Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Черноглазый бастард". Автор - Alkor.

Название: "Черноглазый бастард"
Автор: Alkor
Рейтинг: G
Жанр: зарисовка
Герои: Анна, Александр, Таисия
Время и место действия без изменения.


В Двугорском мало что происходило. Тихая, размеренная, деревенская жизнь порой не баловала разнообразием, и люди развлекались слухами. Поэтому появление в доме Корфов черноглазой малышки было встречено с большим энтузиазмом. Происхождение юной Таисии было более чем туманным. Черноглазая, с кучерявыми тёмными волосами, она не была похожа ни на кого, и росла с детьми Корфа, как родная. С годами на девочку, похожей на маленькую цыганочку, живущую в баронском доме, перестали обращать внимания. Она просто вписалась. Училась грамматике, французскому, танцевать, играла с соседскими детьми. Вопрос о её происхождении всё ещё всплывал, но было уже не так интересно. И всё же… откуда она взялась?
- Таисия! Ну что за ребёнок… - Варвара высматривала малышку, уперев руки в бока. – Чистый мальчишка…
- Варя! – Баронесса Корфа не могла обойтись без своей любимой кухарки. – Что с ужином?
- Всё будет, Аннушка, не волнуйся. Таечка чистый сорванец… Разве ж престало девочке носиться с мальчишками и лазить по деревьям? Нет бы прилежно заниматься, и в куклы играть, как ты в её возрасте…
- У неё кровь горячая. – Улыбнулась Анна. Уж она-то знала, чья безумная кровь кипит в этом ребёнке. Владимир всё рассказал ей, когда принёс девочку в их городской дом. Баронесса не стала возражать. Девочку окрестили, дали имя Таисия, а её родной отец инкогнито присутствовал на крестинах. Вот как раз подъезжала его коляска. Александр приезжал к дочери так часто, как только мог. Но скрывать бастарда было не так просто, хотя цесаревич очень старался. Анна никогда не поднимала эту тему, но была уверена, что Мари всё знает. И император знал. Не мог не знать. Он всегда всё знал. - Добро пожаловать, Александр Николаевич.
- Анна. – Цесаревич приветливо поклонился баронессе и стал искать глазами чернокудрое торнадо. Таисия налетала как ураган, практически снося с ног. И чем старше она становилась, тем больше была похожа на мать. Рада страстно любила жизнь, наслаждаясь каждой минутой. Александр страстно любил её до сих пор, хотя прекрасной цыганки не было в живых уже несколько лет. Этот роман длился не так долго, но оставил след на всю жизнь. И этот самый след нёсся со всех ног, перепрыгивая через лужи.
- Александр! - Хуже всего, Таисия, считала его только добрым другом приёмных родителей. Тем, кто приезжает, дарит подарки, смешит, играет, и уезжает. У него был удачный брак, законные дети, но, глядя в эти чёрные глаза, он прекрасно понимал, что в их глазах никогда не будет такого наивного блеска и восхищения этим миром не будет никогда. И да, ему было стыдно. Перед женой, которую он любил. Перед Таисией, которая никогда не сядет за один стол со своими братьями и сёстрами. Ему было стыдно, он боялся, что отец узнает. И что он сделает, когда узнает. И не мог бы найти для Таисии родителей лучше, чем Корфы.
- Здравствуй, малышка.
Вот сейчас, когда это солнышко тряхнуло волосами, сердце Александра сжалось. Рада была такой живой и непосредственной… Любила, ненавидела, плакала, смеялась – всё от души. Рядом с ней цесаревич чувствовал себя живым. Вдали от двора, от придворных лицемеров, от интриг… В её кибитке он наслаждался жизнью, забывал обо всём, и просто тонул в любви. И не было хуже того момента, когда он был вынужден прекратить эти встречи. Александр думал о Раде, когда просыпался и засыпал. Когда работал с бумагами, проводил время с семьёй, учтиво улыбался на торжественных приёмах. Тогда он не знал о дочери. И не узнал бы, не пришли Репнин ему записку. Меньше чем через четверть часа цесаревич был в седле и мчался в Двугорское. Цыганка встретила его в сторожке, со спящим комочком на руках. Её взгляд обжигал так же, как в самую первую встречу. Чувства, которые он старательно давил все эти месяцы, обрушились на него, буквально свалив с ног. Она молчала и просто смотрела. А цесаревич сел рядом, боясь даже коснуться своей дочери. У него не было такого чувства ни к одному из своих детей. Тогда он даже не смог взять девочку на руки. А спустя несколько дней Рады не стало. Александр потратил ни один год, пытаясь узнать, что тогда произошло. Просто её тело нашли в лесу, недалеко от табора, без всяких следов. Таисию забрали Корфы. И с тех пор цесаревич навещал её при каждой возможности и не переставал искать виновных в смерти её матери.
- Матушка… - Таисия смотрела вслед отъезжающему экипажу.
- Что, милая? – Анна любила девочку не меньше, чем своих собственных детей. Она станет настоящей красавицей. Гордой, огненной и вольной. Жаль только, она не сможет выйти в свет, и блеснуть так, как позволяла её красота. Не смотря на экзотическую внешность, её походка, стать… в ней сложно было не распознать дворянской крови. А когда она станет старше… Романовская кровь будет на ней буквально написана.
- Как вы думаете, когда Александр станет императором, он признается, что мой отец?
- Давно ты знаешь?
- Я слышала ваш с папой разговор.
- Я не знаю, что сказать, милая. – Анна обняла дочь и дала себе зарок серьёзно поговорить с Владимиром. Нужно было что-то делать. Таисия ещё так мала, а на неё уже столько свалилось. Приёмная семья, отец, который не может её признать, мама, которой она не знала. Никто не знал, что случилось с Радой. Хотя дело было явно нечисто. Как и то, что табор ушёл на следующий же день. Цыгане явно что-то знали, но надёжно хранили свои секреты. И вот, семилетняя девочка, осталась сиротой из-за чьих-то тайн. Баронесса никогда не говорила этого вслух, но была практически уверена, что Рада погибла из-за того, что Александр любил её. Это более чем в духе тринадцатого отделения. Но ребёнок не будет страдать из-за этого. Никогда. – Таисия, ты не хочешь съездить в Италию, к тёте Соне?
- Александр не позволит вам меня увести, матушка. Ведь он мой отец и наследник престола.
- Мы это уладим, милая.
Соня жила в Италии уже десять лет, стала известной художницей, вышла замуж и владела своей студией. Детей своих не имела, обожала своих племянников, и как курица с яйцом носилась с Таисией. И Александр поймёт, что для его дочери так будет лучше.


