите себя хорошо.
Один из парней пристегнул ее руку к своей наручниками. Вывел из квартиры. Анна остановилась на мгновение, зажмурившись от яркого солнечного света. Ее усадили на заднее сидение джипа с плотной тонировкой и двинулись в путь.
Только Анна хотела задать вопрос, Андрей Платонович, повернувшись к ней с переднего сидения, сам прервал молчание.
-Мы едем в офис Корфа. Там вы должны будете подписать кое-какие бумаги. Вот и все. Вы будете свободны.
Дорога из пригорода оказалась довольно долгой. Пришлось даже делать остановку. Девушке принесли бутылочку минеральной воды и фрукты. Охранник даже расстегнул наручники, дав возможность ей спокойно поесть, и больше не пристегивал, только ходил по пятам.
В город они въехали, когда уже темнело. Возле огромного высотного здания их уже ждали. Проводили до лифта, по многочисленным коридорам и, наконец, провели в большой конференц-зал.
За столом сидели несколько человек. Из знакомых ей был только Саша Романов и Корф. Владимир, увидев Анну, вскочил с места и подошел, разглядывая девушку с головы до ног.
-Аня… как ты?
Она сдержанно улыбнулась, подмечая его уставший вид, темные круги под глазами. Не спал, наверно.
-Все в порядке.
-Конечно в порядке, Владимир Иванович! Как я и обещал, волос с головы не упал. – Подал голос Забалуев. – А теперь к делу.
-Андрей Платонович, позвольте мне поговорить с Анной наедине пять минут. Объяснить ситуацию лично.
-Конечно, Владимир Иванович. Только помните о нашем уговоре.
-Будьте спокойны, господин Забалуев. Я все помню. – И взяв Анну за руку, провел в смежную дверь.
За дверью оказался просторный кабинет. Как только дверь закрылась, Корф тут же схватил девушку и крепко прижал к себе.
-Аня, как же я боялся за тебя, Господи!
-Со мной все хорошо.
Владимир немного ослабил хватку, жадно разглядывая ее лицо.
-Аня, ты все знаешь?
-Почти.
-Сегодня оглашение дарственной, - быстро заговорил Владимир. – Тебе перейдет контрольный пакет, но ты должна отказаться от него в пользу Забалуева. Необходимые документы готовы, тебе осталось лишь подписать их.
-А как же ты? Это ведь твоя компания?
-Черт с ней, с компанией! Ты пойми, Забалуев не оставит тебя в покое, пока не получит эти чертовы акции. Мы с Сашкой сделали, что могли, пытаясь возбудить уголовное дело против Забалуева. Мы следили за ним. За твое похищение, ему дадут срок, но малый. Он может откупиться, у него есть очень влиятельный покровитель, скорее всего, они заодно. Подпиши эти бумаги! – Просил он, удерживая ее лицо в своих руках. - Я не переживу, если с тобой что-то случится.
Он снова стиснул ее в объятиях, почти сразу отстранился.
-Ну же, Анечка… С Богом!
И взяв ее за руку, ввел в конференц-зал. Посадил на стул между собой и Романовым. Сашка ободряюще пожал руку Анне, словно говоря, что все идет хорошо.
Какой-то пожилой мужчина поднялся и стал зачитывать дарственную. После оглашения, Анна подписала все документы, которые ей подкладывал собственноручно Забалуев. С торжествующим видом он поблагодарил присутствующих и чинно откланялся.
Корф проводил остальных мужчин и почувствовал, наконец, облегчение, глядя на свою невредимую маленькую колючку.
-Как же ты теперь? Ты ради этих акций пошел на фиктивный брак, а теперь что?
Он подошел ближе к девушке и мягко улыбнулся.
-Поехали домой, Аня, я так устал.

