Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Игра". Автор - Царапка.

Название: "Игра"
Автор: Царапка
Рейтинг: G
Жанр: мелодрама
Герои: Владимир, Михаил, Анна
Место и время без изменений. Написано ко дню святого Валентина.

Над Петербургом брезжил поздний осенний рассвет. Добропорядочные обыватели, успев подняться и подкрепиться, спешили по делам – кто печь булки, кто строгать доски. Гвардейцы, почитавшие обязанностью давать всем пример славного кутежа, устали притворяться весёлыми и тёрли глаза, не скрывая друг от друга – пора уж и спать. Разгромленный зал трактира представлял собой жалкое зрелище. Остатки роскошного ужина годились только в свиное корыто. Пятна воска на скатертях соседствовали с красными потёками дорогого вина. Часть гостей удалилась с певичками, кто-то сбежал домой, надеясь, что отсутствие стойкости пройдёт незамеченным. На диване похрапывал пожилой капитан.
Только двое молодых офицеров крепились и, порой поглядывая в окно, лениво обменивались репликами, ожидая, когда дневное светило взойдёт полностью и позволит им разойтись с честью.
- Мишель, - обратился к приятелю красивый темноволосый поручик, - Ты вчера усердно тостовал за любовь. Кто она?
- А? – вздрогнул клюющий носом молодой князь Репнин. – Ты о чём?
- Не притворяйся, дружище, я всегда знаю, если тебя угораздит влюбиться.
- Володя, - Михаил вздохнул и не стал спорить. – Для тебя это всё шуточки, а я… даже на нашей глупой пирушки её вспоминаю… - князь с отвращением огляделся. – Подумай сам, как мы живём? Выдаём за доблесть унылые развлечения.
- Тревожный признак, кажется, заболевание достигло серьёзной стадии. – Владимир шутливо коснулся рукой лба приятеля. – Тебе вместо трактира мерещится будуар прелестной княгини?
- Корф, прекрати!
- Так кто она? Признавайся!
- Володя, не знаю…
- Где ты встретил её?
- Вчера, на улице… лошади понесли и чуть не сбили  самую очаровательную девушку, какую я только встречал! Всё произошло так внезапно… Она испугалась, вскрикнула, выронила цветок, а потом улыбнулась… - карие глаза князя подёрнулись дымкой. – Я даже не знаю её имени, я поднял розу, она поблагодарила и исчезла в толпе.
- Мишель… - Владимир поморщился. – Ты влюблён в незнакомку? Это даже для тебя слишком!
- Кто она может быть? – Михаил задумался, не замечая насмешки. – Кажется, провинциалка, выглядела очень растерянной.
- Утешает одно, ты едва ли с ней снова встретишься, если она не из общества.
- Я уверен, это благовоспитанная барышня из хорошей семьи! Она держалась просто, и в то же время изящно, французский – выше всяких похвал.
- Это ничего не значит… - барон нахмурился, задумавшись о своём, тряхнул головой, отгоняя неприятные мысли, и продолжил нарочито шутливо. – Мишель, будем надеяться, ты никогда не встретишь своё видение снова, и тебя не постигнет разочарование.
- Нет! – надежда прогнала сон. – Я мечтаю увидеть её, узнать, кто она, я уверен, такой ангел не может быть недостоин искреннего, серьёзного чувства!
- Искреннего, серьёзного? Мишель, уж не собрался ли ты, Боже упаси, под венец?
- Если я встречу девушку, которую полюблю на всю жизнь, почему бы и нет?
- Ты неисправим! Дружище, но ведь это нелепо, как ты можешь быть уверен, что огонь не погаснет через несколько месяцев, какое там жизнь? Прекрасная девушка после венчания превратиться в одну из надутых, а то и развратных, дам нашего света, и ты вместо желанного счастье получишь тоску и боязнь стать рогоносцем.
- Володя, нельзя же вечно бояться, видеть худшее в каждой встречной!
- Не доверять - верный способ не обмануться.
- Нет ничего хуже – не доверять никому.
- А ты счастливец, Мишель, - барон засмеялся. – Уметь доверять в наше циничное время – редкостный дар.
- И я не променяю его ни на какое благоразумие!
- Но всё-таки не забудь о простейшей предосторожности и избегай красоток на улицах.
- На паркете не меньше опасности попасться в ловушку, – запальчиво возразил князь. – Вспомни ангельский взгляд графини Р., которым она пленила будущего супруга!
- Да… после свадьбы дама оказалась вовсе не ангелом… бедный граф.
- А проделки малышки Кати, о которых не ведает только муж?