Таисия вернулась в Двугорское взрослой семнадцатилетней девушкой, чья красота взбудоражила весь уезд. Лёгкий, весёлый нрав, ехидный блеск чёрных глаз, блестящая волна чёрных волос, бросили к её ногам юного князя Долгорукого. Гордый взгляд, царская осанка, внутренний огонь…
Девушка прошлась изящными туфельками по сердцам деревенских кавалеров, держась как истинная Романова. Её итальянский акцент мужчин с ума сводил. Девушка не зря провела в Италии десять лет. Старательно училась, развивалась, взрослела… Вернулась домой с блестящим образованием, которым не могли похвастаться и столичные барышни. Барон Корф пророчил приёмной дочери удачный брак. Александр собирался заботиться о её благополучии. И всё бы устроилось удачно, если бы в Двугорское не вернулся цыганский табор. Таисия впервые услышала их песни, прогуливаясь со своими кавалерами. И с тех пор девушке не было покоя. Она всё время об этом думала, возвращаясь в табор, послушать эти голоса. Просто сидела у костра и наслаждалась этим миром, который её так притягивал. Ржание лошадей, песни, словно проникающие в сердце, кибитки… В людях, которые жили в постоянном движении. Свобода… Ни от кого не зависеть… Не ощущать, как над головой постоянно висит дамоклов меч тайны твоего рождения… Этикет, танцы, французские романы… Слушать светский трёп, с потугами на оригинальность… И выйти замуж за того, кого выберет приёмный отец. Или родной отец, который никогда не признает её существования. Свобода… Волшебное слово – свобода. И пахнет оно таборным костром. И в одно зимнее утро Анна нашла в комнате дочери прощальную записку. Таисия исчезла из уезда вместе с табором, даже следов не осталось…

Форум "Бедная Настя"