26.
Увидев подходящую к машине Анну, всегда непроницаемое лицо Никиты расцвело в улыбке. Он раскрыл перед ней двери и помог сесть. Владимир сел рядом.
Тут же пересадил ее себе на колени.
-Ты простила меня?
Анна мягко обняла его и уткнулась носиком в его шею.
-Как же ты решился?
-Ты так плохо обо мне думаешь?
-Обещай мне, больше никаких тайн! Слышишь?
-Обещаю. – Клятвенно заверил Владимир, улыбаясь. – Но…
Анна подняла голову и заглянула ему глаза.
-… Может, можно одну, маааленькую тайночку?
Девушка рассмеялась, отрицательно качая головой.
-Ну, хорошо. Ни одной. – И снова вернул голову Анны себе на плечо, поглаживая ее волосы.
-Что же ты теперь будешь делать?
-Займусь своей новой фирмой. – Владимир спохватился. - Ты же не в курсе. Несколько дней назад я отделил свою компанию от твоего Холдинга. Она, конечно, не такая огромная, как у меня была ранее, но с голоду мы с тобой не умрем. Пойдешь ко мне работать?
-Нет.
-Я знал, что ты так ответишь, маленькая колючка. За это и люблю тебя.
Квартира Анны встретила ее ароматом бесчисленных роз, стоявших везде, где только можно.
-Отыгрываешься? Думаешь, мне мусорных пакетов не хватит? – улыбаясь, спросила Анна, почти сразу проходя в ванную.
Владимир, сняв пиджак, устало откинулся на спинку дивана, ослабил, а потом и вовсе снял галстук. Прикрыл глаза…
Открыл их, почувствовав легкое прикосновение к волосам.
-Володя…
Анна села рядом.
-Мммм…. –снова прикрыл глаза от скупой ласки.
-Устал?
Владимир застыл на мгновение от блаженства, но тут же поднялся и схватил Анну на руки.
-Ты знаешь…. Не настолько.
И понес ее в спальню.
Спустя время, засыпая на его плече, Анна услышала безапелляционное:
-Сына назовем Иваном. А свой пучок ты будешь распускать лишь для меня в нашей спальне.
Возражать не было сил, да и не хотелось, и счастливая девушка провалилась в спокойный сон.

Эпилог.
У крыльца большого дома, окруженного великолепными горными пейзажами, их уже ждали: пожилой мужчина и невысокого роста дородная дама. Никита подъехал прямо к крыльцу. Владимир подал руку Анне, помогая ей выбраться из высокого внедорожника и подвел к встречающим.
-Привет, пап. Это моя Аня.
Иван Иванович обнял сына и с удовольствием посмотрел на его жену.
-Здравствуй, Анечка. Вот мы и встретились с тобой. – Со скупой слезой счастья проговорил Иван Иванович, обнимая девушку.
-Я тоже рада встрече.
-А это моя вторая «мама». Глава нашего дома - Варвара.
Женщина, смахивая выступившие слезы, обняла Владимира и посмотрела на округлившийся животик Анны. Прижала пухлые руки к груди, заулыбалась.
-Дождались мы, наконец! Иван Иванович! Господи!
-Второй триместр. Тошнота по утрам уже прошла. Ни в чем ей не отказываю. – Гордо отчитался будущий отец.
-Хоть какая-то от тебя польза. – Обнимая Анну, с улыбкой проговорила Варвара в сторону Владимира.
Иван Иванович радостно похлопал сына по плечу и пригласил всех в дом. Варвара засуетилась с обедом, остальные вышли на лужайку за домом. Анна устроилась на садовых качелях, а мужчины, поглядывая на прикрывшую глаза девушку, тихо переговаривались, сидя в плетеных креслах чуть поодаль. Размеренная речь Ивана Ивановича не тревожила задремавшую Анну.
-А что с Холдингом, Володя?
-Сейчас его рвут на куски. Забалуев проворовался сам у себя. Долгорукие забрали свои доли вовремя.
-Ты не жалеешь?
Владимир бросил счастливый взгляд на Анну.
-Ни одного мига. – Помолчав, спросил.- Так это ты помогал Петру Михайловичу, опекая Анну?
-Я помогал Петру, это правда. Он очень любил Марфу. Но не хотел бросать семью, хоть с Машей у них тогда уже были натянутые отношения, с Андреем расстаться не смог. Марфа сначала не знала, что у Петра была семья, ведь он тогда был в ссоре и не жил с Машей, а когда та сказала, что ждет Лизу, Петр вернулся. А потом узнал: Марфа тоже ждет от него ребенка, и рассказал ей правду о семье. Марфа тут же уехала из города. Мы долго искали ее, пока она сама не вернулась в город уже смертельно больная. Просила меня позаботиться о ребенке. Тогда-то я и определил девочку в спортивную спецшколу, которая существует за счёт моего Фонда. Петр сильно переживал, когда Аня осталась сиротой, совсем одна в этом мире. Хотел забрать ее в свою семью, но Маша слегла с болезнью сердца, новый удар, которым была бы пусть и давняя измена, она бы не пережила. А потом девочка повзрослела, стала самостоятельной. Петр боялся ворваться в ее хрупкий душевный мир своим отцовством, но материально он ее всегда поддерживал, девочка никогда не нуждалась. Выросла не только красавицей, но и умницей.
-Я должен сказать тебе спасибо, отец.
-А ты повзрослел, Володя... Вас ждет много счастливых дней и… ничего иного.

Конец

Форум "Бедная Настя"