Владимир в ответ усмехнулся.
- В свете немало весёлых… а для кого-то печальных историй.
- Так к чему твои предостережения?
- Мишель, ты заделался заправским оратором! Грозишь поколебать все устои нашего общества.
Не выветрившейся хмель нагнал на молодого князя упрямство:
- Всё – игра случая! Родство, приданое, связи я узнаю до свадьбы, но буду ли счастлив с избранницей, встречу её в зале или на мостовой, нельзя предвидеть заранее.
- Остаётся считать приданое – хоть что-то надёжное в этом мире!
- Нет! Где бы я не выбрал невесту, таким расчётам места не будет!
- Романтик, безнадёжный романтик… - Владимир хлопнул друга по плечу. – Говоришь, игра случая? Не хочешь сыграть?
- Сыграть, на что?
Барон взял с подоконника чудом уцелевшую нераспечатанную колоду.
- Разыграем твою судьбу.
- Как?
- Если я выиграю, ты забудешь о незнакомке, проиграю – ты найдёшь её и женишься на ней, кто бы она ни была, лишь бы только порядочная и ответила на твоё чувство.
- Я уверен, она совершенно порядочная! – Михаил насупился. Девушка, виденная мельком, произвела на него сильное впечатление, а едва разговор о ней зашёл как о будущей жене, сомнения, даже шутливые, стали казаться ему абсолютно неуместными.
- Такими вещами не шутят, – стал серьёзнее и молодой барон. – Какой бы женщина не оказалась в браке, уже известным не стоит пренебрегать. Итак? – тонкие пальцы стали небрежно тасовать карты.
- Господа, господа, пари? – проснулся капитан. – Я разниму! – в присутствии свидетеля перевести разговор в шутку не хотел ни один из друзей.
- Ты можешь поддаться, - барон наклонился к самому уху Мишеля.
- Ни за что! – разгорячённый князь не хотел отступать.
Владимир, несмотря на усталость сохранивший относительно ясную голову, старался выиграть и избавить приятеля от нелепого увлечения, но карта шла Михаилу, и вскоре князь объявил победу.
- Осталось только найти твою незнакомку… - протянул Владимир и тихо прибавил: - Заодно и узнать, кто на самом деле из нас проиграл.
---
Вечером того же дня молодые гвардейцы, кое-как выспавшись, доказали друзьям и свету, что пирушка ни мало не истощила их силы. Подтянутые, в идеально сидящих мундирах, князь Репнин и барон Корф вступили в парадную залу особняка графа Потоцкого. Хозяин задал маскарад. Мишель приехал с сестрой, а Владимир – с отцом и его воспитанницей. Для Анны Платоновой, наружностью и манерами не уступавшей барышням, первый выход в свет стал нешуточным испытанием. По воле благодетеля девушка готовилась исполнить романс, но не это заставляло её сердце биться чаще обычного. Атласное платье скрывало позорную тайну – юная красавица была крепостной актрисой. Светлые локоны, уложенные в причёску лучшим куафером столицы, чуть дрожали, выдавая испуг, но Анна выдержала испытание. Нежный голос звучал восхитительно. Исполнительница удостоилась искренних похвал и нешуточного любопытства – гости гадали, в каком родстве красавица состоит со старым бароном, как попала под его опеку и соответствует ли её приданое роскоши туалета.
Настроение Владимира, и без того ниже среднего, испортилось окончательно. Молодого человека возмущал обман, на который решился отец, внушивший себе - блестящее воспитании и красота девушки значат гораздо больше, чем низкое происхождение. Хуже того, поручик и сам порой ощущал действие чар Анны. Когда она пела, молодого человека охватывала тоска, какую, наверное, испытывает странник в пустыне, увидевший оазис-мираж. Хотелось коснуться красавицы, ласково заговорить с ней, вызвать улыбку, но раз за разом гордый аристократ одёргивал себя – это дворовая, недостойная чувств, и вместо нежности девушке доставались колкости и насмешки.

В этот день Анна доставила сыну своего хозяина гораздо больше неприятностей, чем обычно. Окружённая общим восторгом, девушка отошла от рояля, улыбаясь, счастливая своим успехом, беззаботная и верящая в грядущее чудо. Серые глаза сияли, и вскоре барон увидел их пленника. Бедняга Мишель совершенно пропал. Он смотрел на певицу, как на вестницу рая. Владимир с трудом привлёк его внимание:
- Любуешься новой красавицей? Как же твоя незнакомка?
- Что? Ты о чём, Володя?
- Ты забыл наш уговор? Незнакомка, твоя судьба, уже исчезла из памяти? Ты хоть способен узнать её?
- Это она… - тихо ответил Мишель.
- Она… ты… О, Господи! – Владимир был потрясён.
Шуточное пари обернулось серьёзной проблемой. Молодой барон давно дал отцу слово не разглашать тайну происхождения Анны, и теперь растерялся. В пылу спора обоим хватило благоразумия вспомнить об обязательной добродетели будущей княгини Репниной, но о её происхождении не подумал ни тот, ни другой. Казалось само собой разумеющимся, что даже на улице офицер не может увлечься девицей не из хорошей семьи, и что же теперь? Чуть придя в себя, Владимир успокоился – разумеется, о женитьбе на крепостной речь не пойдёт. Но тут же пришлось поморщиться – не будучи посвящён в тайну, Михаил бросится пылко ухаживать, влюбится по самые уши, и Бог весть, какую рану нанесёт ему разочарование.
Поразмыслив, барон пришёл к выводу: самое лучше – заставить Анну не поощрять внимание князя. Угроза разоблачения сделает своё дело. В худшем случае придётся напомнить, кто станет её хозяином после смерти взбалмошного благодетеля. Владимир без промедления исполнил свой план. Несколько тихих слов – и веселье Анны померкло. Девушка всё ещё улыбалась, но искры в глазах потухли, выражение лица изменилось едва заметно – но вместо счастливой феи перед поручиком стояла обычная благовоспитанная девица, прячущая душевные движения за маской хороших манер. Не слушая кольнувшую совесть, Владимир оставил бал, друга, не понявшего, что произошло, отца и красавицу, тайно оплакивавшую поманившее и обманувшее счастье.
---
Барон недооценил упорство Мишеля. Молодой князь с каждым днём влюблялся всё больше. На другой день после бала у графа Потоцкого князь приехал к Корфам выразить почтение Ивану Ивановичу, старинному другу своего отца. Разумеется, это был только предлог – словами обращаясь к барону, Репнин каждым жестом и каждым взглядом давал понять хозяйской воспитаннице: она – истинный предмет восхищения. Корф внимательно наблюдал за Анной и поначалу остался доволен. Девушка помнила своё место и редко поднимала глаза. Но скромность только распалила поручика, уверившегося: выбор судьбы чрезвычайно удачен. Мишель превзошёл сам себя, распинаясь о любви к музыке, уединению и семейном счастье родителей.
Владимир улучил минутку для попытки его образумить:
- Мишель, Анна – воспитанница, ты понимаешь, что это значит?
- Твой отец заботился о её воспитании…
- Она – подкидыш без роду и племени! – поручик покривил душой, схватившись за обычное значение слова "воспитанница", но пришлось поддерживать отцовскую выдумку.
- Володя, это, конечно, только предположения, но разве не ясно – она из хорошей семьи, её несчастье случайно. Со временем всё обнаружится.
- С каким временем? Ты понимаешь хоть, что за всю её жизнь никаких благородных родителей может и не найтись?!
- Володя, - с довольной до глупости физиономией ответил князь. – Мы уговорились совершенно ясно – порядочная девушка, и ответит на моё чувство. Я попрошу руки Анны, как только увижу признаки расположения с её стороны, и будь что будет.
Владимир махнул рукой, но не изменил намерения препятствовать безумному браку. К счастью, о пари Анна не знала, поэтому угрозы разоблачения испугалась.
- Владимир, я помню, что не пара для князя. Я… постараюсь не поощрять его.
---
Несколько дней ничего не происходило. Спокойная вежливость девушки могла расхолодить любого поклонника, но не романтика Мишеля, грезившего своим сокровищем. Некоторую заминку вызвали слова Ивана Ивановича:
- Анна может украсить сцену Императорского театра, не правда ли?
Князь оторопел:
- Вы готовите вашу воспитанницу в актрисы? – впервые на его добродушном лице читалось сомнение.
Старый барон не заметил конфуза и заговорил о другом, но лицо Анны застыло. Бог знает какими путями, до неё дошли сведения, что карьера актрисы усыпана не только розами, и выбравших эту профессию женщин отделят от общества стена презрения, мало смягчённая снисходительностью для лучших. Мишель заметил неловкость девушки и успокоился, сочтя слова старика шуткой, но Владимир решил воспользоваться случаем сделать условия пари невыполнимыми.
Вечером, когда гость уехал, поручик заговорил с Анной:
- Что отец имел в виду, вспомнив о театре?
- Я готовлюсь к прослушиванию у князя Оболенского, - девушка сжалась, устроившись в углу дивана.
- Так вот оно что… вот зачем тебя привезли, - протянул Владимир.
Казалось бы, нужно радоваться такому простому решению проблем Репнина, но на сердце у него повисла свинцовая гиря.
- Ты станешь актрисой… - перед глазами возник вихрь разбитных дамочек, ублаживших благородную публику не только со сцены. Почему-то стало горько от мыслей, что в одну из них превратится сидящая рядом белокурая девушка, поникшая в безысходном несчастье.
- Может быть, меня не возьмут… Если князь останется недоволен моим пением… Иван Иванович рассердится, но простит меня, как Вы думаете? – Анна с надежной подняла глаза на сидящего рядом поручика.
Барон перевёл дыхание и заставил себя возразить:
- Может быть, так было бы лучше для всех… Что тебя ждёт в поместье?
- Но актрисы, они… - в каждой чёрточке красивого личика читался страх. – О них говорят… что они – дурные женщины.
Слегка покачав головой, поручик вынужден был согласиться:
- Да… профессия не из почтенных. Хотя некоторые ведут себя скромнее прочих, и даже дам, слывущих порядочными.
- Как это? – от удивления испуг Анны убавился.
- Актриса может выбрать себе одного покровителя и быть верна ему. Такие связи длятся годами.
Девушка покраснела, очевидно представив князя Репнина в роли своего покровителя. Чуть наклонив голову, она немного подумала, и вдруг глаза расширились:
- Дядюшка… я не понимала, дядюшка намекал мне!
- Что?
- Что я не должна смущаться вниманием князя, хотя он и не может жениться на мне, что его доброе отношение пригодится потом… когда я начну выступать! Господи… - Анна схватилась за щёки. - Какой стыд…
- Ты не пойдёшь ведь на это, Аня? – не зная почему, Владимир ужасно обрадовался.
- Я… наверное, так было бы лучше… - сдавленно ответила девушка, потом плечи её задрожали. – Я не смогу. Лучше никогда не увижу его, - не в силах дальше сдержаться, несостоявшаяся актриса горько заплакала.
- Аня… - забота о друге ушла прочь, оставив желание утешить красавицу, но последние слова принесли боль. – Ты любишь его? Скажи, ты любишь Мишеля?
- Я… - полные слёз слова смотрели на Владимира, но ответа он не дождался.
- Это нелепо, немыслимо, ты его знаешь не больше месяца, ты вовсе не знаешь его! – загремел его голос.
- Я всю жизнь ждала его, ждала такого, как он! – с вызовом ответила Анна.
- Нелепо… ты не можешь не понимать это! Влюбиться в выдуманный идеал! Наконец, просто глупо!
- Глупо? – тонкий голос сорвался, и Анна вскочила, заставив барона подняться. – Глупо влюбиться в любезного, галантного кавалера, а кого благоразумно любить? Жестокого, напыщенного мальчишку, не упускающего случая указать дворовой девке её настоящее место? Отравляющего любую удачу, хвастающегося успехами среди женщин, грозящего разоблачением, поркой так часто, что я устала бояться?
По бледным щекам текли слёзы.
- Вы соревновались в колкостях сами с собой, унижали меня перед прислугой, смеялись над всем, что приносило мне радость, любить вас – вот подлинное безумие…
- Анечка, ты меня любишь? – лицо барона расплылось в улыбке ещё более глупой, чем у Мишеля.
- Нет! – выкрикнула девушка из последних сил. – Я ненавижу вас, ненавижу, буду ненавидеть всегда…
Владимир не слушал её, обнимая, целуя, шепча:
- Ты любишь меня, моя золотая, хорошая, глупенькая…
- Нет, нет… - Анна вырывалась, колотила кулачками по широкой груди барона, а потом успокоилась на его коленях, убаюканная поцелуями.
- Всё будет хорошо, никому тебя не отдам, дорогая… ты не пойдёшь ни на сцену, ни за Мишеля. Скажи теперь по-настоящему, ты меня любишь?
Девушка оторвала голову от его плеча и шепнула:
- Да… - сначала чуть слышно, потом громче, сильнее: - Я люблю тебя… Я тебя обожаю, ты мне снишься, я не могу без тебя жить, даже когда ты ругаешь меня… - потом вдруг отпрянула и с испугом спросила: - Что же мы будем делать с этим?
- Не бойся, ничего не надо бояться, ты меня любишь… с этим козырем я выиграю любую игру.

КОНЕЦ

Форум "Бедная Настя"